Ольга Жаренкова, 35 лет, восемь лет назад уехала в Швецию работать врачом-терапевтом. Девушка рассказала, как развернуть свою жизнь на 180 градусов, сколько зарабатывают в Швеции врачи, и почему в 7 часов вечера в маленьком шведском городе на улицах нет людей, а только ёжики бегают.

О переезде и заботливом работодателе

В 2007 году я окончила Университет Страдиня в Риге, а через три года стала врачом-терапевтом. Работать осталась в столице, потому что в родной Латгалии не видела возможности устроиться и зарабатывать столько, чтобы хватало на жизнь.

Sekojiet mums
“Facebook”

В 2011 году в Латвии сильно ощущался экономический спад. Я в то время работала на трёх работах: в больнице, на скорой и была консультантом на телефоне. Зарабатывала 600-800 евро, мне хватало. Но работа была тяжёлая, я не видела перспектив для себя. Я устала от бесконечной гонки за финансовым благополучием и всерьез задумалась о том, чтобы развернуть свою жизнь на 180 градусов — уехать в более развитую страну, чтобы начать жизнь заново.

На дежурстве в больнице Питео.
На дежурстве в больнице Питео. Фото из личного архива Ольги Жаренковой.

Смотрела я в основном на Скандинавию, потому что их врачебная система ближе всего к латвийской. В Германии и в Англии, например, врачи выполняют не только свои обязанности, но ещё колют уколы, берут анализы, а в Скандинавии этим занимаются медсестры, врачи только осматривают и назначают лечение. Вскоре одно из агентств нашло мне место в Швеции в больнице в городке Питео под полярным кругом.

О деньгах на дорогу и на первое время я даже не думала. Больница, в которую меня пригласили, перечислила заранее мне на счёт деньги на переезд в Швецию, примерно 2000-3000 евро. Вещей с собой много не брала, так как в квартире, которую предоставлял мне работодатель, была, в том числе, посуда и постельное белье. Из документов требовалось предъявить диплом врача, сертификат интерниста и справку об отсутствии судимостей в Латвии.

Белые-белые ночи и подозрительно вежливые шведы

Швеция меня встретила белыми ночами. Тяжеловато было привыкнуть к тому, что светло и ночью, причём, свет этот был ярче, чем у нас, и какой-то очень белый. Казалось, что он приникает через все щели. А потом начались тёмные зимние ночи, когда световой день длится часа три, а если день облачный, то вообще казалось, что ночь растянулась на несколько суток. На меня прямо депрессия какая-то навалилась. Спасало общение в интернете со старыми друзьями и с новыми знакомыми в Швеции.

Впервые почти за 10 лет все ночи я спала дома в своей кровати, а не на кушетке в больнице. И у меня выходные были настоящими выходными, когда ты можешь делать, что захочешь.

Питео — город маленький и показался мне провинциальным. Со мной в эту же больницу приехали на работу ещё несколько медиков из Польши и Румынии.

Первые два месяца мы должны были каждый день ходить на занятия по шведскому языку (на изучение языка нам дали 6 месяцев). Для меня и для коллеги из Польши это было очень непривычно — как это только полдня посидеть на занятии? А домашние задания? Наша учительница-шведка не могла понять, зачем мы выпрашиваем у неё задания на дом. А мы просто не знали, куда себя деть. У нас годами не было такого количества свободного времени, и мы уже просто забыли, как им распоряжаться. В итоге я максимум времени старалась посвящать учебе. Шведский язык не сложный, и я довольно быстро его освоила.

Через два месяца нас стали водить в больницу, чтобы мы участвовали в обходах пациентов — к тому времени мы уже хоть что-то понимали по-шведски. Все эти полгода пока мы учили язык нам платили зарплату 2500-3000 евро. Мне казалось, что я этих денег не заслужила, не заработала, я ведь только учила язык и никого не лечила.

В парке Нака, Стокгольм.

Постепенно часы на изучение языка сокращались, а объём работы в больнице увеличивался. В итоге после обучения нас перевели на нормальный рабочий день. Моя зарплата была примерно 6400 евро.

К шведам я привыкла легко. Питео — на севере Швеции, и жители здесь немного другие. Они настолько милые и доброжелательные, что вначале это казалось мне подозрительным. Они очень хвалили нас даже за мелочи. Я думала, что они просто шутят над нами. Но на самом деле — нет. Пожив тут, понимаешь, что они действительно такие и есть. Я не знаю, как в других профессиях, но если ты врач, то шведы не выказывают никакого негатива. Им абсолютно всё равно, откуда ты приехал и какой ты национальности, для них главное, что ты можешь лечить, и они тебе за это благодарны. Шведы очень открытые, всегда помогают, чем могут, подскажут, если что-то непонятно. Такое отношение очень помогло мне быстрее адаптироваться. Но в то же время, как бы это парадоксально это не звучало, само общество у них довольно закрытое. В семь часов вечера все расходятся по домам и почти не выходят. Одни ёжики бегают по дороге. У них нет привычки ходить друг к другу в гости, заходить к соседям на чай или за солью. Нет спонтанности, всё всегда планируется заранее.

Столичные зарплаты и цены

В Питео я проработала три года, а потом задумалась о развитии карьеры. В итоге я решила переехать в Стокгольм. В этот раз, конечно, со мной никто не нянчился, я сама искала место работы, подавала документы, резервировала гостиницу, а потом подбирала жилье и т.д. Сначала меня взяли в больницу на испытательный срок (3 месяца), а потом уже как врача-резидента по новой специальности (неотложная помощь). Сейчас я как раз прохожу специализацию по этому направлению, после чего получу сертификат. Это новая специальность. Я не езжу на «неотложке», а принимаю в приёмном отделении всех пациентов, независимо от их жалоб. Я могу проконсультироваться, если нужно, с любым специалистом больницы, но в принципе меня обучили всему, что нужно для оказания первичной помощи: вправлять переломы, оказывать помощь больным с воспалением легких, с болями в груди и т.д. Есть ещё административная часть обязанностей. Ты должен читать лекции молодым коллегам и студентам.

В Швеции по сравнению с Латвией зарплаты высокие, но есть нюанс. В маленьких городках, где не хватает медиков, зарплаты намного выше, чем в Стокгольме. Если в Питео я получала в месяц около 6400 евро, то в Стокгольме только 4000 — 4300 евро.

Большая часть зарплаты у меня уходит на оплату жилья — мы с женихом арендуем дом в 100 квадратных метров, он обходится нам в неполные 2 000 евро, оплату кредита за квартиру (700 евро в месяц), остальные траты — это еда и путешествия. Получается немного откладывать на свой дом. Квартиру, которую я взяла в кредит, я сдаю в аренду.

В Швеции алкоголь в барах очень дорогой — бутылка шампанского средней ценовой категории 50-60 евро, бокал — 11 евро, а в магазине бутылка стоит 7-8 евро. Тем не менее у шведов популярно after work, когда коллеги или друзья идут после работы выпить в какой-нибудь бар или посидеть в кафе.

Что необычно, дискотеки в Швеции — это не только молодёжное место отдыха, там часто можно встретить и пожилых дам и кавалеров, и это нормально, никто не будет смотреть на них косо.

С женихом Силярдом. Фото из личного архива Ольги Жаренковой.
С женихом Силярдом. Фото из личного архива Ольги Жаренковой.

В Стокгольме, как и в любом другом большом городе, темп жизни более энергичный, чем в маленьких городках. Здесь быстрее складываются новые знакомства и контакты. Общество более открытое, но шведы здесь уже не такие добрые и милые, как на севере.

Социалистический рай

В первое время я скучала по своим друзьям и знакомым, но финансовое благополучие и нормальные условия работы все перевесили. Я смогла больше ездить, посмотреть мир, почувствовать, что я живу, а не выживаю. Зимой стараюсь каждый год кататься на лыжах. Была на лыжных курортах во Франции, Австрии, Италии. Ездила в тёплые страны: в Турцию, Португалию, Доминиканскую республику, на Кипр, Крит, Канарские острова. Еще люблю просто на выходные в какой-то город съездить.

После эмиграции мое отношение к Латвии изменилось. Система социального ухода в Латвии по сравнению со Швецией вообще не развита. Здесь совсем другое отношение к людям, и особенно к старикам. Разве правильно, что социальный работник приходит к нуждающемуся человеку раз в день, как в Латвии? В Швеции он приходит 6 раз в сутки, причём, 1 раз ночью — чтобы памперс, например, поменять. На стариках никогда не ставится крест. Сколько бы им ни было лет, и чем бы они не болели, за ними всегда обеспечат уход. Уход за пожилыми родными в Швеции — это не ответственность детей. Они приходят и забирают бабушку или дедушку на прогулку или на мероприятие какое-то, посидеть в кафе, то есть эти встречи — это только приятные моменты с близким человеком, а памперсы, гигиена старичка и прочие заботы — это ответственность социальных работников. Если они просят, им даже ногти красят и прически делают.

Вернусь ли я в Латвию? Нет, не думаю. У меня в Швеции уже сложился быт, семья, скоро свадьба, есть хорошие друзья и знакомые. Когда выйду на пенсию, тоже вряд ли вернусь. Во всяком случае, до тех пор, пока люди там не будут социально защищены.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments