Скандал на судоремонтном заводе в Лиепае: владельцы не могут поделить бизнес

рейдерство в Лиепае
16 ноября на судоремонтном предприятии в Лиепае LZK якобы произошло рейдерство. Причиной ситуации стал продолжающийся конфликт двух владельцев бизнеса - Анатолия Смирнова и Яниса Браковского. Фото: Эгонс Зивертс/ liepajniekiem.lv

Читатель «Чайки» прислал ссылку на видео с якобы рейдерским захватом одного из предприятий в Лиепае 16 ноября. На видео — работники бывшего Тосмарского судоремонтного завода, нынешнего ООО LZK. Портал liepajniekiem.lv сообщает, что проблема на предприятии связана с конфликтом владельцев, который длится уже на протяжении некоторого времени.

Не партнёрство, а шантаж

У LZK два владельца: половина принадлежит Янису Браковскому, другая половина — Анатолию Смирнову. До 2020 года единственным владельцем был Смирнов.

С Браковским они стали бизнес-партнёрами, когда LZK ещё было в процессе приобретения неплатежёспособного Тосмарского судоремонтного завода. Ранее LZK считалось лишь арендатором. Смирнов говорит, что его шантажировали, поэтому он пошёл на это.

По его словам, Браковский — подставной человек, которому пришлось бы отказаться от участия в LZK по завершении сделки по продаже завода. Но этого не произошло. Смирнов не встречал бизнес-партнёра вживую, только его уполномоченных представителей.

Прибыльный бизнес, скорее всего, стал причиной попыток владельцев избавиться друг от друга. Они подавали друг на друга в суд, писали заявления в полицию.

По данным Lursoft, в 2020 году предприятие работало в нетто-оборотом 5,093 млн евро и прибылью 720 000 евро, а в 2021 году оборот вырос до 6,159 млн евро, прибыль — 843 200 евро.

Два собрания и подставное лицо

16 ноября на месте бывшего Тосмарского судоремонтного завода собралась толпа рабочих. «Здесь происходит разграбление или рейдерство, которое проводят рижские юристы. Прошло фальсифицированное собрание сотрудников, после чего в Регистр предприятий были поданы документы, основываясь на том, что на моё место назначено подставное лицо», — рассказал Смирнов, который был на месте.

«Подставное лицо» — бывший прокурист LZK, представитель Браковского Виестурс Озолиньш. Он приступил к обязанностям члена правления с 10 ноября.

По словам Смирнова, 2 ноября на предприятии прошло два собрания. Одно фиктивное, второе — официальное. На повестке был вопрос о снятии с должности Смирнова и назначении нового члена правления.

В день собрания на предприятие прибыли Озолиньш, адвокат Юрис Пуриньш и судебный исполнитель Илзе Зеберга, которую попросили зафиксировать некоторые факты — есть ли у представителя Браковского доступ в месту проведения собрания, какие люди участвуют в собрании и т.д.

По словам главбуха LZK Яны Носачевой, за зданием цеха «вроде как проходило собрание, на котором Озолиньш сам себя назначил членом правления». Но официальное собрание проводили в конференц-зале.

«Я пошёл к ним и сказал, чтобы приходили на собрание. Они пришли», — рассказывает Смирнов. В итоге, Озолиньш пришёл, проголосовал за снятие Смирнова с должности. Сам Смирнов на этом собрании проголосовал против своего снятия с должности.

Но в регистр предприятий подали протокол собрания, которое прошло около здания цеха. Так, основываясь на этих документах, 10 ноября были внесли поправки в состав руководителей предприятия. Судебный исполнитель в своем акте не зафиксировала, что участвовала во втором собрании, а ордер Пуриньша с одним и тем же номером зафиксирован и в протоколе второго собрания, и в акте судебного исполнителя.

Главбух LZK говорит, что это мошенничество. О действиях судебного исполнителя и адвоката проинформировали министра юстиции Яниса Борданса. Заявление подали и в полицию.

14 ноября Озолиньш пришёл на завод, нанял другую охрану и потребовал у бухгалтера предоставить все документы предприятия. Но она отказалась их предоставить. Новый член правления запретил выезжать с территории предприятия машинам, которые должны были ехать за материалами.

Борьба идёт давно

Браковский не вышел на связь с журналистами, но им удалось дозвониться до его адвоката. В четверг он прибыл на судоремонтный завод вместе с Озолиньшем, который хотел получить документы LZK, чтобы ознакомиться с положением предприятия, но несколько работников под руководством Смирнова вели себя агрессивно.

Адвокат подтвердил, что между двумя владельцами есть конфликт, который решается в суде и правоохранительных учреждениях. До этого все судебные процессы завершались в пользу Браковского.

«Есть несколько судебных дел и несколько заявлений в полицию, а также в управление по борьбе с коррупцией. Однако сейчас Смирнов решил, что брутальной силой, матом и угрозами можно попытаться каким-то образом доказать, что принятые государственными инстанциями решения к нему не относятся. Поэтому на объекте есть дополнительная охрана, вызвали полицию, чтобы обеспечить общественный порядок», — рассказал адвокат.

Тратил направо и налево

По его словам, раньше Смирнов сам контролировал всё имущество и средства предприятия тратил «направо и налево».

«Смирнов своими действиями неоднократно подтверждал, что считает, что это его бизнес… Также после смены руководства, получив доступ к банковским счетам LZK, был констатирован ряд подозрительных перечислений на крупные суммы денег, которые уходили в неизвестном направлении и которые санкционировал господин Смирнов», — говорит адвокат.

Изучив денежный поток предприятия, выяснилось, что А. Смирнов ежемесячно выплачивал себе зарплату в размере 30 000 евро. В то же время он отказался выплачивать дивиденды второму участнику предприятия.

Поэтому Браковский с адвокатом обратились в бюро по борьбе с коррупцией, чтобы те расследовали эту ситуацию. Адвокат отмечает, что конфликт решаем нормальным демократическим и правовым путем, а действия Смирнова привели к тому, что банк заморозил средства предприятия.

Кто рейдер?

Адвокат признаёт, что главные заложники ситуации — работники, которые не могут получить зарплату, потому что на данный момент ни у кого нет доступа к счету, а бухгалтер не может предоставить информацию, каким работникам выплачена зарплата а кому нет.

На данный момент в компании работает около 200 сотрудников и около 300 подрядчиков.

Адвокат согласен, что дело напоминает рейдерство, но опровергает то, что рейдеры— это Браковский и Озолиньш.

«Констатируя, что у предприятия есть 8 или 10 единиц транспорта, из которых на объекте есть только 3 или 4, появляется вопрос: где остальные? Не ездит ли случайно на них господин Смирнов, жена господина Смирнова, дети господина Смирнова? Если эти единицы транспорта въезжают на территорию, то обратно уже не выпускаем, потому что не знаем, что будет дальше. Когда вседозволенности приходит конец, то, конечно, возникает недовольство».

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Ok

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments