В украинский посёлок Старый Салтов война пришла на несколько часов раньше, чем на большую часть Украины. Наступление российских войск началось после 3 часов ночи 24 февраля.

Поддержи «Чайку»:

До границы отсюда всего около 20 километров. Когда-то это было удобно для украинцев, путешествующих к родственникам. Теперь это маленькое расстояние до границ страны-агрессора сделало Старый Салтов заложником войны. 

Сейчас здесь идут жестокие бои. В феврале посёлок заняли отряды РФ, в мае его отбили отряды ВСУ. Все интервью, которые мы приводим в этом тексте, были сделаны в мае — июне 2022 года. 

«Летит и летит с неба»

«Здесь ведь дня нет спокойного. Летит и летит с неба. Я успеваю только прятаться, — вздыхает Ольга, жительница села. Сейчас на каждой улице по 5-10 домов разрушенных. Ямы по пояс от ракет. Много домов горели. Нет школы и детского сада. Стоят стены только». 

Граница с Россией здесь не настолько хорошо укреплена, как, например, в Донецкой и Луганской областях. Ольга рассказывает, что сначала разбомбили военный аэродром недалеко. В этот же день заехали танки и военная техника и сразу направились в сторону Харькова. Грады, ракетные и минометные обстрелы здесь не заканчиваются с 24 февраля. Меняется только интенсивность и направленность. 

«Что мы сделали плохого? За что нас убивают? Выживаем, потому что наши ребята нас спасают – военные и волонтёры», — рассказывает женщина.   

У 65-летней Ольги большая родня. Но все уехали сразу, ещё в феврале, чему она очень рада. Но сама Ольга осталась. Ухаживает за соседями, которые не ходят и у которых родственников нет. 

Со слезами вспоминает она, каким был Старый Салтов до войны. «Лес, река, щедрые урожаи на полях».

Село стоит на берегу Печенежского водохранилища на реке Северский  Донец. Слава об этом месте выходила далеко за пределы области. Особенно в тёплое время года посёлок бурлил жизнью. Яхты, катамараны, базы отдыха, зоопарк: Старый Салтов был гостеприимным местом отдыха для любого, кто приезжал сюда.

«Мозг не хочет понимать»

Через водохранилище был мост. Добротный, сильный. Выполнял функции дамбы. Сейчас его нет. Украинские военные уничтожили его, как и все переправы, чтобы усложнить переброску российской техники вглубь Украины.

«Вода отошла от берегов. Обмелело водохранилище. Это одно из доказательств экологических проблем, которые ждут Украину», — волнуется 44-летний Юрий, лесник из местного лесничества. 

Он очень переживает за животных в лесу: «В лес пока далеко не заходим. Растяжки могут быть: ВСУ не разрешает ходить по лесу. А ведь там животные, мы их кормили каждую зиму. Что с ними? Покалеченных много, это точно». 

В селе много когда-то домашних животных. По разным причинам хозяева не забрали своих питомцев. Контуженные, раненые, голодные  и испуганные. Некоторые даже не подходят к людям, а другие наоборот – выживают только в тепле. 

«До войны я ухаживала за бездомными животными. Знала всех своих подопечных. Лечила, отдавала потом в добрые руки. Сердце болело за каждого, — говорит Анна, коренная жительница посёлка. — Они совсем беспомощные тогда были, а сейчас им совсем плохо. Сейчас о животных заботятся волонтёры. За что огромное им спасибо!».

Анна с семьёй уехала через полтора месяца войны. Говорит, что когда война началась, они не могли осознать всю сложность ситуации. «Мозг не хочет понимать, что всё, что происходит – настоящая война. С трагедиями, смертями, горем и лишениями. Я даже огород хотела садить… Бегала из подвала готовить землю к посеву».

В селе перестали работать магазины и аптека. Дорога в Харьков местами была или разбомблена или заминирована. Ближе к Харькову стояли российские блокпосты. Женщина рассказывает, что они никого не пропускали. «Если семья принимала решение выехать на подконтрольную Украине территорию, это было сложно сделать, практически невозможно. Были случаи, когда машины расстреливали».

Анне и её семье уехать помог случай и украинские военные. Выезжали рано утром. Ехали полем. Накануне прошёл дождь, и машина всё время застревала в грязи. Остаться среди поля на территории, которая постоянно обстреливается, было очень опасно. Помогла ещё одна машина таких же убегавших от войны. Машину Анны дотолкали до украинского блок-поста. Там солдаты показали безопасный путь и сопроводили до более спокойного места. 

«У нас в селе осталась ещё одна машина. Мы не смогли её забрать, но планировали отдать украинским военным. Им она очень бы помогла. К сожалению, мы не успели. В гараж, где стояла наша машина, два раза попала ракета. Теперь там пустое место. А дом, где наша квартира, ещё стоит. Правда, полностью весь подъезд выгорел. Но нашу квартиру не зацепило. Только вылетели все окна», — рассказывает Анна.

Погибли 10 мирных жителей села

Примерно через месяц войны в Старом Салтове пропала вода, электричество и газ. Не было мобильной связи и интернета. Люди, как в былые времена, передавали информацию из уст в уста. Например, если в какой-то из закрытых магазинов привозили товар, люди передавали информацию друг другу и собирались у магазина, чтобы купить хоть что-то. 

Проблема была ещё и в том, что у большинства людей деньги были на банковской карте. Украина продолжала выплачивать пенсии, социальные выплаты или заработную плату, но не наличными, а на карту. Магазин же принимал только наличные деньги. 

Делились, чем могли – едой, вещами, домом, подвалами. Выживали сообща. По одному было невозможно. Так происходит и сегодня. С той лишь разницей, что в селе из трёх тысяч довоенного населения осталось 150 человек. За три месяца войны в посёлке под обстрелами погибли 10 мирных жителей. Одна женщина подверглась пыткам и насилию. Пропали без вести двое мужчин.

«Волонтёрство — мой фронт»

Николаю 23 года, он родился и вырос в Старом Салтове, потом с братом переехал в Харьков. 25 февраля он вывез из села своих родных, сейчас они в Польше. А сам и его брат Юрий остались в родной стране. 

«Знаете, с 24 февраля я не мог найти себе места. Мой родной Старый Салтов, в котором я вырос и где знаю каждую тропинку – его убивают, и уничтожают людей. Очень скоро мы с братом стали ездить в посёлок», — рассказывает Николай. 

Сначала братья привозили продукты и средства гигиены. «Люди ещё были в посёлке. Выезжали, но не много, — вспоминает Николай. — С каждым днём обстрелы усиливались. В посёлок зашли военные из ЛНР. Они обосновались в младшей школе. Позже зашли русские военные. Теперь все понимали – Салтов будут отбивать серьёзно». 

Николай говорит, что глава посёлка стал сотрудничать с захватчиками. Им уходили все запасы питания, бензин, весь транспорт, который был на балансе организаций населённого пункта. «Местный глава собрал депутатов и призывал сотрудничать с русскими. Ситуация принимала нехороший оборот. Позже этого человека задержали. Сейчас он под следствием и ему инкриминируют государственную измену». 

Но простым людям нужно было как-то выживать. В посёлке на тот момент ещё были дети, пожилые люди, инвалиды. Были и слепые, и совершенно недееспособные. «Очень страшно за детей. Когда вижу ребёнка на улице – сердце сжимается», — говорит Николай. 

Основной частью работы Николая и Юрия стала эвакуация. «Был период, когда мы приезжали в посёлок, открывали двери наших микроавтобусов и люди прыгали туда, в чём были». 

«Всё будет Украина!»

Сейчас в селе украинские военные. Теперь их пытаются выбить русские — идут постоянные бои. Но при любой возможности волонтёры вывозят людей. «Между Харьковом и Старым Салтовом около 30 км. Если военные разрешают ехать, за день мы успеваем сделать три ходки на микроавтобусах». 

Работы у волонтёров много. Николаю звонят и пишут все – и родные тех, кто остался под бомбами, и владельцы животных, и сами селяне. Звонят и приходят с деньгами и продуктами просто обычные люди. Привозят бензин, топливо, электропечи… «Так много всего за день происходит, что я не успеваю плакать. Очень хочется плакать, моё сердце сжимается от боли… Но я не успеваю плакать. Всегда приходит какое-то новое дело. И я за него берусь».

В селе остался один фельдшер. Ему Николай привозит всё необходимое для первой медицинской помощи. Мамам с младенцами он везёт необходимые средства гигиены для детей.

Чтобы вывозить людей из посёлка, Николаю нужно сотрудничать с украинскими военными. От них он получает информацию, насколько безопасно сейчас ехать в село, рассказывают о событиях в посёлке, пресекают мародерство. Помогают и с бензином, который сейчас в Украине в большом дефиците. 

«Да, говорим по-русски, — отвечает Николай на вопрос о языке. — Но это ничего не значит. И это, наверное, единственное, что общего у нас с населением России». 

Его родной Старый Салтов – это Украина. И по-другому быть не может, говорит волонтёр. «Мы ждали украинских военных. Теперь они делают свою работу, а мы свою – волонтёрскую. Моя совесть мне не позволяет сидеть в стороне. Я родился украинцем. Волонтерство — мой фронт. И мы стараемся быть надежными солдатами на своей передовой. Всё будет Украина!».

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Ok

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments