О том, что она стала лауреатом «Награды года» в номинации «Образование», даугавпилсская певица, педагог по вокалу Елена Борель узнала от коллеги по телефону во время урока. Она рада такому признанию, отмечая, что в наше тяжёлое время такие неожиданные сюрпризы особо ценны.

Поддержи «Чайку»:

Накануне своего дня рождения (она отмечает его 17 декабря) Елена рассказала «Чайке», как проходит педагогический процесс во время пандемии, о фестивале камерной музыки, который когда-то проводился в Даугавпилсе, и о том, есть ли сейчас интерес к классике. 

О пандемии

Когда всё это началось, я вспомнила цитату из романа Льва Толстого «Война и мир»: «Свершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие». Здесь речь идет о войне 1812 года, но у меня было полное ощущение того, что и у нас произошло нечто, противное человеческому естеству. Работать в условиях пандемии, конечно, очень тяжело, педагогам в особенности, потому что исчез непосредственный контакт с учениками, глаза в глаза, а не чёрный экранчик размером с телефон или экран монитора. Может, это для кого-то и удобно — например, вести машину и одновременно урок, либо слушать этот урок, сидя в кровати и завтракая. Но для меня это крайне неудобно и крайне неестественно. Если учесть, что это длится уже почти два года, то просто приходится преодолевать раздражение. 

Я не люблю гаджеты и компьютерную технику и считаю неприемлемым для педагогов и учеников столько времени проводить за компьютером. Много времени и сил отнимает подготовка, настройка и возможная починка «прямого эфира». И неизвестно, когда пандемия закончится, когда снова можно будет работать в нормальных условиях. Людей эта ситуация просто изуродовала, многих сломала.

Сейчас у меня есть возможность заниматься со своими учениками индивидуально — я преподаю в Даугавпилсском университете и музыкальной средней школе имени Станислава Брока. 

Абсурдный принцип

Педагоги сейчас в Латвии поставлены в такую ситуацию, которая не совсем естественна. Занятость и зарплата зависят от количества учеников, потому что работает правило «Деньги следуют за учеником». А ведь дело же не в количестве. Из-за этого принципа учебные заведения и педагоги становятся заложниками ситуации, потому что ученики понимают, что  они нужны школе, директору, педагогу. Отсюда бывает соответствующее поведение и отношение к учебе. Можно не прийти на урок, на лекцию и получить такую же оценку, как тот, кто ходит и учит. Это принцип неправильный, так не должно быть, и это не только моё мнение. Учитель поставлен в ситуацию обслуживающего персонала, пусть меня простят коллеги, никого не хочу обидеть.

Нажми на кнопку

Интерес к классической музыке у молодого поколения очень большой. Несмотря на все технические нововведения, дети остаются живыми, непосредственными, открытыми и любознательными. Это никуда не делось. Но параллельно есть такой момент, что им не нравится тот процесс работы, который нужно пройти, чтобы получить хороший результат. 

Есть желание петь, «как та певица», но нет желания кропотливо работать, чтобы это произошло. У современного поколения такое восприятие жизни, как в гаджетах: нажал кнопку и мгновенно получил результат. Не надо играть гаммы по пять часов и петь вокализы. Не надо задействовать голову, чтобы думать над содержанием произведения. Не нужно вкладывать душу и сердце. 

Есть также масса ненужных, с моей точки зрения, активностей в учебном процессе, которыми дети перегружены, и поэтому не успевают полноценно потратить себя на занятия. Раньше была сконцентрированность на подготовке своей концертной программы, а сейчас им нужно писать много всяких дневников, отчётов. Им бы побольше музыки живой послушать, а не в Ютубе. А и живых концертов сейчас нет, только вот эти, через интернет. Везде идёт подмена подлинного чем-то суррогатным. Им бы что-то почитать, но в том процессе, в который они вовлечены, не предусмотрено время для чтения. А у нас ведь замечательная библиотека в университете.

В память о Юрии Лосеве

Для меня Юрий Георгиевич — прежде всего, народный театр «Искатель», которым он руководил 35 лет. Это феноменальный самодеятельный коллектив, в котором занимаются люди самых разных профессий, и которому он отдавал большую часть своего времени. И конечно, проект «Русские гении».

Когда мы занимались «Русскими гениями», не всё шло гладко. Мы столкнулись с тем, что некоторых книг не стало. Их не нет, а их не стало. Я искала Паустовского, и он оказался списан в хранилище. Хорошо хоть не выкинут, что  можно довольно часто видеть около мусорных контейнеров — выкидывают целые библиотеки. Очень грустно на это смотреть. Раньше ведь собирали библиотеки целую жизнь, доставали книги, передавали по наследству. 

Проект «Русские гении» мы делали 12 лет вместе с Юрой и Русской общиной. Хорошее было время, у нас глаза горели, и людям было интересно на концертах, потому что это были темы о вечных общечеловеческих ценностях. Думаю, это и сейчас было бы интересно, но и тогда, и сейчас это мало поддерживают. 

Есть устойчивое мнение, что люди так устают от теперешней жизни, что их надо развлекать. Им не надо читать Паустовского, Толстого, слушать классическую музыку, слушать окружающий мир. Человека загоняют в состояние одноклеточного организма, предлагая ему то, что сегодня транслируется, например, на телевидении. Это направлено на его эго, а не на мораль, нравственность, саморазвитие. И все чаще возникает ощущение, что это делается сознательно, человека, как личность, упрощают, унижают. 

Возвращаясь к Юре Лосеву, скажу, что у него было очень много хороших творческих идей, с которыми он везде ходил, доказывал, пробивал эти «стены», но не находил поддержки… Это был очень образованный, такой настоящий человек, очень переживал за культурную среду города. Например, он считал, что сейчас на театральной сцене нужно ставить пьесы Максима Горького, конечно, в первую очередь, «На дне». Много людей сейчас, действительно, оказались на дне. Вы не представляете, с какими трудностями мы сталкиваемся сейчас, чтобы просто установить памятную доску Юре на доме, где он жил…

Педагог без имени

В Даугавпилсе богатые музыкальные традиции, и я очень благодарна тем людям, которых встретила здесь из музыкальной среды, когда приехала в Даугавпилс. Я часто вспоминаю своих педагогов. Конечно, с благодарностью. Елена Павловна Ларионова, Галина Михайловна Щербик. Галина Ивановна Чумаченко, блестящий учитель, оперная  исполнительница, совершенно недооцененная, о ней сегодня не вспоминают. 

Когда я училась в Рижской консерватории на вокальном отделении, там было такое интересное сообщество настоящих интеллигентов, настоящее общение внутри этой творческой среды. Прошел концерт, скажем, и потом обязательно всё это обсуждается в большом кругу людей, которые специально для этого собрались. Все это за чашкой чая у кого-то дома. Здесь я такого не видела. 

Помню, как знаменитая пианистка, профессор Инта Виллеруша, которая у меня ничего не преподавала, позвала меня к себе домой помочь подготовиться к предстоящему концерту. Совершенно безвозмездно. Двери у них были открыты для всех, весь пол и рояль там были усыпаны пластинками…

Ещё я скучаю по тем временам, когда учителей называли по имени-отчеству. То, что сейчас повсеместно дети из русскоязычных семей не называют своих педагогов по имени-отчеству, считаю обезличиванием. А ведь назвать по имени и отчеству — это красиво и достойно, особенно в литературной, культурной среде. 

Нужен фестиваль классики

Раньше проходили вечера романсов, был театр романсов, созданный Сергеем Пимановым. Сейчас этого почти нет, сейчас в моде смешение жанров. Если делается какой-то концерт, то обязательно чтобы в нем были композиции разных стилей, т. е. эстрада, джаз, классика. Редко когда уже концерт посвящается творчеству одного композитора. В «Русских гениях» каждый концерт был посвящён одному человеку — Пушкину, Есенину, Мусоргскому, Тютчеву… Без фишек, перьев, раскраски и светомузыки. Людям нравилось. Тем, кто далек от дешёвой попсы.

Я думаю, что в Даугавпилсе не хватает фестиваля классической музыки. Но ключевое понятие здесь — поддержка. В городе много разных хороших фестивалей, но всё-таки уклон идёт в сторону массовой культуры. Когда-то в нашем городе проводились «Дни камерной музыки». Очень интересно было, но постепенно в него стали включать 

какие-то полуэстрадные, абсурдные элементы, и в конце концов он себя исчерпал. В Риге такой проводится до сих пор. В Риге много что происходит, там концерты классической музыки проводятся регулярно, вот сейчас особенно, перед Рождеством, в соборах.

Свой коллектив

Я работаю с ансамблем славянской культуры «Раздолье» из Ливан. В прошлом году они сами на меня вышли и пригласили работать музыкальным руководителем. Там такие интересные люди, увлечённые, это так приятно видеть. Они не профессиональные исполнители, но пели всю жизнь. Я даже сначала не верила, смотрела на них и думала: неужели им на самом деле так нравится петь? Мы, к сожалению, сейчас редко репетируем, всего раз в неделю к ним езжу или они ко мне приезжают. Экспериментируем, они не боятся что-то новое исполнять, подбираем репертуар. А ещё они сами шьют себе костюмы, настоящие народные, по своим эскизам. Сейчас мало выступлений, очень их не хватает, но вот 11 декабря мы выступаем в Ливанах, будет наш концерт с новой программой. Строим планы на будущее, но не загадываем далеко.

Инструмент-магнит

Я в детстве сразу хотела учиться игре на фортепьяно. Меня пытались отдать на скрипку, мой папа играл, но это совсем не моё, хотя мне очень нравится, как звучит скрипка. Был момент, как и у всех детей, когда началось такое сопротивление, надоела музыкальная школа. Но я и сейчас родителям детей говорю: главное — перетерпеть, выстоять этот период.

Ещё я люблю готовить, вязать, чтение — вот почитать всегда очень хочется. Также мне нравится смотреть театральные постановки и экранизации литературных произведений. Некоторые сняты по несколько раз, я сравниваю. Дома я играю на пианино, меня тянет к инструменту, я ведь и начинала, как пианистка.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Ok

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments