Виолетта родилась в Риге, но выросла в Даугавпилсе. Закончила 9 среднюю школу, в Бебренском училище изучала бухгалтерию, в Высшей школе менеджмента информационных систем (ISMA) предпринимательскую деятельность. Затем училась в Европейском гуманитарном университете на курсе Теории и практики современного искусства. В 2012 году уехала в Великобританию, чтобы продолжать учёбу, и ещё по ряду причин. Виолетта рассказала, как случилось, что в Даугавпилсе она оказалась никому не нужной, как покоряла Лондон и как в Англии нашла своё счастье.

О причинах отъезда 

Я поехала в Великобританию ради учёбы, изучать Арт-менеджмент. У меня в Англии было много друзей, они были там счастливы, и мне казалось, что Лондон – это что-то такое потрясающе интересное. Мне предлагали и другие локации, другие университеты, но я поехала в Лондон, покорять столицу. Конечно, я её не покорила. Я многого добилась. Но не всего, чего хотела. Всё значительно сложнее.

Здесь (в Даугавпилсе) я не видела для себя перспектив. Мне казалось, что я достаточно много сделала в городе: организовывала молодёжные мероприятия, участвовала в организации праздника города.

Мы с ребятами создали «ОБ.КУ.МО.» – Общество Культурной Молодёжи. И под это всё странное дело подписалось очень много молодых ребят. Я очень рада, что ребята между собой познакомились, и сейчас они работают в творческой среде, продолжают развиваться. Мы давали молодым ребятам возможность делать выставки, выступать на концертах, участвовать в поэтических слэмах. Я вижу, что сейчас они уехали за границу, но продолжают это делать. Кто-то стал режиссёром, кто-то профессиональным фотографом, кто-то художником. Многие профессионально реализовались и до сих пор общаются. Например, Андрей Тимофеев, который был идейным вдохновителем нашего фестиваля короткометражек. Он продолжает заниматься любимым делом, снимает хорошее кино.

Со временем мне перестала нравиться молодёжная политика в нашем городе. Вся эта движуха политическая меня разочаровала. Мне хотелось делать добро и полезные вещи, а люди хотели выезжать за счет молодёжи в политику. Мне не хотелось им помогать, это не то, что мне нужно.

Лондон, 2012 год
Лондон, 2012 год. Фото из личного архива

О деньгах и вещах в дорогу

Я ехала в Лондон к друзьям, которые согласились принять меня. Это очень сильно сэкономило мне деньги. А вообще, сколько есть денег, надо все брать. Лишними точно не будут. Всё зависит от того, в какой город ехать. Если это Лондон, то комната в месяц будет стоить где-то 600 фунтов. Но надо иметь в виду то, что заплатить придётся за один или несколько месяцев вперёд.

Снять дом там можно позволить себе только при очень-очень хорошей зарплате. Студенты могут рассчитывать на общежитие. За него тоже надо платить немалые деньги, но студенты могут в Англии взять кредит не только на учёбу, но и на оплату жилья.

Вещей я брала немного, один чемодан. Я не люблю нагружать себя лишними вещами. Всё, что я пытаюсь взять с собой из дома – это ощущение тепла и домашнего уюта. И нужно рассчитывать на то, что ты не будешь оставаться на одном и том же месте. Поэтому вещей много брать не нужно.

Об учёбе и поиске работы

Университет London South Bank University я выбирала, думая о своей дальнейшей перспективе. Мне казалось, что именно в нём я получу новые практические навыки. Но я была разочарована и через некоторое время ушла оттуда. Оказалось, что там сухая теория, которую я прекрасно знала, так как пять лет дома занималась менеджментом мероприятий. Кроме того, учёба стоила больших денег. Я взяла кредит на учёбу, но на жизнь нужно было зарабатывать и совмещать это с учёбой было всё труднее.

Как искать работу я вообще не знала. И в Англии, чтобы устроится, нужно получить номер социального страхования. Это не так просто. Сначала ты звонишь, тебе назначают встречу, она может быть через неделю, две или больше. Потом ты идёшь, с тобой говорят, задают разные вопросы – чего приехал, как надолго, какие у тебя планы. И после этого в течение месяца приходит письмо, что ты этот номер получил. И всё это время можно просто выкинуть из жизни. Конечно, кто-то устраивается на какие-то там работы, где берут и без этого номера. Но это нелегальная работа, без каких-либо гарантий.

Со своей мыслью о покорении Лондона я пошла в О2 Арену знаменитую – это одна из самых крупных концертных площадок. Сначала я отправляла туда своё CV on-line, никто не ответил. И я пошла сама. На рецепшене сидел парень, который сказал, что знает нужных людей и передаст им CV. Я обрадовалась, думала, что мне очень сильно повезло. Но единственное, что я получила из всего этого – назойливые письма от этого парня, который предлагал мне встретить с ним новый год. Ну что это за перспектива? (смеётся).

У меня ничего не получалось. Мои попытки так сразу покорить Лондон провалились. Началась такая эмигрантская депрессия, захотелось домой. Вдруг у меня появился барьер английского языка, несмотря на то, что он у меня был хорошим. Мне стало неловко говорить с людьми.

Лондон, 2012 год
Лондон, 2012 год. Фото из личного архива

О работе через агентство и «тюремных правилах»

Мне посоветовали пойти в агентство по трудоустройству. Там мой опыт в организации мероприятий никому не был нужен. Меня взяли на уборку гостиниц. Это был потрясающий урок. Человеку, которого в городе знает очень много людей, вот так пойти и убирать гостиницу и слушать женщин, которые кричат, что у тебя полчаса на помывку туалета и всего остального. То есть, за полчаса ты должен убрать комнату – это уборка, ванна, туалет, это постельное бельё. А у тебя, например, 14 комнат, и ты не успеваешь… А если ты медленно убираешь, то в любой момент тебе могут сказать, что ты больше не нужен. Если ты болеешь, ты тоже не нужен.

И агентства ещё и кидают. Мне не заплатили 30 фунтов, а на тот момент для меня это были большие деньги. В агентстве женщина работала – Виолетта, и у неё даже фамилия была похожа на мою, и я на неё очень рассчитывала. А она меня и кинула.

Там такой прессинг – старые уборщицы прессингуют молодых. Увольнение кого-то за то, что она тапки сняла. Там как в тюрьме. И в какой-то момент самым большим моим желанием было перестать уже быть наёмным персоналом в этих гостиницах, а приезжать в эти гостиницы, останавливаться в них. Я поставила себе такую цель.

О поиске единомышленников

Как только я приехала в Англию, я пыталась найти людей, которые, приехав туда, не работали бы наёмными работниками, а занимались творчеством, любимым делом. Я хотела собрать такую же тусовку, как у нас была в «ОБ.КУ.МО.» и делать творческие проекты, организовывать выставки.

Но это оказалось непросто. Я спрашивала всех друзей, кто где работает, но мне говорили: кто-то бариста в кафе, кто-то уборщицей в гостинице. Или вот они очень хорошо устроились – работают напрямую без агентства уборщицами в торговом центре. Или в Макдональдсе. Или магазин одежды – это лакшери. Это очень хорошо – ты раскладываешь майки. И я думала, ну неужели нет другого мира. Чтобы как здесь, кто-то работает менеджером, кто-то журналистом, кто-то инженером. Неужели туда нельзя попасть? Но мне потребовался целый год, чтобы попасть в этот мир.

Виолетта Орлаускайте, ноябрь 2013 года
Англия, ноябрь, 2013 года. Фото из личного архива

О переезде на юг Англии

У меня были друзья на юге Англии в городе Уэртинг, и я поехала к ним. Я жила у них несколько месяцев и очень им за это благодарна. Там я устроилась на ту же уборку, но убирала уже в лакшери-домах, которые снимают звёзды. Очень классные дома. Я теперь думаю, что мне надо поехать туда и снять этот дом, чтобы меня уже отпустило. Но они очень дорого стоят – где-то полторы тысячи за сутки.

Здесь был другой ритм: в Лондоне очень жёсткий прессинг был на работе, а на юге все более расслаблены. Если человек хорошо работает, а я всё стараюсь делать хорошо, никто его не прессует.

От друзей я переехала в Брайтон. Я влюбилась в этот город с первого раза. Вообще, это гей-столица Великобритании и одна из культурных столиц. Здесь очень много художников, творческих людей, живёт. Это город у моря, поэтому у нас много туристов. И много студентов, которые приезжают учить английский язык.

О жизни в Брайтоне и новой работе

Мне повезло с жильём, я сняла комнату очень недорого – всего за 300 фунтов в месяц. Но зарабатывала я тогда всего 350, оставалось всего 50. У меня было очень большое желание вернуться домой. Но я думала: я живу у моря, вот кто может себе позволить жить у моря? И меня это мотивировало.

А потом от знакомых я узнала, что в службу поддержки одной компании набирают русскоязычных. Я пошла туда, и меня взяли. Отвечала на звонки клиентов и помогала разобраться с их вопросами.

В этой компании я работаю уже шестой год. Сейчас я – менеджер языковой локализации. Что это значит: у нас есть продукт, допустим, сайт. И как только этот продукт выходит на новый рынок, нам нужно сайт подготовить к выходу в Китае, Дании, ещё где-то. За это всё я отвечаю. За менеджмент отдела, найм сотрудников, разработку внутренних программ, процедур и достижение поставленных бизнес целей. Это не только переводы, но и культурная локализация. Эта работа мне интересна. В принципе, сейчас я занимаюсь тем же, чем занималась дома. Но до этого мне нужно было догрести.

Виолетта Орлаускайте, май, 2015 года
Май, 2015 года. Фото из личного архива

О проекте Lenin.guru

Параллельно я занимаюсь и другими проектами. Например, проект Lenin-guru. Это русскоязычный ресурс о людях творческих профессий, которые приехали в Англию и занимаются любимым делом. Это те люди, которых я искала в Англии, как только приехала. И теперь я нашла их, они не просто есть, а их очень много. Они работают татуировщиками, художниками, фотографами. О них мы и пишем. Пишем и о путешествиях по Англии, о мероприятиях. Почему «Ленин»: мы решили собрать на этой площадке русскоязычных людей с постсоветского пространства, и мы подумали, ну кто ещё такой же яркий персонаж, который бы мог объединить нас всех. Но мы Ленина переделали. Он же про революцию, а мы сделали его про творческую революцию. Он у нас такой шестирукий, сидит в позе лотоса, он у нас как гуру. Мы сделали его буддистом-вегетарианцем, художником, свободным человеком. И мы сохранили идею, что он всегда в медитации находится.  В рамках этого проекта мы проводим иногда арт выставки.

О новом проекте про чай

Ещё один мой проект — teaforest.co.uk (Чайный лес). В этом году хочу запустить чайный on-line магазин. Это у нас семейное – бабушка занимается травами, мама занимается. Они смотрят на это с точки зрения медицинской. Я же хочу попытаться популяризировать культуру чая. Сейчас очень распространено кофе, это очень модно и круто. И в Англии, несмотря на то, что чай тоже популярен, культуры чая у них нет. Они пьют чай в пакетиках.

Виолетта с мамой Татьяной и бабушкой Ольгой Николаевной
Виолетта с мамой Татьяной и бабушкой Ольгой Николаевной. Даугавпилс, 9 мая 2019 года. Фото: Ирина Маскаленко

О культурных отличиях англичан

У англичан есть стереотип о том, что мы очень грубые. Мы ведь как говорим: «дай кружку», «закрой окно». Для них это очень грубо. Им надо сказать: «Не могли бы вы, пожалуйста, передать вот эту кружку». Всегда с реверансом к ним нужно подходить. А у нас этих реверансов нет. И приходится объяснять, что мы так говорим не потому, что мы грубияны. А в остальном, мне кажется, они хорошо к нам относятся. И русскоязычных охотно берут на работу из-за трудолюбия, чёткости, аккуратности. А вообще англичане очень приветливые, всегда готовы помочь, очень отзывчивые.

О ценах в Англии

В Англии одежда стоит дешевле. Я вот пошла в «Диттон» и купила это платье за 50 евро, потому что оно мне очень понравилось. Но я точно знаю, что оно столько не стоит. В Англии такую вещь я купила бы за 10 фунтов. И продукты у нас в Латвии даже дороже. А вот эко-продукция в Англии дорогая. Выращенное на своём огороде, очень дорого. Это не так, как у нас, бабушки стоят и за копейки всё продают. Там это очень ценится. И транспорт в Англии очень дорогой. В Брайтоне на автобусе в одну сторону я плачу 2 – 2,50 фунта. Здесь за эти деньги можно взять такси.

О личном

В июне я выхожу замуж. Мы не будем устраивать никаких свадебных торжеств, в этот же день улетим в Китай. Мы решили, что лучше потратим деньги на путешествия.

Виолетта Орлаускайте с Леонидом Поляковым
Виолетта Орлаускайте с Леонидом Поляковым

Леонид из Лиепаи, он работает ведущим инженером на электростанции. Мы познакомились в интернете, вели личные дневники в ЖЖ. Несколько лет он ходил в море, и мы расставались на 4-5 месяцев, а потом решили, что хватит. И он нашёл работу по специальности на берегу. Леонид — ещё один пример того, как можно в Великобритании найти работу по своему образованию.

Мы с Леонидом снимаем квартиру в Брайтоне. Платим около тысячи фунтов в месяц. И у него, и у меня хорошая зарплата. Сколько – сказать не могу, но денег нам хватает. И ещё мы не пьём, не курим, не едим мяса и на этом очень экономим свой бюджет.

Раньше я не могла позволить себе путешествовать. В Даугавпилсе, чтобы поехать в Ригу, нужно было накопить денег, и это было путешествие. Я помню, как копила 10 лат на такую поездку. Сейчас я путешествую. В прошлом году мы сделали такой марафон путешествий – каждый месяц посещали новую страну. Мы очень устали, но мы это сделали и это было очень интересно. В этом году мы знакомимся с Азией. Новый год встречали во Вьетнаме, на медовый месяц летим в Китай. Возможно, к концу года заедем в Токио. Раньше я не могла о таком даже мечтать.

О ностальгии и Даугавпилсе

Я очень люблю Латвию, люблю латышский язык. Я чувствую и очень люблю эту этническую принадлежность к нашей культуре, традициям. И в Латвии сейчас этника очень качественная. В Англии мне этого не хватает.

Даугавпилс изменился, определённо. Пустовато стало. И много заброшек. Я же поэтому и сделала отдельный Instagram, который называется Possoviet Inspiration — Вдохновение поссоветского пространства. Я хожу и фотографирую все эти прекрасные заброшки. И всё это откликается во мне, я ощущаю себя дома. Несмотря на то, что это не очень хорошо, что столько заброшек. Но я люблю это всё.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Ok

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments