«Хороший танцор — это тот, кто танцует каждой клеточкой своего тела», — Дмитрий Арестов, чемпион Латвии по танцам

Фото: Евгений Ратков

Одна из наших читательниц написала нам письмо, в котором очень благодарила учителя танцев своего ребёнка Дмитрия Арестова (студия D&D), отмечая его талант и умение работать с воспитанниками. Дмитрию в феврале исполнится 36 лет. Он тренер по латиноамериканским танцам, трёхкратный чемпион Латвии и полуфиналист чемпионатов мира. Мы заинтересовались им и отправились к преподавателю в гости. Встретил нас очень обаятельный, открытый и улыбчивый молодой человек. Дмитрий откровенно рассказал о том, как складывалась его карьера, о своих поисках верного пути в обучении начинающих танцоров, а также о том, когда и как он стал патриотом своей страны и города.

Ура! Предпоследнее место!

Я — даугавпилчанин. Здесь и начал танцевать в 1996 году. Мне тогда было 12 лет. В отличие от многих других, меня на танцы привела не мама. Я пришёл сам. Просто как-то раз пришёл на тренировку вместе с подругами, которые танцевали, посмотрел на занятия, и мне захотелось остаться. Поэтому я пришёл домой и маму поставил перед фактом. «Мам, дай мне сколько-то денег. Я записался на танцы!». Она восприняла это спокойно. Мой дедушка когда-то танцевал, преподавал балет. Возможно, поэтому моё желание танцевать в семье восприняли нормально. А уже через три года я стал чемпионом Латвии. Это был первый такой случай в нашей стране. Но пришёл я к этому через усердные тренировки.

Я начинал танцевать у Елены Постернак. Она тогда только недавно привела этот вид спорта в наш город. Он стал популярным, и танцевали тогда очень многие.

Через два месяца после того, как я начал танцевать, моя партнёрша вытащила меня на первые соревнования. Я видел, как танцуют другие, понимал, что мне с ними придётся соревноваться, и мне очень этого не хотелось. Я готов был прикинуться больным, хромым, каким угодно, только бы не идти. Но мама меня как-то уговорила. В итоге, когда я начал танцевать, переживания куда-то ушли, и я весь был в том, что я делаю. Результатом тех соревнований я был очень доволен в отличие от моей партнёрши. Она расстроилась. А я был очень счастлив — мы заняли не последнее место, а предпоследнее! Этот результат меня очень взбодрил.

Моя мама, правда, после этого выступления мне сказала: «Димка, давай завязывай ты с этими танцами. «Но я был намерен идти дальше и ответил: «Нет, мам, я потренируюсь, и всё будет хорошо». А потом я на всё лето поехал к бабушке в Россию и действительно всё это время там усиленно тренировался. В итоге в начале осени я стал лучшим в своей группе в Даугавпилсе.

Потом мы поехали на мои первые соревнования в Риге. Там Елена Евгеньевна перепутала группы. Мы были D класс (танцевальная категория), а она послала нас танцевать в открытой программе, где выступают все категории, в том числе те, которые танцуют намного лучше нас. Мама снова тогда, посмотрев на взрослых танцоров, пыталась меня удержать: «Дим, ну куда же ты? Ты видел, как люди танцуют?». Но всё прошло не так плохо. Мы заняли третье место с  конца. Позже, конечно, пришли и победы.

Учителя из разных стран

Моим следующим учителем после Елены Постернак был Атис Легздиньш (четырёхкратный чемпион Латвии по латиноамериканским танцам). Я учился и работал у него в Риге (клуб Vecrīga). Я был там вторым тренером, а Атис Легздиньш был первым. Я готовил танцоров для него.

Потом были и другие тренеры. Их было очень много, и от каждого из них я брал что-то своё, чему-то учился. Среди них могу выделить Ольгу Гунько из Литвы. Она была моим последним тренером, которому я очень доверял. Помимо этого мы (с партнёршей) ездили на разные уроки в другие страны. Мы были в Польше, Эстонии, Литве, Германии, России.

Яркие впечатления оставил Ханс Гальке из Германии (чемпион мира и известный преподаватель танцев). Его уроки были великолепны. Во-первых, он сам очень харизматичный человек. А это очень важно для преподавателя. У него была своя неповторимая манера преподнесения материала. Он очень заряжал меня своей энергией, и после его уроков всё получалось, было ощущение, что ты — король мира.

Но всё это время я занимался не только танцами. Я получал и образование. У меня есть диплом бакалавра педагогики и специальность «Учитель спорта», а потом я получил степень магистра по программе «Управление обществами и предприятиями» в Даугавпилсском университете.

Патриотизм через победы

Победа — это всегда приятно. Самые яркие эмоции мне подарили соревнования в Минске в Белоруссии. Я танцевал в команде молодёжи (16-18 лет). Я тогда выиграл в своей группе, а потом должен был танцевать во взрослой группе. Мы думали, что будем первыми или вторыми, но нас оставили за финалом. В итоге взрослые танцевали, а мы — нет. И тут ведущий между танцами попросил зрителей назвать номер пары, которая им больше всего понравилась. И большинство сидящих в зале закричали мой номер. Это было здорово! Ты не танцуешь, тебя не пустили в финал, но зрители тебя не забыли.

Я очень хорошо помню мой первый чемпионат Латвии. Танцевать мне тогда пришлось с температурой 38 и 6. В какой-то момент, когда я танцевал, мне стало казаться, что я вижу себя откуда-то сверху. Вижу, как сам танцую где-то внизу. И так спокойно было, но я думал: «Вот блин! Я же так отрабатывал эту самбу, это место, а ничего не сделал». После финала был сильный насморк, кашель… И тут подлетает мой тренер (Атис Легздиньш), бъёт меня по плечу и кричит: «Димка, ты чемпион!». А мне так плохо было, и я думал: «О! Хорошо! Но бить-то меня зачем?». Но, конечно, победа — это незабываемые ощущения.

Когда ты стоишь на пьедестале на первом месте, играет гимн Латвии, это просто фейерверк эмоций внутри. Наверное тогда я и стал окончательно патриотом Латвии и Даугавпилса. Я помню, что вскоре после этого был чемпионат мира по хоккею, и я думал, что буду болеть за Россию (тогда играла Латвия против России). Но когда сел смотреть матч, понял, что не могу. Как это? Я ведь представляю на своих соревнованиях Латвию, я под гимн стою на почётном пьедестале, а тут вдруг буду болеть за какую-то другую страну? Нет. Я болел и болею за Латвию. Я считаю себя патриотом своей страны и своего города.

О работе в Америке и в Даугавпилсе

В 2006-2007 году я уехал работать в США в одну из танцевальных студий, но через год вернулся. Деньги там можно было заработать хорошие, но мне очень не хватало там духовности. Люди там всегда улыбаются, здороваются, и вроде все такие друзья, но за этими улыбками ничего не стоит. Там всё равно каждый сам за себя. Мне было неуютно там находиться. Я решил вернуться в Латвию. 

У меня был выбор: поехать в Ригу или в Даугавпилс. И я выбрал родной город. Это был осознанный выбор. Я хотел, чтобы у людей, которые действительно хотят заниматься танцами, развиваться в спортивных танцах, была такая возможность.

Даугавпилсскую студию D&D мы с Дмитрием Мордерером основали в 2008 году. Название расшифровывается как Daugavpils un dejas (Даугавпилс и танцы). Так получилось, что и наши с ним имена тоже на букву «Д». После создания студии я отработал около года, а потом наши пути с Дмитрием Мордерером разошлись. Клуб остался на нём, а я сотрудничал с клубом Sikspārnis. А через 4 года мы решили, что стоит возобновить наше сотрудничество, и я снова стал работать в клубе D&D.

Сейчас я только преподаю. Учу танцевать детей и взрослых. Дети в нашей студии учатся спортивным танцам. Я преподаю латиноамериканскую программу: самба, ча-ча-ча, румба, пасодобль, джайв. Детей мы делим на три группы по уровню умения танцевать: взрослые (12-18 лет), вторая группа примерно с 7 до 11 лет, а третья группа — начинающие (детсадовцы и ученики начальной школы).

У взрослых я веду аргентинское танго и сальсу. Люди, которые приходят учиться танцевать в хобби-группу, очень разные. Это и стоматолог, и художник, и сотрудник железной дороги, есть у нас и один патологоанатом и многие другие. Компания очень разношёрстная, нельзя сказать, что на танцы приходят только те, у кого сидячая работа, и они хотят подвигаться. 

Танго, кстати, не сложный танец. Если умеешь ходить, сумеешь и танцевать. Научить танцевать можно любого. Вопрос только в том, сколько времени на это понадобится. У кого-то получается быстрее, а кому-то нужно дольше и больше тренироваться.

О поисках своей методики обучения

За всё время работы мне и Атису Легздиньшу удалось вырастить чемпионов Латвии, а один мой ученик из Резекне стал вице-чемпионом мира среди профессионалов. Но для того, чтобы у меня наконец получилась хорошо отработанная модель работы с учениками, мне понадобилось почти 19 лет. Мне нужно было разработать методику, чтобы знать, как работать с танцорами с младшего возраста и дальше, чтобы они могли добиться успеха.

Поначалу, когда я был совсем молодой, мне очень хотелось научить моих взрослых учеников хорошо танцевать, и я начинал сразу с серьёзного уровня. Они старались разработать стопу, понять, что такое вес и т.д. А я, в силу своего возраста, не понимал ещё, что они не спортсмены, и им не нужно от этих занятий то, что нужно было мне в своё время. В итоге они старались всё выполнить, чувствовали, что им сложно это даётся, и иногда уходили.

Я понял, что всё это неправильно. Стал больше обращать их внимание на то, как они развиваются в танцах, на то, как меняется их осанка, тело, какими красивыми они становятся. Мне хотелось, чтобы они получали удовольствие не только от того, как они двигаются, но и от того, как они выглядят. Я всё менял и переделывал, и в итоге у меня получилась рабочая модель, которая уже проверена, и, как видно по соревнованиям, работает.

Мне нравится, что они такие разные

Мне нравится работать с детьми. Нравится, что они не одинаковые. К каждому из них нужен свой подход, своя мотивация, чтобы он занимался, становился лучше, добивался результатов. И этот поиск — это самое интересное в работе. А если ещё удаётся и результатов добиться, то это и удовлетворение от проделанной работы.

С детьми очень часто всё идёт не по плану. Это же дети. Только кажется, что всё уже как-то упорядочилось, подход найден, выбрана система для работы, а они приходят на следующий день и оказывается, что им нужно уже что-то другое, и надо снова всё перекраивать.

Бывает, что детей приводят танцевать родители, а те совсем не хотят заниматься. Как раз недавно один мальчик, который начинал танцевать у нас, стал в очередной раз чемпионом по 10 танцам. Но изначально танцевать он совсем никак не хотел. Он и плакал на уроках, и кривлялся, и чего только не вытворял. Но задача тренера все такие моменты перетерпеть, найти подход к ребёнку и увлечь его. Всё равно ведь чаще всего занятия любым видом спорта начинаются с инициативы родителей. И пока ребёнок ещё не понял, чего он хочет или не хочет, тренер должен ему объяснить, что и как, мотивировать заниматься.

Очень важно быть авторитетом для учеников. Если они тебя уважают и слушаются, то можно и нужно с ними и играть, и веселиться. Но при этом нужно следить, чтобы они не переходили определённые рамки. С детьми так бывает — один раз позволишь им больше, чем положено, и они начинают думать, что можно творить всё, что угодно. Но нельзя перегибать палку, давить на них слишком сильно. Иначе отобьёшь вообще охоту заниматься. Тут важно соблюдать это равновесие.

Конечно, дети забавные. Особенно, когда пытаются принять позы нужные для танца. Организм, для которого они непривычны, пытается сопротивляться, в итоге дети выполняют разные выкрутасы, на которые без улыбки смотреть сложно. Бывает, что и балуются на занятиях.

Я до сих пор вспоминаю группу детей из России. Они приезжали к нам в лагерь в Энгуре. Это были начинающие танцоры. Я привык к тому, что воспитанники (спортсмены) в лагерь приезжают, чтобы усердно трудиться. А эти дети такие чудеса там вытворяли! Приходили на занятия в шлёпанцах. Приходилось выгонять из зала, чтобы они сбегали и переобулись. 

Был в группе один полненький парень. Собрались мы как-то после занятий уже на обед идти. А он побежал в магазин, выходит оттуда с пиццей и ест. Я говорю: «Валера, ну мы же сейчас на обед идём.» А он мне: «Там мало будет!». Он танцевал потом ещё лет 8, и всё это время у него была кличка Пицца.

Был в моей практике и случай, когда я на занятии по-настоящему испугался. Я семь лет работал в Даугавпилсской психоневрологической больнице хореографом — вёл занятия для клиентов. На них ходила одна женщина, которой очень нравилось танцевать. На занятиях она всегда выкладывалась по максимуму. Но в тот раз в конце занятия у неё случился эпилептический припадок. Это было очень страшно. Я ведь никогда до этого не видел такого, я не понимал, что с ней происходит, растерялся и не знал, что делать. Хорошо, что за дверью дежурила медсестра и смогла помочь.

Танцы с мужчинами, танцы с женщинами

На занятиях со взрослыми я танцую обе партии: и мужскую, и женскую. Чтобы проверить, ведёт ли мужчина, мне нужно станцевать с ним в паре. Танцую и с женщинами в своей группе на тренировке, чтобы показать как надо.

Я слышал, что бывает такое, что партнёршу могут приревновать к преподавателю, но лично у меня такого никогда не было. Я стараюсь быть очень аккуратным с этим. У меня в работе уже давно нет гендерного различия. Они все для меня танцоры, их пол не важен. Поэтому я и танцую и мужские партии, и женские, мне всё равно. Хотя мужчины бывает смущаются, если я начинаю с ними танцевать. Особенно, если это в первый раз. Но с аргентинским танго проще. По одной из версий истории этого танца, когда-то мужчины его танцевали друг с другом и таким образом решали, кому достанется право быть с какой-то девушкой.

О танцах и хороших танцорах

Танцорам, чтобы добиться результата, надо ставить перед собой цели. Ставить цели на этот месяц, на этот год и т.д. И потом прикладывать максимум усилий, чтобы их достичь.

Видео: Евгений Ратков

Хороший танцор — это тот, кто танцует каждой клеточкой своего тела. И своим танцем передаёт что-то — своё мировосприятие, своё ощущение эстетики движения. Ну а хороший танец — это всегда хорошая интересная история, которую танцор рассказывает зрителям.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] чемпион Латвии и полуфиналист чемпионатов мира Дмитрий Арестов, основатель танцевальной студии STOPTIME Dance Studio (которые […]