Арина Петрова, 25 лет. Уехала из Даугавпилса 13 лет назад, закончив шестой класс, – вместе с родителями переехала жить в Копенгаген. Сегодня Арина делает тайское мороженое, присматривает за маленькой Катей и хочет стать детским психологом.

«Мне не было страшно…»

«Да, мне не было страшно, мои родители много лет уезжали за границу на заработки, и я знала, что однажды мы уедем все вместе. Мама ездила в Англию, папа в Данию, они постоянно менялись», — вспоминает Арина. Было и такое, что папа и мама девочки уехали вдвоем, тогда двенадцатилетняя Арина жила у родительских друзей. В их семье тоже есть дочка, и Арина чувствовала себя хорошо. «Эти полгода прошли очень весело, и я подумала – почему мама и папа так быстро вернулись?».

«Ух ты, я еду в другую страну!»

Пришло время переезда. Папа Арины работал в Копенгагене уже много лет, работал на производстве паркетного полотна, и уже подготовил место для своей семьи. Арине осталось собрать свой багаж. «Ух ты, я еду в другую страну! — радовалась Арина. — Я взяла с собой пару любимых игрушек, а остальное мы отдали в детский дом. Было странно расставаться с игрушками, они же мои! Но отдавать оказалось приятно. А ещё приятно было думать о переезде, ведь меня ждало приключение».

Родители приготовили девочку к мысли о далеком путешествии и она совсем не боялась. Арина была в предвкушении знакомства с новым миром. Даугавпилс казался таким огромным. Что может быть больше? «С мамой мы договорились так – если нам там будет плохо, мы возвращаемся!», — рассказывает Арина. Хотя сейчас признаётся, что не уверена, был ли этот договор правдой.

Новая школа — новая жизнь

В Скандинавии было лето, Арина гуляла, изучала, восхищалась. Пришло время пойти в новую школу. Девочку направили в специальный класс для иностранцев, где интенсивно изучают местный язык.

«В группе было 12 человек, все из разных стран. У меня появились друзья из России, Исландии, Гренландии, Японии и Кубы, а лучшим другом стал тайский мальчик. Воспитатели не разрешали нам общаться на своих языках, с нами говорили только на датском. Самое сложное в датском языке, это понять где начинается и где заканчивается слово. Все фразы какие-то нечеткие и размытые, — рассказывает Арина. – Каждый день я ехала в автобусе и боялась, что со мной кто-то заговорит. Я же ничего не пойму. Было тяжело, но мой новый друг жил в Дании дольше чем я и много помогал».

Самые сложные годы

«Через полтора года я попала в обычную школу и тогда мне разонравилась Дания. Одноклассники меня не приняли. Даже сегодня датчане не стали для меня близкими приятелями, они такие … друзья для кофе», — делится Арина. Для Арины это были одинокие и, как она говорит, «слезные годы».

Несмотря на отношение группы, Арина не сдавалась и продолжала стараться. «В школе бывают два типа оценок: устные и письменные. По письменной части у меня были хорошие баллы, а вот по устной не очень», — вспоминает Арина. Арина не решалась разговаривать на датском. Из-за отношения других учеников, девочка не чувствовала себя уверенно. «Обычно после того, как кто-то поднял руку и все рассказал, приходила мысль – я же это знала и тоже могла сказать», — делится Арина. В Дании не вызывают к доске, как это принято у нас. Учитель задает вопрос, а ученики вызываются сами, если не поднять руку, то он не спросит, но и оценка будет плохой.

В Латвии учитель — авторитет, а в Дании – друг

Через два сложных года Арина пошла в гимназию. «Было очень круто! Появились те самые «друзья для кофе», — говорит Арина. – Я помню, что в Даугавпилсе в школе нужно было много учить наизусть и много читать. В Дании нас учили более неформально. Если темой было средневековье, мы шли в музей, смотрели фильмы и играли в тематические игры. Нам показывали предмет со всех возможных сторон. Преподаватели в Дании тоже другие. У нас учитель — это авторитет, которого уважают, а в Дании он — друг. К педагогу всегда можно прийти за помощью и советом. На уроках разрешают кушать, а если мы смотрим какой-то фильм, то для удобства можно положить ноги на стол. Все ведут себя свободно, главное никому не мешать».

Арина Петрова
“В Дании есть такая весёлая традиция — посвящение в студентов колледжа
(это как в 10-12 класс а Латвии). Мы собирались в парке и нас, тех, кого поймают, разрисовывали маркерами старшеклассники” — рассказывает Арина.

Грузовик и смелые родители

Во время экзаменов гимназисты — выпускники носят специальные шапки определенных цветов. У каждой гимназии своя специализация и свой цвет. Так гимназисты отличают друг друга, а взрослые отличают их от прочей молодежи. «У меня был выпускной. Единственное, что похоже на Латвию, это бал в платьях, все остальное — нет. После бала мы все залезли в кузов большого грузовика и поехали от одного дома к другому, где нас встречали и поздравляли родители. Самые смелые из них взяли на себя роль хозяев, там грузовик окончательно высадил всех выпускников. Там и началась настоящая вечеринка», — рассказывает Арина.

Арина Петрова
“Это бал перед окончанием колледжа. Мой класс. Я в чёрно-белом платье” — рассказывает Арина.

Датчанка с какого-то острова

Сегодня Арина счастлива, у неё появились приятели и парень из Эстонии. С коренными датчанами по-настоящему сблизиться так и не удалось. «Зная только английский язык, будут видимые ограничения. Это маленькая страна, и здесь есть деление на своих и чужих. К чужим отношение другое. Я знаю язык в совершенстве, и местные думают, что я датчанка с какого-то острова, а когда я признаюсь, что я — русская, очень удивляются, — рассказывает Арина – Есть очень приветливые и добрые датчане, но они — не мы, они совсем другие. На поверхности — открытые и приветливые, всегда улыбаются, но близко к себе не подпускают. Наблюдая, как датчане общаются между собой, кажется, что всё хорошо, а когда я начинаю говорить с ними, чувствую — что-то не то. Я бы сказала, что они — бедные на чувства. В основном мои друзья -русскоговорящие, мы находим друг друга через социальные сети. Есть и общая коммуна, я там побывала, но мне не понравилось».

Арина Петрова
“Я хорошо знаю датский язык, и местные думают, что я датчанка с какого-то острова, а когда я признаюсь, что я — русская, очень удивляются” — рассказывает Арина.

Бесплатный университет и тайское мороженое

После Гимназии Арина поступила в университет. Образование в Дании бесплатное, студенты получают стипендию и разные льготы. «Стипендия в университете хорошая – 6000 крон (около 800 евро). Ещё можно подрабатывать определенное количество часов в неделю и получать зарплату. По этой программе я полгода работала в ресторане», — делится Арина.

Арина закончила университет — курс сервисного менеджмента, но поняла, что хочет заниматься другим. «Мой парень с товарищами открыл тайское кафе, где делают тайское мороженое, сейчас я в нём и работаю. Стою за кассой, тружусь на кухне и организую разные мероприятия. Финансово я чувствую себя очень комфортно, хватает на всё» — рассказывает Арина. Минимальная зарплата в столице это 15000 датских крон, примерно 2000 евро. Если сравнивать цены, то, например, молоко в Дании стоит 15 крон, это около 2 евро, а шоколадка 25 крон — около 3 евро.

Мама, папа и коммунальные квартиры

Папа Арины так и работает на прежнем месте. А вот маме пришлось потрудиться. Как и маленькая дочка, мама ходила в школу изучения датского языка, но только для взрослых. Местное правительство поддерживает тех, кто хочет выучить язык, поэтому платить за такую школу не нужно. Вскоре маме Арины удалось получить ответственную должность в сети отелей Хилтон. Она проработала там довольно долго, но сейчас трудится на другом месте. «Родители уже давно купили собственный дом и живут в десяти минутах езды от меня. А я живу со своим парнем в отдельной квартире. Такое жилье выделяет коммуна города тем, кто пока ещё не может купить собственную жилплощадь. Там мы платим только за коммунальные услуги. Всё очень удобно и выгодно», — рассказывает Арина.

Копенгаген стал домом

«В Латвию я уже не вернусь. Побыв неделю в Даугавпилсе, мне хочется домой, в Копен. Ностальгия была ещё лет пять назад, пока здесь, в Дании, всё не наладилось и не устроилось. Сейчас тут все хорошо, Копенгаген — это мой дом, — признается Арина. – Я бы уже не смогла жить в Латвии. Я привыкла к свободе, тут можно делать всё, что захочешь, главное — не мешать другим. Можно выйти в магазин в домашней одежде, и никто не подумает плохого».

В Даугавпилсе у Арины остались только бабушки, все дяди и тети тоже уехали за границу. «Я приезжаю в Латвию примерно раз в год, чтобы навестить бабушек. Ещё есть одноклассники, у них семьи и своя жизнь, кто-то из них тоже уехал за границу, в Голландию или Англию. В Данию не переехал никто, жаль».

Побывав за границей, Арина оценила реальные масштабы мира и родного города. «Даугавпилс маленький, не такой, каким казался в детстве. А ещё я поняла, что он очень красивый».

Про детей, мечту Арины и совет родителям

«Делать тайское мороженное — это не мечта всей моей жизни. Я хочу быть детским психологом. Я очень люблю детей, и вижу, что они отвечают мне тем же. Мне легко находить с ними общий язык. Поэтому я ищу работу в детском саду. А пока в свободное время я подрабатываю в русскоязычной семье — присматриваю за маленькой Катей. Мама Кати из России, а папа – датчанин, но говорит по-русски. Там мне платят – 100 крон (13 евро) в час. А родителям, которые хотят увезти детей за границу, я хочу сказать, что не все дети с этим могут справиться. Мне было очень тяжело, но сейчас я счастлива», — делится Арина.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments