«Это правильно – знать язык страны, в которой живешь», — Мария Скоромна, которая приехала жить в Даугавпилс из Украины

Мария Скоромна. Фото: Елена Иванцова
Мария Скоромна. Фото: Елена Иванцова

Мария Скоромна приехала жить в Даугавпилс год назад из Западной Украины. До этого она никогда не была в Латвии. Мария рассказала «Чайке» о своих впечатлениях от страны и города, а также о самых больших трудностях, связанных с устройством на работу.

О детстве на Украине

Я родилась в маленьком селе, недалеко от города Тернополь. Он до 1939 года находился в составе Польши. Дома мы говорили на украинском языке, соблюдали все традиции, обычаи. Родителей моего отца в 30-е годы выслали в Воркуту как кулаков, и вернуться потом разрешили только ему, он там родился. На Украине было много депортаций, а в 1933 году был голод, умерли несколько миллионов человек.

На Западной Украине люди, в основном, верующие. Помню из детства, как бабушка тайком водила в храм, потому что было запрещено. У нас в селе православный храм был закрыт. Была и есть на Украине греко-католическая церковь, она была запрещена с конца 1940-х и вплоть до конца 1980-х. Было очень большое воздействие на психику. Меня бабушка учила, что Бог есть, что нужно молиться. А в 1-м классе, в 7 лет, нам в школе сказали, что Бога нет и молиться – это ерунда.

О Латвии

Сюда я приехала по приглашению своего будущего мужа Петра. Мы познакомились в интернете, и он пригласил меня в гости. Долго уговаривал, мне было тяжело сняться с места, я приехала, и он уговорил меня остаться.

До этого я никогда не была в Латвии. Конечно, страна была на слуху, в первую очередь, Рига и Юрмала. Я всегда смотрела «Новую волну», там украинские артисты участвовали и выигрывали, становились известными. Когда я была маленькая, моя крестная ездила в Прибалтику, в Латвию, это всегда считалось чем-то таким особенным. Считалось, что там лучше, чем у нас. Она привозила мне подарки из Латвии. Я помню разговоры о Латвии и других республиках бывшего СССР, когда в начале 1990-х начали создаваться новые государства. 

О латышском языке

Пока я не нашла себя здесь, потому что ещё не знаю латышский язык на достаточном уровне. Первые курсы, на которые я пошла, были в Даугавпилсском университете – там есть специальные занятия для лиц из третьих стран, т. е. не входящих в ЕС. Потом прошла курсы от Государственного агентства занятости. Сдала экзамен на категорию А. Но говорить по-латышски здесь не с кем, и я начинаю забывать то, что знаю. Язык сложный, но выучить надо, это язык страны, в которой я живу. Это правильно. 

Я усиленно ищу работу, мне помогают в Госагентстве занятости. Получив временный вид на жительство, я зарегистрировалась в ГАЗ. По профессии я учитель истории и социальный педагог. Я бы хотела здесь работать тоже по профессии. 

Сейчас меня взяли на испытательный срок на одно пищевое производство.

Про Даугавпилс

О Даугавпилсе не знала ничего, когда сюда ехала. Раньше я слышала название Двинск, когда историю учили. Приехав, я в первые дни заметила, что небо здесь не такое голубое, как на Украине. Может, это связано с тем, что море близко. Не знаю. Мы живем за городом, но скот не держим, только кур. Мне больше нравится за городом, там я вижу горизонт.

Пока ещё теряюсь в городе, он для меня большой. Учусь сейчас ездить на машине по Даугавпилсу.
Я уже была здесь в театре на концерте в честь Дня независимости Латвии, были на Празднике города.

В университете нас возили на экскурсию в Аглону, в Краславу, рассказывали о латышских традициях, мне было очень интересно. Услышала латгальский язык в Музее хлеба в Аглоне, такой необычный. 

О современной Украине

Когда я училась в университете в Тернополе, в городе вместе со студентами из четырех университетов и техникумов насчитывалось 200 000 человек. Сейчас уже гораздо меньше. Многие уехали. На Западной Украине в каждой второй семье кто-то уехал на заработки. Кто-то уезжает семьями. Когда я работала в школе, то это стало заметно довольно быстро. Если в 2008 году ещё не было семей, откуда уезжали на заработки в Италию, Польшу, США и т. д., то уже в 2016 году в школах ввели специальные программы по работе с детьми трудовых мигрантов. Многие дети остались на попечении одного родителя, либо бабушек и дедушек. И редко кто возвращается.

На Украине остались жить сын, мама, родственники. Сын живет в Киеве, работает, снимает квартиру. Купить свое жильё просто нереально. Государство не регламентирует вопрос ипотеки, банки устанавливают очень высокие проценты. Поэтому люди уезжают, чтобы что-то скопить. 

В 2004 году, когда на Украине была Оранжевая революция, все в городе говорили по-русски. Но уже с 2006 года стало больше украинской речи: в магазинах, общественном транспорте. Совсем недавно был принят обновленный закон об украинском языке. 

Про цены

По сравнению с Украиной цены здесь невысокие, если соотносить их с зарплатами. Моя зарплата учителя составляла 200 евро. А цены в магазинах были выше, чем здесь. Цены на бытовую технику, телефоны там тоже выше. Мне нужно было сложить 3 зарплаты, чтобы купить сыну ноутбук. Людям тяжело сейчас живется на Украине.

Про Крым и Донбасс

Когда происходили события в Крыму, в стране было безвластие. Некому было принять правильное решение. Мне было страшно за людей, которые там жили. Но если им там сейчас хорошо, то…  У меня нет прямого общения с кем-то из Крыма, но у знакомых есть. Женщина ездит из Крыма в Киев свободно, у неё два паспорта. На Украине запрещено двойное гражданство, но видимо, к жителям Крыма более лояльно в данном вопросе относятся.
Мне лично было очень страшно, когда началась война на востоке Украины. Страх был просто всепроникающим. Война – это хуже всего. В моём родном селе, когда я была там, хоронили 20-летнего парня, которого убили на войне.

В Донецке живут мои двоюродные брат и сестра. Говорят, что сейчас там сравнительно спокойно. Стреляют на окраинах. Они живут в центре и помнят, как тряслись стены, когда бомбили аэропорт и электростанцию в городе Счастье. Украинцы говорят, что стреляют ополченцы. И наоборот. Раньше, в 2014 году, постоянно стреляли «Градами». Правда это всё или неправда? Вернётся ли всё на круги своя? Скорее всего, нет. Будет, как в Абхазии или Приднестровье.

Конечно, всё показывали по телевизору. Но можно показывать одно, а на самом деле происходить может другое.

О коронавирусе

В Киеве закрыто метро. Это уже слишком, мне кажется. Большой город, на берегу реки. Сейчас большие пробки. Дополнительный транспорт не пустили, люди ездят в маршрутках, как селедки в бочке. Закрыто метро и в Харькове, и в Днепре (Днепропетровск). Хорошо, что современные технологии позволяют быть на связи с родными.

Материал опубликован в рамках проекта Рижского технического университете имени Паула Страдиня PMIF / 7/2019/2/01.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
0 0 vote
Article Rating
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
Таня
Таня
2 месяцев назад

В Крыму люди счастливы что им разрешили говорить на языке который их родной.Сама женщина из Тернополя должна понять что в Даугавпилсе она смогла найти мужа и какую то работу потому что она умеет говорить по русски.Пусть будет счастлива с нашим земляком Но ну указывает местным какой язык нам тут надо учить. Ну и конечно сказки про голодмор это лишнее. Мы тоже жили в СССР И не надо нам тут свою укро пропаганду.