«Когда началась война, я столкнулась с тем, что давно знакомые люди поддержали вторжение, одобряли все действия российской власти. Это был для меня шок, разочарование и непринятие. И все, как один, твердили уже известные заученные фразы: «Где вы были все 8 лет?», «Там одни нацисты», «Путин спасает Украину». 

Поддержи «Чайку»:

Когда я поняла, что не в моих силах изменить мнение близких, и тем более остановить войну, то спросила себя: «А что я могу сейчас?». И решение пришло, я решила, что могу помогать тем, кто бежит от войны, у меня есть время, ресурсы и главное — желание», — рассказывает Анастасия Кияница, которая уже несколько раз ездила из Риги в Пшемысль волонтёрить на польско-украинской границе.

Анастасия (28 лет) — даугавпилчанка, сейчас живёт в Риге. Она увидела статью «Чайки» про волонтёра из Даугавпилса, который писал, что в Польше на границе очень нужна помощь.

Через два дня она уже ехала в незнакомый город Пшемысль, не зная ни людей, к которым едет, ни где будет жить. Но на месте её встретили замечательные ребята, многие из которых работали на границе с самого начала войны.

По данным ООН, количество беженцев, покинувших Украину на 29 апреля 2022 года, превысило 5,4 миллиона человек. 

Около 60% покинувших свою страну украинцев (2 992 575 человек по состоянию на 28 апреля) выехали в Польшу, которая принимает наибольшее число беженцев. По данным польских пограничников, на прошлой неделе число въехавших в страну беженцев из Украины преодолело трёхмиллионную отметку.

Большой поток беженцев приезжает на эвакуационных поездах Львов — Пшемысль и попадают в Центр приёма беженцев, где каждому из них нужно помочь — информационно, эмоционально и физически.

У каждого своя тяжёлая история

В первый раз в Пшемысль Анастасия поехала вместе с водителем из Латвии, который раз в неделю забирал там беженцев. Вместе с ней ехал пожилой украинец. Он привёз свою дочку-подростка в Ригу к родственникам и возвращался домой, чтобы вступить в ряды территориальной обороны Вооружённых сил Украины. В Украине осталась его жена, она боялась, что её могут не выпустить с российским паспортом. 

Этот мужчина мог бы остаться в Латвии, но он не стал, он решил защищать свою страну, свой дом. 

«Это одновременно и восхищает, и пугает. Мы все выросли на рассказах о Второй мировой, но одно дело, когда ты читаешь книги, смотришь фильмы, другое дело, когда лично встречаешь человека, готового защищать свою родину тогда, когда он имеет право не делать это», — вспоминает Анастасия.

Центр приёма беженцев в Пшемысле оборудовали в большом супермаркете. Первой работой была регистрация беженцев — с этого начинается путь каждого приехавшего. «Нужно зарегистрировать пребывание, выдать браслет с QR кодом, объяснить, где и что находится в самом центре, просто выслушать». 

Анастасия рассказывает, что сейчас основной поток беженцев поступает из оккупированных территорий и с территорий, где идут боевые действия. В марте-апреле больше всего людей было из Киевской, Харьковской, Донецкой, Луганской, Сумской, Запорожской областей.  

«Я общалась с семьей из Киева, они приняли решение уехать из Украины, когда в соседний дом попала ракета. Некоторые из их соседей погибли, и именно тогда пришло осознание, что они могут быть следующими, это было в апреле». 

Большая часть беженцев становится внутренними переселенцами, но западная Украина не может принять всех, им приходится ехать дальше, в Европу. 

«У каждого из них своя тяжёлая история, — рассказывает Анастасия. — Кто-то потерял близкого человека, кто-то не может связаться с родными, кто-то лишился своего дома, кто-то не понимает, что делать дальше». 

Анастасия рассказывает, что большинство беженцев концентрируются на том, что им делать дальше, где жить, где работать. Задача волонтёра — дать им надежду на будущее.

Пункты питания для украинских беженцев в Пшемысле. Видео предоставлено волонтёрами, работающими на польско-украинской границе

Они слышат сирены и взрывы, даже когда их нет

Волонтёры не являются психологами или психотерапевтами, поэтому они стараются не спрашивать про войну, про то, что пережили люди. «Наша главная задача — помочь с текущими проблемами, не навредить и не тревожить раны», — говорит Анастасия. Но говорить им приходится обо всём.

Однажды на ночной смене Анастасия встретила женщину, у которой рак груди. Женщине было неловко говорить о своей проблеме, но с Анастасией она разговорилась. Рассказала, что за день до начала войны она поехала в Киев, врачи должны были провести обследование и начать лечение. Началась война, обследование и лечение перенесли на неопределённый срок. Там, где она жила, начались активные боевые действия и пришлось эвакуироваться. 

«И вот она у нас, в полной растерянности, но с диким желанием жить. Насколько я знаю, от нас она уехала в Германию в клинику, которая была готова взяться за её лечение». 

Ещё одна история, которой делится Анастасия, про двух подруг, которые ехали в Норвегию к бабушке одной из них — так получилось, что бабушка эвакуировалась раньше, а девушки остались одни. 

Одна из девушек — совершеннолетняя, второй — 17 лет, она сирота, единственный родственник — бабушка. Её задержали на польской границе и отправили в центр для несовершеннолетних. 

Забрать её оттуда могла только бабушка — законный опекун, но бабушка приехать не может, из Норвегии её не выпустят.

«Через несколько дней, благодаря невероятному волонтёру Яне, получилось отправить старшую девушку к ксендзу, где она могла бы пожить, пока её оформляли опекуном младшей девушки».

Волонтёрам приходится решать самые разные задачи, но все они очень важны для людей, попавших в беду. «Как-то ко мне обратились две женщины с необычным вопросом — где в Пшемысле можно купить гречку?. Их мама очень её любит и скучает по этому вкусу. Казалось бы, простая и привычная для нас еда, но для этой конкретной женщины — возможность почувствовать стабильность, почувствовать себя дома».  

Некоторые беженцы делились с Анастасией очень тяжёлыми мыслями. «Одна женщина, я точно не вспомню, из какой она области — Донецкой или Луганской, призналась, что в 2014 году ждала прихода «русского мира» и поддерживала действия России. После 24 февраля её мнение изменилось, оказалось, что это совсем не было похоже на то, что обещала Россия», — рассказывает Анастасия. 

А ещё говорит, что слишком часто к ней подходили и спрашивали, воют ли сейчас сирены. «Сирены не работали, но беженцы всё равно их слышали. Иногда они слышали грохот, взрывы, но это всё было в их головах». 

Поставьте себя на место того, кто потерял всё…

Тем, кто считает, что беженцы наглые, что им не нужно помогать, что они хотят жить только на пособия, Анастасия советует поехать в Польшу на выходные, совместить волонтёрство с отдыхом и увидеть всё своими глазами. Не обязательно на границу, можно в Варшаву, там есть два больших центра приёма беженцев.

Каждый второй человек, которого встречала Анастасия, говорил ей о том, что он хочет домой, что как только будет возможность, он вернётся, даже, если его дома уже нет. «Именно поэтому огромная часть беженцев не хочет уезжать дальше Польши, они боятся, что им будет тяжёло добраться обратно». 

Ещё волонтёр отмечает, что многие очень стесняются просить о помощи, им неловко из-за того, что столько людей помогают им безвозмездно. 

«Наверное, когда ты не видишь всё изнутри, просто судить остальных, но все забывают о том, что каждый может оказаться в такой ситуации и нужно всегда оставаться человечным», — говорит Анастасия.  

Анастасия считает, что в Латвии, как и в любой другой стране, полно проблем, и их, конечно, можно долго обсуждать. Но сейчас самая большая и важная проблема для всех нас — это война, это люди, которые остались без дома.

«Мы можем закрыть глаза, можем прекратить пускать к нам беженцев, но останемся ли мы после этого людьми? Просто поставьте себя на место того, кто потерял всё, вы хотели бы, чтобы вас бросили?», — спрашивает Анастасия. 

Какая помощь требуется беженцам и как можно помочь

Анастасия говорит, что помощь очень нужна. Смены длятся по 12 часов, волонтёров мало, информации мало, огромный поток беженцев, а система слишком хаотична. «Ты всё время чем-то занят, даже когда ты идёшь за кофе, ты можешь не дойти, потому что кому-то нужна помощь».

Центр помощи украинским беженцам в Пшемысле. Видео предоставлено волонтёрами, работающими на польско-украинской границе

Чаще всего нужна помощь с переводом, многие волонтёры не говорят на украинском или русском, зато знают английский, особенно это актуально для представителей стран, которые занимаются трансфером. «Сейчас в центре намного больше переводчиков, чем было в начале, но новые люди всегда нужны». 

Ещё Анастасия рассказывает, что встречаются сложные случаи, которые не в состоянии самостоятельно решить один волонтёр. Как, например, в тех историях с несовершеннолетней девушкой, или с женщиной с раком груди. Тогда подключаются волонтёры из совершенно разных организаций и стран. «Важно понимать, что ты один не можешь решить все проблемы, самое лучшее, что можно сделать — перенаправить к тем, кто знает, как помочь». 

Тем, кто хочет помочь в Латвии, можно заполнить соответствующую анкету на — www.ukraine-latvia.com.

Есть группы, где можно предложить помощь или найти того, кто в ней нуждается — например, вот тут.

Если кто-то в данный момент не может найти работу, можно поехать в Польшу, в Пшемысль в том числе, работать с НКО Medair, они предлагают зарплату за волонтёрскую работу.

Россиян, которые живут в Латвии и выступают против войны, может заинтересовать проект WOT Foundation.
Варианты волонтёрской работы в Польше — здесь.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Ok

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments