Переселенцы: о капиталистическом и постсоветском мышлении

Переезд Елены Висов и Андрея Тимофеева из Даугавпилса связан с кризисом. Елена уехала из-за экономической нестабильности, Андрей — из-за душевных переживаний.

«У меня такое впечатление, что государство и люди, живущие в этом государстве, — они сами по себе», — Елена Висов

Елена Висов (46 лет) уехала из Даугавпилса в 2004 году. «Я ехала на шесть месяцев в Англию, чтобы заработать денег. Я думала, что через шесть месяцев я сюда вернусь. К сожалению, через шесть месяцев я сюда не вернулась. В Англии мне очень понравилось, и я решила, что останусь там», — начинает свой рассказ Елена.

«Мне нечего было терять»

«Фирма, в которой я работала в Даугавпилсе, закрывалась. За год до этого я уже потеряла работу по аналогичной причине. Меня стала пугать эта печальная тенденция», — объясняет своё решение даугавпилчанка. Елена вспоминает, что уезжала она с чувством, что ей нечего здесь терять. «Конечно, здесь осталась моя семья. Но всё равно разрыв с родителями – это нормальное явление».

Работу в Великобритании она нашла через латвийскую фирму по трудоустройству. «В 2000-е годы была волна – все уезжали или в Ирландию, или в Англию», — рассказывает Елена. Фирма выполнила все обязательства – Елену устроили на фабрику. Через полгода руководство фабрики заключило с Еленой новый контракт, уже без посредничества фирмы. Даугавпилчанке понравилась жизнь в Англии. Она чувствовала себя там комфортно, хотела остаться, начала учить язык, но в 2006 году уехала в Германию…

Переезд в Германию

Ещё один переезд не входил в планы Елены. Но она познакомилась с жителем Германии, завязались отношения, и она уехала из Англии. «В 2006 году в Германии было довольно сложно жителям других стран ЕС найти работу, потому что рынок не был открыт. Но так как я приехала из Англии, у меня уже была какая-то материальная база. Я могла себе позволить год не работать, учить язык и знакомиться с этой страной», — продолжает Елена. Исключив русские книги, фильмы, СМИ, даугавпилчанка за год выучила язык. Помогло общение с немцами, обучение на языковых курсах. 

«Я ловила себя на мысли, что я вот так никогда не приехала бы в Германию, как я когда-то приехала в Англию. Может потому, что Англия была протоптанной дорожкой, или потому, что там было много людей из Латвии, которые были точно такими же. А в Германии у меня было чувство, что я одна. Если я слышала латышскую или русскую речь, я иногда даже думала: «А может подойти и поговорить с этими людьми – что они здесь делают и как они сюда попали?» — сравнивает свои ощущения от двух стран Елена.

Видео: Евгений Ратков, Настя Гавриленко

О трудоустройстве

Через два года Елена устроилась на работу стюардессой, летала в направлении Санкт-Петербург и Москва. Спустя год перешла в Air Berlin, где и работала до банкротства компании в 2017 году. Сейчас Елена воспитывает двоих детей. 

«Когда я летаю на самолёте из Латвии в Германию, там разговаривают на латышском и русском языках. Понятно, что люди не едут в Германию в гости. На улице я это тоже вижу. Но мне сложно сказать, где эти массовые скопления людей? Где эти английские фабрики? Я не знаю, где люди работают, что они делают и как они устраиваются. Мне кажется, если ты хочешь законно и официально приехать, и работать, это сделать нелегко. Нужны знания немецкого языка, прописка», — рассказывает Елена. 

Из наиболее доступных вакансий – уход за престарелыми. На эту работу можно устроиться всегда.  

О европейских ценах и неевропейских зарплатах

«У меня такое впечатление, что государство и люди, живущие в этом государстве, они сами по себе», — делится экс-даугавпилчанка своими впечатления от визита в Латвию. «Люди не чувствуют, что государство их защитит и поможет, если что-то случится. Надо везде пробиваться самому. А когда я была и в Англии, и в Германии, там у меня было ощущение, что я должна пробиваться сама, что я и делала, но я чувствовала заботу государства».  

Елена сомневается, что вернётся в Латвию. Её дети родились в Германии, муж – немец.

По наблюдениям Елены, жизнь в Германии, с одной стороны, дешевле, чем в Латвии. Это касается еды, одежды и элементарных средств гигиены. Дороже — квартплата и транспорт. 

Зайдя в Даугавпилсе в магазин и увидев бутылку воды стоимостью 1,45 евро, Елена воскликнула: «Здесь дешевле пить водку, чем воду! Покажите мне этот источник, откуда эта вода? Откуда такие цены? Это очень дорого».

Средняя оплата труда в Германии – неполных 10 евро в час. «Если ты получаешь 1200 — 1600 евро в месяц — это оптимальная зарплата, на которую можно нормально жить», — рассказывает Елена. «Если бы немец приехал в Латвию жить, мне кажется, он бы не выжил. Он бы не смог. Мой муж однажды попал в Даугавпилсе на блошиный рынок. И после этого он сказал: «Я был уверен, что я сейчас здесь смогу купить автомат Калашникова. Здесь жизнь замерла, здесь то, что ты никогда больше нигде не увидишь».  

«Конечно, обидно, когда говорят: «Мы все — Европа». Мы все путешествуем по Европе на равных условиях и рабочий рынок у нас на одинаковых условиях. Но мне кажется, что каждый житель Латвии скажет: «У нас зарплаты абсолютно не европейские. Хотя европейские цены». 

Что радует Елену в Даугавпилсе, так это большое количество детей и мам с колясками: «Сюда капитализм не дошёл — школы, кружки спортивные секции, музыкальная школа – всё это доступно. В Германии, если хочешь занять ребёнка, родители должны об этом позаботиться сами. И это требует средств. Разговорившись на детской площадке с одной из мам с ребёнком, я подумала: «Было бы здорово, чтобы он остался здесь, когда вырастет, и что-то изменил бы». 

«Я думаю, что советский менталитет портит город», — Андрей Тимофеев, даугавпилчанин, проживший в Минске три года

«Мне дико не хватало ответственности. Мне очень хотелось ответственной должности. Мне хотелось понимать, что я не просто делаю работу, которую может делать каждый, но я хочу, чтобы от меня что-то зависело», — так Андрей Тимофеев (26 лет) объясняет, почему в 2014 году уехал в Беларусь. Он сменил работу киномеханика в даугавпилсском кинотеатре на ту же работу, но в одном из самых больших кинотеатров Минска. 

О переезде

«Я уезжал из Даугавпилса в Минск после нескольких лет какой-то суровой депрессии», — продолжает Андрей. Депрессия была вызвана личными причинами: «Продолжительное время я пытался заставить себя полюбить то, что я не люблю, и разлюбить то, что я люблю. Это очень бесполезное занятие. Такое насилие над самим собой. Никому не советую», — описывает своё состояние даугавпилчанин. Андрей поступил в Даугавпилсский университет, изучал английский и шведский языки, хотя ему хотелось работать в киноиндустрии – писать сценарии. 

«Да ты что, дурак?!»

Работа киномеханика Андрею нравилась. «В Беларуси всё было хорошо, кроме бюрократических проволочек, которые там страшно запущенны», — рассказывает он. Чтобы гражданину ЕС устроиться там на работу, ему нужно доказать, что он обладает навыками, которых нет ни у одного белоруса. Причём, скорость оформления документов зависит от предприятия – у кого лучше связи с Министерством внутренних дел, те быстрее решают вопрос. Бывает, что решения приходится ждать и по полгода.

«Да ты что, дурак?!», — с такой реакцией приходилось сталкиваться Андрею, когда он говорил, что приехал работать в Минск из Латвии. По его наблюдениям, многие белорусы уезжают из страны работать в Литву или Польшу. У кого не получается открыть Шенгенскую визу, те едут в Санкт-Петербург или Москву.   

Андрей чувствовал со стороны белорусов особое отношение к обладателям паспортов ЕС: «Мне нужно было пару дней пожить в гостинице, и когда я говорил по-русски, мне отвечали не очень уважительно, как всем. Стоило достать латвийский паспорт и сразу: «Ой, а вы из Европы?». И сразу другой номер подыскали — получше и подешевле».

Спустя три года жизни в Минске Андрей решил вернуться в Латвию: «Мне стало казаться, что в Минске я сделал уже всё, что можно было. У меня появилось достаточно большое количество знакомых из кино и театра. Я закончил курсы сценаристов в киношколе, отучился у Андрея Иванова – замечательного сценариста, драматурга, снял фильм «Сопромат», который потом неплохо поездил по фестивалям. Я написал полнометражный сценарий «Я влюблён», наверное, лучший из того, что я на данный момент написал. Я получил достаточно, я доволен». 

Принимая решение о возвращении, Андрей руководствовался больше эмоциями. Заработная плата в Минске его устраивала. Но он так и не привык к разным бюрократическим проволочкам – каждый год ему приходилось выбирать очередное разрешение на работу: «Каждый раз за два месяца до этого срока начинаешь об этом думать. Это раздражало». 

Видео: Евгений Ратков

Вместо Даугавпилса – Рига 

У Андрея было два варианта – работа в Риге или Даугавпилсе. Он выбрал столицу. «После города-миллионика в Даугавпилс не хотелось. И каждый раз, когда я возвращался в город, находила какая-то депрессия. Каждый раз нужно было переключаться на другой ритм, на другое течение жизни, скорость, и это немного утомляло. Из трёх городов – Минск, Даугавпилс и Рига, именно в Риге наиболее чувствовалось, что я живу в современности, в сегодняшнем дне», — объясняет он свой выбор в пользу латвийской столицы. 

Андрей допускает, что может уехать из страны. Произойдёт это, скорее, в том случае, если его позовут участвовать в каком-нибудь кинопроекте. И тогда страна неважна – Россия, Украина или Европа. 

О будущем родного города

Андрей считает, что будущее Даугавпилса за новыми поколениями, за новыми идеями, за изменениями. «Я думаю, что советский менталитет портит город. Homo soveticus отличается отсутствием ответственности. Людям изначально вбили в голову, что они ничего не могут изменить. До сих пор можно встретить людей старшего поколения, которые говорят: «А что я могу? А как? Ты мне скажи, что делать». И я очень рад, что появляются молодые люди, которых это страшно раздражает, и которые, наоборот, сами на себя берут ответственность и идут на риски. Такие люди двигают вперёд», — делится мыслями Андрей.

«Латвия, к сожалению, тоже много нехорошего с советских времён переняла. Например, коррупция. И восток крайне импонирует России, что сейчас вообще не для людей с совестью. Но я надеюсь, что, если будет достаточно спокойного времени, свобода всё равно стремится прорваться. Она в природе человека. Можно её довольно долгое время душить и пытаться заставить себя думать, что она тебе не нужна. Но себя невозможно обмануть. Любой человек понимает, что только в свободе возможность двигаться вперёд. Это может быть страшно, но это нужно. Это единственный вариант для роста».

22 244 горожанина по официальным данным Центрального статистического управления уехали из Даугавпилса за последние 20 лет. С учётом смертности и рождаемости, население города сократилось с 116 460 человек (1999 год) до 82 604 (2019 год). Можно ли избежать постепенного опустения города? Какие события подтолкнули горожан к эмиграции? И вернутся ли уехавшие назад? Что об этом думают демографы, экономисты, социологи, чиновники и, конечно, сами даугавпилчане – уехавшие и вернувшиеся. Об этом проект «Переселенцы».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Article 2

1
Оставить комментарий

avatar
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Алоша Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Алоша
Гость
Алоша

Что за бред? Зачем писать про низквалифицированный мусор? Таких отбросов пол города