Переселенцы: уехать или вернуться из-за любви

Истории даугавпилчан Антона Шпакова и Марины Петровой схожи в том, что для обоих на первом месте – чувства. Антон вернулся в Даугавпилс из-за любви, а Марина, наоборот, уехала.

«В Англии ты всегда будешь foreigner», — Антон Шпаков, проживший в Великобритании пять лет

Антон Шпаков (36 лет) вернулся в Даугавпилс в 2010 году после пяти лет жизни в Великобритании.  «Я думаю, если бы я не уехал, возможно, я бы стал гопником или подсел на какие-нибудь наркотики. Всякое могло произойти. Остаться в Латвии и зарабатывать 100 латов в месяц, работая продавцом-консультантом (да простят меня представители данной профессии) – это был тупик. Меня вырвали из этой среды, и я стал карабкаться», — так Антон оценивает опыт заграничной жизни.

Мечта о жёлтом Мицубиси

В 20 лет Антон Шпаков уехал из Даугавпилса в Великобританию. На тот момент, получив среднее профессиональное образование в сфере IT, он работал продавцом-консультантом. «Тогда минимальная зарплата была 80 латов. Я получал 100 латов с учётом бонусов за продажи. В целом денег не хватало. Тем более, я был молод. Хотелось купить жёлтый Мицубиси», — улыбаясь, вспоминает Антон. Это было время, когда за границу уехало много его друзей и знакомых. Причем, на слуху была только одна страна – Великобритания. Агентства по трудоустройству тоже отправляли преимущественно в Англию. «Я насмотрелся на всё это, и тоже – в бой».

Домой с 15 фунтами в кармане

Первый раз Антон в поисках работы обратился за помощью в агентство. «Мы приехали в Англию, а работы нет. А нас 17 человек в трёхкомнатном доме. Стали сами искать работу – звонили знакомым, в агентство. В итоге я устроился на фабрику на упаковку курицы, заплатив человеку за трудоустройство 80 фунтов», — рассказывает Антон. Работа на фабрике напоминала рабовладельческий строй. «К нам домой приезжали злые большие смуглые бородатые дядьки и говорили: «На работу!». Я — им: «Я сегодня уже отработал». А в ответ: «Нас не волнует. А не то зарежем»», — рассказывает Антон. Платили мало — 3,5 фунта в час. Очень быстро Антон сбежал с такой работы. Затем он недолго поработал на упаковке яблок и спустя три месяца вернулся домой с 15 фунтами в кармане. 

В Даугавпилсе Антон снова устроился на работу в магазин бытовой техники. Планов уезжать не было, пока не позвонил друг, предложив работу в отеле. Через несколько дней Антон улетел в Великобританию.

Рисунок: Настя Гавриленко

От уборщика до IT-инженера

Отель находился в городе Плимут на территории заповедника. Два месяца Антон занимался уборкой комнат. Затем ему предложили стать официантом. Он согласился. «В школе я учил немецкий язык. Кое-что на английском знал из компьютерных игр. Меня отправили в ресторан и сказали: «Иди к столу, принимай заказы. Вот тебе меню». Я встал в угол и говорю: «Я не пойду, я не понимаю, что они говорят». Меня силком, силком, силком. Два-три месяца меня силком туда бросали и в итоге научился. Выбора не было», — вспоминает Антон.

Имея бесплатное жилье и трёхразовое питание при отеле, Антон позволял себе тратить зарплату на хорошую одежду, развлечения, машину. Возвращаться в Даугавпилс мужчина на планировал.  

Вскоре Антон пошёл учиться. Сначала за компанию с другом он прослушал обучающий курс по бизнес администрации. «Как-то в газете я увидел, сколько в Англии зарабатывают IT инженеры – 40 000 фунтов в год. Я загорелся, подал документы в вуз и получил высшее образование», — говорит о своём следующем шаге Антон. После окончания вуза и получения необходимых сертификатов он планировал сменить работу. Антон проходил собеседование на должность IT-специалиста в школе, когда неожиданно уехал в Латвию.

Видео и монтаж: Евгений Ратков

О радости возвращения и минутах отчаянья 

«В какой-то момент я перестал понимать, зачем мне нужно стремиться к чему-то. Семьи и друзей рядом не было. Я зарабатывал, мог себе позволить что-то купить, но в целом обстановка для меня была странной, не своей, не как дома», — делится переживаниями Антон, жизнь которого замкнулась между работой и учёбой.

«В Англии ты всегда будешь foreigner (пер. с англ — иностранец). Там очень часто можно услышать – f***ing foreigner. Это может звучать и в шутку, и всерьёз. И ты понимаешь, что ты там всегда будешь никем», — говорит мужчина, проживший в Великобритании пять лет.

В Даугавпилсе у Антона была девушка. И выбирая между стабильном заработком и отношениями, Антон выбрал второе.

Несмотря на то, что по возвращению отношения с девушкой не сложились, мужчина остался в Даугавпилсе. Он искал работу: «Я ходил по городу и оставлял свои CV».  В итоге устроился программистом на швейную фабрику. 

«Мне всё было в радость. Я знал, что это дом, семья. Я знал, зачем я вернулся», — вспоминает Антон свои ощущения в родном городе. Однако без отчаянья не обошлось. «Я получил зарплату — что-то около минималки. И она у меня моментально ушла. Тогда я упёрся головой в холодильник и стал думать – что делать. Позвонил в Англию на предыдущие место работы, меня позвали обратно». Но через три дня Антону предложили работу в телекоммуникационной компании, и он остался в родном городе. 

О латвийской жизни с европейскими ценами

Своей нынешней работой в Даугавпилсе Антон доволен. «Я как-то в беседе сказал: «Чего вы переживаете? Нормально мы живём. Холодильник дома открываем, а он полный». А мне в ответ: «Но это, может быть, ты и твоя семья»». 

По наблюдениям Антона, латвийцы научились жить в имеющихся условиях: «Сэкономят, съездят в литовский Lidl, купят что-то подешевле». 

«Меня всё устраивает, потому что я вижу перспективу для себя. На происходящее в стране я не смотрю. Я полагаюсь только на себя. От государства помощи не жду. Думаю, наоборот, оно будет ставить всё новые преграды (например, повышение налогов)», — размышляет Антон. За границу теперь он поедет только в двух случаях – либо как приглашённый специалист по контракту, либо, если срочно понадобятся деньги. 

— Как вы считаете, что должна предпринять страна, чтобы соотечественники стали возвращаться?

— В первую очередь, чтобы зарплаты и цены в магазинах были бы такие же, как в Англии. Тогда у людей не будет смысла там находиться. А может и будет… Ведь в Англии бесплатная медицина, социальная защищённость. Если это будет сопоставимо с другими странами… Не знаю, насколько это возможно в текущей ситуации. 

Недавно вёз в аэропорт немца. Он живёт на юге в Германии. И он мне говорит: «Цены у вас в магазинах такие же, как у нас. Почему кофе у вас стоит два евро? У нас он стоит 1,5 евро!». А зарплата у них сами понимаете, насколько выше, чем у нас. Даже немец с его зарплатой удивляется, спрашивая – как мы тут живём? 

 «Я никогда бы не отказалась от гражданства, если бы Латвия с Россией поддерживали двойное гражданство», — Марина Петрова, уехавшая из Даугавпилса 13 лет назад

Марина Петрова (34 года) уехала из Даугавпилса в 2006 году. «Когда я подавала документы в Даугавпилсский университет, я уже понимала, что свою жизнь свяжу с Россией», — начинает свой рассказ Марина. После окончания гуманитарного факультета она сразу же уехала в Санкт-Петербург.

Рисунок: Настя Гавриленко

О переезде

Марине было несложно решиться на переезд. «Была поддержка любящего человека», — объясняет она. Пара познакомилась, когда Марина закончила среднюю школу. Летом она поехала на экскурсию в Санкт-Петербург, где родственники и познакомили девушку, как оказалось, с будущим мужем.

На тот момент Марина уже подала документы в вуз, поэтому решила остаться в Даугавпилсе: «Если бы я поехала туда учиться, наверное, это потребовало бы финансовых затрат, потому что я тогда была гражданкой Латвии. И, наверное, были бы другие трудности. Поэтому мы решили действовать поэтапно – отучиться в Даугавпилсе, потом подать документы на оформление гражданства России, потом уже планировать детей и так далее», — делится Марина.

О смене гражданства

До получения гражданства Российской Федерации Марина работала по трудовому договору с иностранным гражданином. На получение гражданства России у неё ушло почти полтора года. Как вспоминает Марина, сложнее было получить разрешение на временное проживание, само же оформление гражданства прошло быстрее. «Я никогда бы не отказалось от гражданства Латвии, если бы Латвия с Россией поддерживали двойное гражданство. Но, поскольку я планировала жить в России, соответственно лучше иметь гражданство того государства, в котором ты проживаешь, чтобы иметь социальные гарантии», —  заключила она.

Видео: Евгений Ратков, Настя Гавриленко. Монтаж: Евгений Ратков

 «Даугавпилс – европеизированный город»

Марина приезжает в родной город в среднем три раза в год, чтобы навестить родителей и показать внучку. «Я вижу большое количество строительных работ в городе: ремонтируются дороги, фасады зданий, прокладываются трамвайные пути, строится виадук через железную дорогу – много позитивных и нужных изменений», — говорит Марина.

«Даугавпилс стал европеизированным городом. Режим работы многих заведений мне странен — с 10 до 17, с 10 до 16. И вечером народа на улице уже маловато. У нас (в Санкт-Петербурге) жизнь кипит до 10 часов вечера точно», — сравнивает Марина. А не хватает Марине в Санкт-Петербурге латвийской природы – озёр, лесов, нетронутой зелени.

22 244 горожанина по официальным данным Центрального статистического управления уехали из Даугавпилса за последние 20 лет. С учётом смертности и рождаемости, население города сократилось с 116 460 человек (1999 год) до 82 604 (2019 год). Можно ли избежать постепенного опустения города? Какие события подтолкнули горожан к эмиграции? И вернутся ли уехавшие назад? Что об этом думают демографы, экономисты, социологи, чиновники и, конечно, сами даугавпилчане – уехавшие и вернувшиеся. Об этом проект «Переселенцы».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Article 2

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о