Глазами иностранца. «Бездомный читает по вечерам Диккенса, а не заворачивает в него селёдку», — москвичка Ксения Шинковская о Даугавпилсе

Художница Ксения Шинковская
из личного архива Ксении Шинковской

Художница Ксения Шинковская, 42 года, переехала в Даугавпилс из Москвы 5 лет назад. До этого она 10 лет приезжала в Даугавпилс и жила здесь по несколько месяцев в году. Девушка рассказала о женщине, которая ловит карасиков и кормит бездомных кошек, о хранителях Даугавпилса и роли Моцарта в жизни даугавпилчан.

О любимых и нелюбимых местах

Моё самое любимое место в городе — это крепость. Я считаю, что крепость — это живое существо, с которым можно общаться. Эта звезда, которую видно из космоса, и она лежит прямо перед нами, на берегу реки, и можно пройти по её лучам. Несмотря на тяжёлую историю, это очень светлое место. 

Ещё мне очень нравится река. Жалко, что у нас такая маленькая набережная, буквально крохотный пятачок. Но всё равно это очень мощное место. 

Люблю улицу Ригас и даугавписские дворы. Там всегда можно найти что-то милое. Например, растут какие-нибудь кусты, а в них табуреточка стоит. Видно, что кто-то тут присаживается, отдыхает, нюхает сирень. Или, окно, из которого протянута верёвочка и штаны висят разноцветные. Лесенки для котиков я впервые увидела в Даугавпилсе. На Химии была лесенка, которая вела с третьего этажа, чтобы котик мог выйти из окошка и зайти потом обратно. На мой взгляд, это трогательное отношение к животному, что ты ему оставляешь право быть свободным, т.е. жить с тобою вместе, а не жить для тебя пустой игрушкой. Причём, люди же не подводят под это какую-то философскую базу, они просто так чувствуют жизнь, и это круто. Ещё, как-то гуляя с собакой, я заметила кусты, в которых жили бездомные. На тот момент их не было на месте. Там были аккуратно растянуты одеяльца, вещи сложены, и возле одной из подушек лежал том Диккенса. То есть бездомный читает по вечерам Диккенса, а не заворачивает в него селёдку! Для меня это что-то странное, иной пласт мира. И для меня Даугавпилс — он весь в таких детальках.  

Нелюбимых мест в городе у меня нет. Есть явления, которые мне не нравятся, но они есть везде, независимо от города.

Даугавпилс похож на город из моих снов. Мне в детстве снился город с красной крепостью. И когда я сюда стала приезжать, у меня было ощущения, что я здесь всё знаю, что это всё я уже видела. Мои знакомые, которые приезжали в гости, говорили, что Даугавпилс похож на Смоленск, другие — на Торопец, третьи — на Калининград. Наверное, все провинциальные города Российской империи были похожи в плане построек, но Даугавпилс особенный, это замечают многие. Одна моя подруга, глядя на трамвай сказала: «Потрясающе! Я не видела такого никогда! Трамвай плывет в траве, как по зеленому морю». Это там, около улицы 18 ноября, где новые рельсы засеяли газоном.

Даугавпилсу ничто не мешает стать лучшим городом на земле. Он уже давно им стал, просто многие не заметили. Это же не надпись, которая должна на небе появиться — «Лучший город на земле». Эта надпись у тебя в голове. И если она у тебя есть, то для тебя это лучшее место на земле. Если нет — рекомендую человеку собраться и уехать туда, где для него эта надпись возникает. 

Не знаю, надо ли в городе что-то менять. Вообще же, лучшее — враг хорошего. Может где-то стоит менять мировоззрение людей. Но, мне кажется, это утопическая затея. Люди имеют право быть такими, какие они есть. Может, стоит больше убираться. Если бы люди, как раньше, устраивали бы субботники возле своих домов, может быть и мусорили бы меньше.

О даугавпичанах

В даугавпилчанах мне нравится цельность. Я знакома с людьми из разных слоёв общества. И у каждого человека своя законченная цельная жизнь. Они не мечутся. У них есть своё мировоззрение, своё дело. А когда человек в своём деле, он цельный, он законченный, он гармоничен. На Химии жила женщина, которая по всем меркам была не в себе. Она по утрам в пруду ловила карасиков, а потом, на детской тележке везла этих карасиков, чтобы покормить бездомных кошек. Понятно, что с точки зрения какой-то социальной пользы, общественного долга, высоких философских стремлений, это не о чём. Но человек настолько выглядит цельным, потому что у него есть дело. Она сидела, окружённая кошками, раздавала этих карасиков и лицо у неё было совершенно счастливое. В Даугавпилсе много счастливых лиц, потому что люди находят здесь себе какое-то своё дело.

То, что мне не нравится в людях, оно есть везде — в любой стране и городе мира. Мне не нравится некультурность, когда люди ведут себя не экологично по отношению к среде и другим людям (мусорят, ругаются, толкаются, не извиняются). Это есть везде, в Даугавпилсе даже, наоборот, меньше. 

О провинциальности можно было говорить в 19 веке. Сейчас все смотрят один и тот же телевизор, все совершенно выравнены в своём понимании жизни, каких-то её канонов. Нет никакой провинциальности. Если только в головах. У каждого человека есть своя линза, особый кристалл, через который он смотрит на мир и преломляет информацию.

О случаях, которые потрясли

У меня в Даугавпилсе много чего происходит. Жизнь состоит из небольших, но значимых происшествий. Например, в центре города есть деревянный дом с мощными ставнями. Их на ночь закрывают, а с утра открывают. И когда я гуляю, вижу, что они то открыты, то закрыты. И однажды я шла не в привычное время и увидела, что в этом доме живёт совершенно слепой старичок. Он выходит и на ощупь открывает ставни. Меня это потрясло. 

Как-то летом я пошла на почту на улице Ригас. Было много музыкантов. Какой-то дяденька исполнял шансон, недалеко мальчик играл на скрипочке, ещё один дудел что-то, компания играла Цоя на гитаре — всё это забавно выглядело. И вдруг туда прикатила компания молодёжи с огромным чемоданом на колёсиках и врубила Моцарта. Причём на такую громкость, что всех остальных музыкантов смело. Моцарт как взрыв прошёл по улице. После этого я написала заметку «Моцарт как оружие массового поражения». Было видно, что это высказывание молодёжи против того, что происходит. 

В средневековье люди верили, что у каждого города есть свои хранители. Обычно этих хранителей увековечивали в городских знаках. До недавнего времени хранителями Даугавпилса были птицы. Город мне казался большой-большой птицей. А теперь его хранители изменились — ими стали мантикоры, огромные кошки с человеческими лицами.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] этого мероприятия, прошёл мастер-класс художницы Ксении Шинковской. Рассказываем, как это […]