«Там, в убежище, мы смогли создать укрытие внутри укрытия», – доктор-клоун Игорь Наровский о поездке в Украину

игорь и сьюзи
Игорь и коллеги проводят занятие для детей беженцев в модульном городке во Львове. Фото из личного архива Игоря Наровского

События в Украине, кажется, не оставили равнодушным ни одного европейца. Это неравнодушие выражается в пожертвованиях, помощи волонтёров на границах и в центрах беженцев, а ещё – в визите докторов-клоунов в Украину.

Что делал доктор-клоун Игорь Наровский в бомбоубежище во Львове? Как он там оказался и что оттуда увёз? 

Читай нас в Telegram

Личная инициатива

Поездка докторов-клоунов в Украину проходила в рамках гуманитарной миссии организации The Pretzels. Это независимое международное объединение больничных клоунов. 

сьюзи и игорь
Сьюзи и Игорь в детской больнице Львова. Фото из личного архива Игоря Наровского

«Крупным мировым организациям необходимо время, чтобы собрать информацию, выстроить новые координаты, рассчитать риски, проложить новый курс, развернуться и набрать скорость. А тем временем ситуация на Украине стремительно развивается и меняется», – говорит Игорь.

Хотя до этого доктора-клоуны отправлялись с миссиями в Польшу, работали на границе с Украиной, в саму Украину отправлять клоунов из Латвии не представлялось возможным. Это стало исключительно личной инициативой:

«Посылать клоунов в Украину было довольно рискованно, поскольку нельзя гарантировать безопасность. Поэтому инициатива должна была исходить от нас самих. Мы с коллегой из Глазго, Сьюзи Фергюсон, сами всё организовали и сами поехали».

Игорь и Сьюзи посетили детскую больницу во Львове, провели мастер-класс для украинских докторов-клоунов из Харькова, Днепра, Киева. Вместе они посетили модульный городок, где живут переселенцы.

«Также мы работали вместе с организацией Voices of Children, которая занимается детьми, пострадавшими от войны, травмированными войной. Мы провели с ними мастер-класс в бомбоубежище, потому что за 15 минут до начала мастер-класса началась сирена воздушной тревоги».

На встречу с новыми друзьями и коллегами

Ещё до пандемии Игоря пригласили провести мастер-класс для украинских докторов-клоунов в Киеве. «Тогда мы очень сдружились, – говорит он. – А когда началась война, мы стали проводить «зумы» каждые две недели». 

Первый zoom доктора-клоуны провели в марте этого года. Игорь говорит, что ситуация была совершенно плачевная: 

«Представьте. Есть организация. И начинается война. Все куда-то разъезжаются, и по сути организации не стало. Люди не знали, где кто находится, в каком состоянии». 

Для Игоря было важно «возрождать клоунов, искать возможности работать дальше и узнавать друг о друге». 

В мае организация клоунов в Украине снова собралась и работала очно и онлайн. Следующим шагом после видеоконференции было приехать во Львов. Игорь отмечает, что повод встретиться и увидеться на мастер-классах – очень большое и радостное событие для украинских коллег:

улица во львове
Атмосфера на одной из улиц Львова. Фото из архива Игоря Наровского

«Несмотря на то, что доктора-клоуны есть и в Харькове, и в Киеве, и в Днепре, их общество достаточно закрыто. Они больше общаются между собой и только начинают входить в мировое сообщество. С 24 февраля это стало шансом для нас — увидеться вживую, а не через монитор, пообщаться, поработать».

Атмосфера на поверхности и внутри

Хотя во Львове спокойнее, чем в других регионах Украины, можно увидеть разницу – «ежи» на дорогах, мешки, которыми подпирают окна. 

Игорь двояко описывает атмосферу в городе: «Очень много людей сейчас переехали во Львов, и он удвоился в популяции. Все эти люди в основном – молодёжь. Город невероятно живой, и если не читать новости, не знать, что происходит и просто приехать туда… Конечно, там будут эти ежи, будут перевязаны статуи, но люди общаются, гуляют, ходят в кафе, живут мирной жизнью». 

«Но конечно, это всё на поверхности, – подчёркивает Игорь. – Каждый день сирены, каждый день спуски в бомбоубежище. Так что в глубине души это травма, боль и неизвестность. Постоянная угроза и тревога».

Две реакции детей

Занятия для детей беженцев, которые проводили Игорь и Сьюзи, были открытыми:  «Все, кто хотел, могли посетить занятие, чтобы в игровой форме пережить то, с чем они столкнулись».

Война для ребёнка – безусловная травма. И дети реагируют на события по-разному. Игорь рассказывает о двух распространённых реакциях: 

«Первая – они застывают, замораживаются, становятся очень пассивными и закрытыми. Очень взрослыми. А вторая — это такая гиперактивность, они не могут сидеть на месте, постоянно бегают, не могут сконцентрироваться», — рассказывает доктор-клоун.

«Поэтому одних нужно немножечко оживить, других – успокоить. Важно дать  родителям новый язык общения с детьми. Этот язык – игра. Наша задача – создать игровую атмосферу, через которую они могут общаться, с чем-то встретиться, преодолеть это. Это и было нашим средством и нашей целью. Встретиться, поиграть».

Укрытие в укрытии

Игорь подчёркивает, что их задачей не было узнать личную историю каждого ребёнка, а важнее было через игру создать ощущение укрытия и безопасности. 

«Там, в убежище, мы смогли создать укрытие внутри укрытия, – сравнивает он. – Мы игрой давали почувствовать себя снова ребёнком, говорить с детьми на их языке, выражать себя, включать воображение, создавать что-то из воздуха. Потому что многие потеряли какие-то конкретные вещи, потеряли свои игрушки, оставили своих питомцев… 

Но хотя мы ограничены материально, у каждого из нас есть воображение, и мы умеем им пользоваться. С помощью клоуна воображение становится инструментом в руках ребёнка».

О настроениях и дружелюбии украинцев

Игорь говорит, что украинцев не сломить, и отмечает, что в стране сейчас очень активно разворачивается украинизация.

«На протяжении недели я ни с кем из незнакомых не разговаривал на русском языке во избежания конфликтов и недопонимания. Говорил только на английском, несмотря на то, какие проблемы это рождает. Многие не говорят на английском, но приходится искать какой-то новый язык, чтобы понимать друг друга. 

Эта нация сейчас находится будто на плацдарме, и впереди у неё – только полёт. Она крепнет и возвышается», – делится Игорь. 

Он отмечает, что украинцы очень дружны, гостеприимны, что создаёт «невероятный контраст по сравнению с Польшей»:

«Например, в Польше с нами общаться никто не хотел. Мы спрашивали что-то, а от нас отворачивались, даже не хотели попытаться понять. А в Украине просто – бабушка в автобусе настаивает, чтобы я поставил сумку ей на колени и не стоял с тяжестью. Она берёт и ставит себе на колени, чтобы мне было легче ехать. При этом, показывает, где я должен выйти, где моя станция. Эта взаимопомощь там более развита, чем в Польше».

О волонтёрах и людях, чья обязанность помогать

Хотя Польша является одной из тех стран, кто поддерживает Украину, Игорь считает, что во многом это заслуга волонтёров:

«Это заслуга людей, которыми движут импульсы, а не системы как таковой. Вспомнил случай, когда мы были на вокзале в Польше. Нам нужно было вечером уезжать в Варшаву, чтобы не опоздать на самолёт в Латвию, а на кассе нам говорят, что билетов на поезд больше нет. Никакой дополнительной информации. 

Мы подошли к волонтёру, который дал нам подробнейшую информацию. Мы узнали, что билет можно купить и в поезде, просто придётся стоять. Но ведь доехать всё равно можно! 

Система – это люди, чья обязанность помогать людям. Они дают очень сухую информацию, каплю в море, в то время как волонтёры со своей внутренней энергией дают более полную картину, проявляют искреннее отношение». 

Говоря об отношении латвийцев, которые ассоциируют происходящее в Украине с личной трагедией, Игорь остерегается: «Конечно, Латвия увидела себя в этой истории и отреагировала так, как если бы это случилось с нашей страной, как если бы на нас напали. Но вопрос в том, как долго мы можем быть включёнными в эту ситуацию. Это главный вопрос. 

Понятно, что первая волна – эмоциональная. Ух, мы сейчас поможем. Но это всё длится уже полгода, и эмоции затихают. Но люди-то продолжают приезжать. 

Первая волна людского импульса, сострадания и сочувствия необходима, чтобы система успела выстроить какую-то программу. Чтобы, когда энтузиазм людей спадёт, система взяла инициативу и продолжила большими мазками рисовать эту картину поддержки», – считает Игорь.

Забирать и отдавать любовь

Одно из глубоких признаний, которое Игорь забрал с собой из Львова, было от отца одного мальчика.

«На мастер-классе мы сделали такой образный портал, откуда каждый мог взять то, что он хочет забрать с этого мастер-класса. И один мужчина за 50 лет на виду у всех «достал» из этого портала что-то и говорит: «Я беру себе любовь к своему сыну». 

Это очень серьёзное заявление. Когда ещё у него будет такая возможность, такой повод и когда такая сила появится сказать это ребёнку, как ни в этой игровой атмосфере? Здесь он может, пусть и обходным путём, произнести это вслух». 

Занятие с докторами-клоунами в молодёжном центре во Львове. Фото со страницы Еvgeniia Arakielian в Фейсбуке.

Осмысленность и есть счастье

Что ощущает Игорь, когда работает с детьми и взрослыми, возвращает им душевное равновесие? 

«Хотя у клоуна есть сила трансформировать событие, взгляд на что-то, мы начинаем с настоящей эмоции. И это вовсе не про смех. Мы берём это и создаём игру, которая позволит человеку встретиться с этой эмоцией, прожить её и преобразовать во что-то другое. 

В клоуне не остаётся этих негативных эмоций, потому что всё сразу разыгрывается, выходит во время игр, в движении. Это — как отряхнуть перья от воды. Когда снимаешь нос, остаётся такое ощущение чистоты, осмысленности того, что ты делаешь. Что ты встречаешься с людьми в момент их кризиса, видишь воочию, как они через этот кризис проходят вместе с тобой. И это осмысление того, чем я занимаюсь, и есть счастье».

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments