«Я за условность, чтобы у зрителя было место для фантазий, размышлений», — художница Полина Побережская, выставка которой открылась в Риге

Полина Побережская на открытии выставки. Фото: Марис Морканс
Полина Побережская на открытии выставки. Фото: Марис Морканс

С 5 по 20 сентября в рижской арт-галерее Happy Art Museum проходит первая персональная выставка израильской художницы Полины Побережской

Кроме живописи Полина занимается графическим дизайном и иллюстрацией книг. География художницы охватила Новосибирск, Санкт-Петербург, Москву, Тель-Авив. В 2014 году Полина с мужем и сыном переехали в Ригу. Она рассказала «Чайке» о страхах перед выставкой, о мотиве неизбежности расставания и почему на многих изображениях есть лев.

Почему вы решили переехать в Латвию?

На самом деле это было совершенно иррациональное решение. Мы рассматривали много стран для переезда из Израиля. Изначально планировали уехать в Чехию, но в тот момент обстоятельства сложились иначе. И тогда мой папа посоветовал съездить в Ригу. По его словам, «это очень странное место». И как только я попала сюда, почувствовала себя дома. Почему? У меня нет объяснения. 

Мы много общались с местными жителями, чтобы лучше узнать о жизни здесь. Мнения были полярными — от «Боже, зачем вы сюда приехали, это такая ошибка» до «это лучшее место на земле, и если жить, то только здесь». Последнее больше вселяло надежду. 

Летом 2014 мы переехали. Но я продолжала работать с заказчиками из Израиля.

Картины с выставки написаны в Риге?

Да, представленные работы написаны только в Риге. У меня не было цели их продавать. Это для меня скорее выход (вон как на той картине) «из-под стола». Я получала, как мне кажется, удивительно хорошие комментарии в фейсбуке. Люди стали интересоваться, где можно посмотреть мои работы вживую. Я боялась, но муж сказал: «Пришло время, выходи из тени». 

Выставка была запланирована на апрель, но из-за коронавируса не сложилось. Поэтому, после снятия ограничений, мы решили не откладывать. Рассчитывали, что её увидят все наши друзья, ну максимум 100 человек. Но только на открытие пришло более 200. Это вышло за пределы того, что я себе представляла. И, как всегда, мне кажется это больше, чем заслуживаю.

Менталитет людей отразился на их реакции?

После жизни в Израиле, люди здесь кажутся гораздо холоднее и держатся на дистанции. Но это не плохо. Я уверена, что если ты к людям с добром идёшь, с каким-то тёплым посылом, то чаще всего они оттаивают. И мне тут комфортно.

Но казалось, что мои работы невозможно понять, они очень личные, мои. И так приятно и удивительно, что люди понимали и интересовались. И мне волнительно от того, что столько положительных, добрых отзывов.

А каково было работать во время карантина?

А в моей жизни ничего не поменялось. Я уже много лет работаю из дома. Конечно, когда происходит что-то такое глобальное, экстренное – ты напрягаешься. Но просыпаясь каждое утро, осознаёшь, что твоя жизнь идёт своим чередом. А ещё на тот момент у меня был большой заказ. Я занималась домашними делами и работала. 

Как вы пришли к жанру иллюстрации?

Учиться рисовать я начала с 10 лет. Окончила художественную школу, училась на разных курсах и в университете. А ещё много лет работала графическим дизайнером, делала всё — от логотипов до сайтов. Но всегда хотела заниматься иллюстрацией. Только что-то меня останавливало.

И как-то раз, уже в Израиле, узнала, что моя подруга ходит в студию к иллюстратору – Вольфу Бульба. А это такой именитый художник. И она показала мне свои рисунки, то, чему их Вольф научил. Мне очень понравилось, но я удивилась — как это, она туда ходит, а я – нет? В тот же вечер я позвонила и записалась на занятия. Следующие три года я фактически провела в его мастерской.

Есть разница между креативом и творчеством?

Для меня — нет. Слово «креатив» переводится на русский как «творчество». Хотя, возможно, я не права. Вам кажется, что «креатив» — это больше профессиональный термин? Ок! Но тут важно другое. «Свободный» художник или нет, творческий или креативный – ты обязан сделать свою работу хорошо и в срок. Только в этом случае ты, действительно, профессионал. Никаких отговорок (ну только если ты умер), по крайней мере, у меня (смеётся).

Я закончила школу искусств при Открытом университете Израиля. И нас учили, что  даже если у тебя уже нет никаких внутренних ресурсов (как тебе кажется) — ты всё равно должен хорошо сделать свою работу. У всех бывают взлёты и падения. Пусть твой проект не будет в этот раз таким гениальным, как тебе хотелось бы, но он должен быть готов в срок. Если вам угодно, назовём это креативом – стараться всегда выполнять заказ на «очень хорошо». Тогда мои картины – это моё личное творчество, не ограниченное по времени. Личное, спонтанное, импульсивное.

Почему выбрали именно такой стиль?

Когда картины как большая история? Это во мне иллюстратор говорит (смеётся). Ну да, чего в моих картинах нет совсем – это академизма. На самом деле, меня много лет в России учили именно академической технике: рисовать натюрморты, розетки, головы, треугольники… Это хорошая база, но это не приносит удовольствия. 

Есть художники, которые качественно работают в жанре натюрморта, пейзажа, в направлении гиперреализма… Мне это неинтересно. Я за большую условность, чтобы у зрителя было место для фантазий, размышлений. Мне важно донести какую-то историю, рассказать её образно. 

Что настраивает на рабочий лад?

Тишина и спокойствие. Я не могу работать в стрессе. Даже музыку, когда работаю, не могу слушать, она меня сбивает, потому что начинаю в неё погружаться – а это сильно отвлекает от собственного настроения. Но, странно, зато могу слушать аудио-книги или большие интервью. 

У вас бывают неудачные дни?

Бывают дни, когда ничего не идёт. Можешь сидеть и ничего не рождается. Думаешь, что всё это зря! Но главное в такой ситуации просто начать делать. И я говорю себе: «Я делаю то, что люблю». 

Кто вас поддерживает?

Моя семья, мои родители. Это моя главная опора, это мой тыл.

Муж – ваш главный помощник?

Муж не только главный помощник, но и мой главный критик. У нас абсолютно разные темпераменты. Он – сильнее, честнее. Я могу промолчать – он, в свою очередь, очень прямой. Но часто его критика подстёгивает меня работать ещё больше, не останавливаться на сделанном. 

Картина «Совместимость» — о вашем союзе?

Абсолютно нет. Эта картина вообще про другое. Она про фантазии, которые в искусстве можно сделать реальностью. Вот луна и солнце на одном небе – кажется, так не бывает. Или хищник и его добыча, спокойно сидящие вместе. А я подумала: «Но мне-то никто не запретит всё переиначить». И вот у меня здесь все вместе. 

Ваши картины больше о радости или о грусти?

Я не из тех людей, кто прыгает от радости, выставляет её напоказ. Моя радость — очень спокойная. И я очень не люблю свои отрицательные эмоции, они меня разрушают. Хочется их подавить. И пребывать в душевном равновесии. Но, видимо, они копятся, и выплескиваются на холст. И картины иногда кажутся грустными. Каждый видит в картинах своё.

Поэтому герои с закрытыми глазами?

Да, люди на моих работах изображены с закрытыми глазами. Ведь это не про внешнее. В моём представлении, если пишешь о внутреннем, то не смотришь вокруг.

Но на одной, всё-же, глаза девушки открыты?

Это картина «Старый лев». Он на руках у девушки. Но это не девушка. Это природа. Это представление о том, когда сильный и могучий царь зверей стареет и превращается в беспомощного ребёнка, природа принимает его назад. Это цикл жизни. 

Почему образ льва так часто встречается в картинах?

Всю жизнь у меня дома были и собаки, и кошки. И если с собаками всё понятно, то с кошками у меня осталась недоговорённость и к ним присматриваюсь больше. А лев – это большая кошка. Лев – это символ совершенства и абсолютной гармонии. 

Тема расставания – самая близкая вам?

Мы со всеми состоим в отношениях. И расставание неизбежно (время, возраст, ещё много разных причин). Это жизнь. 

Вот, например, картина «Отпускаю». Если кораблик уплывёт, шарфик распустится и связь разорвётся окончательно. Безнадёжное держание. Это всё — какая-то безнадёга. Но чтобы это не смотрелось так ужасно, я положила рядом клубки ниток, из которых в будущем можно связать новые отношения. Ведь в жизни плохое всегда идёт рядом с хорошим.

Когда люди находятся вместе, самое главное — помнить, что время ограничено, его совсем немного. Если держать эту мысль в голове, то много мелочей, претензий и раздражений отпадёт и ты больше будешь ценить то, чем живёшь, и тех, с кем живёшь.

А какая ваша картина на этой выставке самая откровенная?

Для меня самая откровенная — «Дорога домой». 

У вас есть планы на ближайшие годы?

Говорить о чётких планах теперь невозможно. Изменилось время, и всё, что не могло случиться в этом мире, уже случилось. Поэтому загадывать что-то — самое глупое, что можно сейчас делать. Если есть план на год — это уже очень хорошо. 

Вы смотрите работы современных художников?

Везде, где мы бываем, обязательно посещаем галереи. И часто случаются настоящие открытия. Вот в Друскининкае мы, например, попали в музей Витаутаса Казимераса Йонинаса. Это замечательный литовский художник, скульптор и витражист. У него удивительные барельефы. 

А были в Даугавпилсе, центре Марка Ротко?

В центре Ротко мы были, но очень быстро. И это моё незавершённое дело — посмотреть там экспозицию целиком. На тот момент были работы — иллюстрации Марка Шагала и выставка стеклянных изделий. Я носилась по музею, потому что у нас было лишь 20 минут! 

У вас есть мечта?

Есть. Ужасно хочется освоить глину, керамику. Я была в мастерской латгальского гончара. И когда сама попробовала поработать с глиной – то поняла, что я этим обязательно займусь когда-нибудь. У меня даже сохранился глиняный горшочек, который тогда сделала. Нелепый такой (смеётся).

Ваши пожелания тем, кто смотрит ваши работы!

Вам не обязано это понравиться, но если что-то в сердце отзовётся — я буду очень рада! 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments