Памяти Джигарханяна, или История, оставленная в наследство латвийскому журналисту

Фото со страницы Театр Армена Джигарханяна на фейсбуке
Фото со страницы Театр Армена Джигарханяна на фейсбуке

На 86-м году жизни ушёл из жизни великий артист Армен Джигарханян. Он сыграл огромное количество ролей в театре и кино. А мне в наследство оставил одну потрясающую историю. Она вполне характеризует феноменальный образ жизни и размах Армена Борисовича, который, если и существовало такое неофициальное звание, был действительно королём чуть ли не всех армян земли. 

Напомним, что Армен Джигарханян занесён в Книгу рекордов Гиннеса как самый снимаемый российский актёр (более 250 ролей в кино и телефильмах), он кавалер ордена «За заслуги перед Отечеством» III и IV степеней и других почётных наград и премий, включая звание народного артиста СССР. И вообще, список его регалий и ролей можно перечислять долго. 

Он не раз приезжал в Юрмалу. Бывал тут буквально пару лет назад в связи с проблемами сахарного диабета. Но перед этим приезжал и на гастроли. И в советские годы, с труппой Московского театра им. Маяковского, и уже в «новые времена», с антрепризой. История, о которой хочу рассказать, относится как раз ко времени начала тысячелетия, когда Армен Борисович приехал в театр «Дайлес» с показом спектакля «Кролики и удавы» по мотивам произведений Фазиля Искандера. 

Устроительница тех гастролей Марина Липченко пригласила меня на радиостанцию, где Армен Борисович давал интервью, после чего с классиком мог поговорить и я — минут пятнадцать. Так и было — сели на кожаный диван и беседовали. 

Разумеется, задал я ему уже банальный сегодня вопрос: «Многие удивляются, почему вы, действительно великий артист, не брезгуете зачастую сниматься в довольно-таки средних фильмах?». «А потому, что есть старая армянская поговорка «Лучше истрепаться, чем заржаветь», — ответил мудрый Джигарханян. И продолжил: «Чтобы я отказался от роли, должна быть очень патологическая ситуация. Или просто времени не хватает — занят другой работой. Но в моей жизни пока не бывало случаев, чтобы мне принесли настолько позорный сценарий или пьесу, чтобы я сказал: «Как вам не стыдно!».

Ещё я спросил его тогда: «Оглядываясь назад, вы можете назвать свою самую удачную роль?». «Никогда! Пока жив, пока работаю в театре — не могу назвать». 

«А «Театр времен Нерона и Сенеки?». «Не провоцируй меня, дорогой! Пока живой, не скажу. Вот когда уйду из театра, тогда сяду и буду думать о своих наилучших достижениях. А пока я двигаюсь вперед. Пока у меня ещё есть надежда, что меня впереди что-то ждёт. А вот что именно ждёт — на этот вопрос нет ответа. Но специально для тебя, журналиста, отвечу. Эксклюзивно. Светлое будущее нас ждет…».

И засмеялся таким знакомым всем нам смехом. И в это время в комнату зашли подтянутые, в кожаных куртках, молодые армяне. Они назвались представителями армянской диаспоры в Латвии, владельцами ресторана. «Дорогой Армен, приезжайте к нам в гости в ресторан, посидите хотя бы пару часов!». Армен встал, обнял главного «ходока» и сказал великое: «Ну разве настоящий армянин будет сидеть в армянском ресторане всего пару часов? Давайте я к вам приеду… на неделю!».

Великий артист достал из пиджака ежедневник и сказал: «Вот у меня есть через месяц свободная неделя. Годится?». «Да, конечно!». Обнялись, расстались, Армен Борисович присел обратно и сказал мне: «Ну вот так во всем мире!».

Самое интересное, что потом он приехал в тот армянский ресторан. На неделю. Юрмала тихонько гудела. Все были счастливы, что на нашей земле был такой великий человек!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments