Годовщина деоккупации Харьковщины: что пережили жители захваченного Купянского района. Рассказ очевидца

Пожарные тушат церковь в Купянске. Фото из архива Ольги
Украинские пожарные тушат церковь в Купянске. После деоккупации Купянского района россияне наносили по нему неоднократные удары. Фото из архива Ольги

Харьковчанка Ольга Троценко в начале прошлого года решила навестить свою маму 84-х лет, которая жила в селе Куриловка Купянского района на Харьковщине. Она и представить не могла, что станет узницей российской оккупации и долгих семь месяцев ей придётся выживать на захваченной Купянщине.

За это время женщина познала все ужасы «освобождения» и «русского мира». Ей пришлось научиться жить под артиллерийскими обстрелами, без электричества и газа, бороться за гуманитарную помощь и видеть, как уничтожаются родные земли. 

Читай нас в Telegram

Но, в отличие от тысяч других, ей посчастливилось дождаться настоящего освобождения. 

Пережить эти ужасы удалось не всем: официально в регионе за время оккупации зарегистрировано 1 600 смертей, включая 74 детских. Только в одном городе Изюме после освобождения нашли несколько массовых захоронений. В самом большом из них было 447 тел, около 30 имели следы пыток.

Российская армия захватила Купянск 27 февраля 2022 года.

Освободительные бои за районный центр начались 8 сентября 2022 года. В тот день в Генеральном штабе ВСУ заявили, что украинские войска деоккупировали более 20 населённых пунктов в Харьковской области, а на отдельных позициях вражеской обороны ВСУ смогли прорвать линию обороны до 50 км. 

9 сентября украинские военные подошли к окраинам Купянска, а уже на следующий день — 10 сентября, украинские власти подтвердили, что город перешёл под контроль Вооруженных сил Украины. 

Позже, в сентябре, украинские военные заняли посёлок Купянск-Узловой и другие населённые пункты на левом берегу реки Оскол. 

Вспоминать время, проведённое Ольгой в захваченном районе, ей непросто. И спустя год всё внутри сжимается, когда она только подумает о тех кошмарных событиях.

Тем не менее, женщина нашла в себе силы и поделилась пережитой историей с редакцией «Чайки».   

«Мама, нас бомбят»

Тем ужасным февральским утром раздался телефонный звонок. Стрелки часов только-только перевалили за пять утра. Подняв смартфон, Оля увидела, что звонит сын из Харькова. «Мама, нас бомбят», – сказал он. 

Женщина даже не восприняла его слова всерьёз. Она попросила сына успокоиться и начала искать, как ей казалось, рациональные объяснения происходящему. Ольга предположила, что рядом с домом, где живёт сын, произошла авария, оттуда и звуки взрывов.

Однако, парень вновь повторил, что их бомбят, и предупредил, что он спускается в подвал. 

Происходящее никак не укладывалось в голове Ольги:

«Я поверить не смогла в то, что на нас напали. Мне тогда казалось, что такое невозможно».

В первые несколько дней женщина чувствовала себя абсолютно спокойной — не поддавалась панике, происходящее воспринимала как недоразумение. Да и вообще предполагала, что всё разъяснится в ближайшие дни, когда все «померяются кулаками и разойдутся». 

Тем не менее, Ольга решила пополнить запасы продуктов и необходимых медикаментов для матери, чтобы их хватило хотя бы на пару-тройку дней, не больше.

Борьба с мирным населением

За продуктами и лекарствами женщина поехала в Купянск, который находится в 12 км от родного села. Во всех магазинах и аптеках уже собрались местные жители. Они стояли в огромных очередях, были напуганы, паниковали. 

Люди опустошали торговые точки, скупая всё, как им казалось, необходимое. Ольга удивлялась такому поведению, ведь искренне верила, что вот-вот — и этот кошмар закончится. 

Но через несколько трагических дней наша собеседница осознала, что началась настоящая война, которая не закончится в ближайшее время. К тому моменту полки магазинов и аптек опустели. 

«Ладно ещё продукты питания. У многих ведь в погребах хранилась картошка, домашняя консервация, да и вообще имелись запасы продовольствия. Но как быть тем, кому нужны были лекарства? Россияне, объявив войну, точно не подумали о мирных жителях», — говорит Ольга. 

Маме нужны были сердечные капли, но к концу февраля их купить было невозможно. Не найти было и элементарных гигиенических средств.

«Старики в отдалённых деревнях умирали, ведь их нужно было кормить, привозить продукты, а оккупанты об этом даже не подумали. Вот так они начали бороться против мирного населения нашей страны», – рассказывает Ольга.  

Заложник в оккупации 

Вскоре в Купянском районе начались перебои с мобильной связью и Интернетом — Ольга и другие жители не могли получить достоверную информацию о происходящем. 

Немного позже Ольга узнала от знакомых, что в Купянске появились блокпосты российской армии. Оказалось, что тогда оккупанты захватили правобережную часть районного центра, а ещё через несколько дней заняли левый берег реки Оскол, где и находилось село Куриловка. 

В марте в селе появились беженцы из Луганской области — люди бежали от войны и оккупации на территорию, подконтрольную Украине. Ольга, как и другие жители, принимала их, брала на ночлег, кормила, поила, подсказывала дорогу.

Да и сама она подумывала эвакуироваться, но выбраться было непросто — единственный гуманитарный коридор в Харьков лежал через дамбу Печенежского водохранилища, которую россияне к тому моменту успели повредить. Проехать на машине через дамбу было нельзя, потому украинцам приходилось идти пешком четыре километра. 

Олина мама пройти такой путь не могла — у неё просто не было на это сил. И Ольга осталась в захваченной Куриловке.

Научились выживать 

В середине марта россияне уничтожили высоковольтную линию электропередач. Тогда жители Купянщины остались без света и воды. Ольга отмечает, что больше всех пострадали старики, живущие на верхних этажах. Им приходилось таскать вёдра с водой на пятый, восьмой, девятый этажи. Ольга с соседями помогали бабушкам и дедушкам, которым непросто давались лестничные пролёты. Так люди жили несколько месяцев. 

«Это кошмар какой-то. Мне повезло найти в гараже старую керосиновую лампу и запасы горючего к ней. Находка мне казалось настолько чудесной… Представьте, 21 век на дворе, а мы радовались керосинке больше всего на свете. Тогда мы с мамой учились выживать, хотя в наше время такого вообще не должно быть», – вспоминает Ольга.  

Следом за электричеством не стало и газа. «Нам приходилось готовить еду на кострах прямо у себя во дворах, у нас не было возможности даже помыться нормально…», – говорить харьковчанка. 

Пытаясь получить гуманитарную помощь 

Заложники оккупации остались и без денег. Обналичить гривны с банковской карты было практически невозможно. Конечно, находились способы, но в таких случаях людям приходилось отдавать до 35% за такую услугу. 

Да и толку в деньгах не было, ведь покупать нечего — магазины опустели и остались без электричества, поэтому остатки продуктов быстро портились.

Позже оккупанты решили «помочь» своим же заложникам — начали завозить гуманитарную помощь для жителей района. Получить её можно было только в Купянске. 

Ольга вместе с товарищем поехали в город за гуманитаркой, составив список людей, которые сами поехать в райцентр не могли, чтобы привезти им продукты. Но ничего не получилось. 

«Если надо — пускай сами приезжают», – грубо ответил один из оккупантов. Украинка пыталась объяснить, что многим из списка далеко за 70 лет, что им нужна помощь. Но долгий разговор ни к чему не привёл.

«Тогда-то мой друг сказал: вот такой он “русский мир”. И тут сразу же прибежали солдаты с автоматами, скрутили наши руки за спиной, прикладом вытолкали нас из гуманитарного центра.

Эти чувства, когда тебе тычут оружием в спину, не передать… Я, безоружная женщина, пыталась получить помощь для стариков, а в ответ — только грубость», – вспоминает Ольга. 

Гуманитарку выбить так и не удалось — ни для себя, ни для стариков. Да и всем другим получить её было непросто — иногда людям приходилось занимать очередь за несколько дней до получения, и всё это только ради каши и нескольких банок консерв. 

На пути к свободе 

В сентябре мать Ольги заболела, но вызывать скорую было нельзя — мобильной связи не было. Соседи помогли перевезти маму в Купянскую больницу. Через несколько дней Оля поехала к матери. Ей показалось, что ситуация в городе неспокойная: «Россияне суетились, бегали по городу, их машины разъезжались в разные стороны». Но что происходило, понять было невозможно — не было информации. 

А на следующий день, уже в Куриловке, соседка на улице радостно крикнула Ольге: «На нашей мэрии развевается украинский флаг!»

Ольга снова не поверила услышанному. Ей казалось, что за ночь ситуация не могла так кардинально измениться. Тогда же харьковчанка узнала, что мост, ведущий на правый берег в Купянск, был взорван, а город закрыли.

Волевое решение  

Ольга больше не могла оставаться дома и решила идти в город пешком. Собрав самые нужные вещи и паспорта, она направилась в сторону разрушенного моста. Тогда Ольга ещё не знала, сможет ли добраться до города и впустят ли её туда. 

По дороге встречалась подбитая военная техника — БТР, танки, машины, а в округе витала непривычная тишина. На минуту ей даже показалось, что война закончилась…

Ей нужно было пройти почти 7 км, часть пути она проехала на машине — подобрал добрый человек. Добравшись до моста, Оле убедилась, что его действительно подорвали. 

Родные лица 

Купянск Ольга увидела в облаках дыма, кругом пахло гарью — накануне шли бои за город, и ВСУ смогли вернуть контроль над ним. 

На другом берегу Оскола стояли несколько мужчин. Они кричали, что Купянск закрыт, попасть в него нельзя. Но украинка решилась пройти по уцелевшему покрытию моста. 

«Кое-где приходилось ползти, на других участках можно было пройтись, внизу виднелась река. И так, на адреналине, я добралась на правый берег к тем мужчинам». Мужчины оказались украинскими военными. Как же рада была их видеть Ольга!  

Враг в агонии 

Ольгу в город пропустили. Она встретилась с мамой и на несколько дней осталась в больнице. Вспоминает, что всё это время «грады» и другие артиллеристские снаряды накрывали деоккупированный Купянск. 

Однажды ночью Ольга заметила, что удары наносились преимущественно по частному сектору, где жили люди. Город тогда буквально полыхал. Позже украинка узнала, что при этой атаке россияне использовали тяжёлую огнемётную систему «Солнцепёк». 

Но женщина чувствовала себя в относительной безопасности — в больнице находились и российские солдаты, значит бомбить больницу не должны. 

На пятый день приехали волонтёры и вывезли Ольгу с мамой в Харьков. А на следующее утро россияне нанесли удары по больнице…

Ольга снова и снова делится страшными фактами этой войны.

«Отремонтированная школа в нашем селе сгорела дотла. Фермерские предприятия вместе с животными уничтожались. Под маминым домом взорвалась бомба, а ударной волной во всей многоэтажке выбило стёкла. Даже в нашей микроволновке! Они же знали точные координаты больницы, но это их не остановило. Рашисты прекрасно осознавали, что наносят удары по мирным жителям».

Что дальше 

Уже почти год Ольга с мамой живут в Харькове. Сегодня они в безопасности. Конечно, периодически их потряхивает от ужаса, так как никогда не угадаешь, куда оккупанты направят очередную ракету.

«Мы дома, и у нас всё хорошо. Мы безумно счастливы поэтому. Если в оккупации мы научились выживать, то сейчас мы снова учимся жить. Сегодня мы получаем колоссальное наслаждение от каждого прожитого дня», – сказала Ольга в конце нашего разговора.

Спасибо всем, кто поддерживает нас! Особая благодарность нашим меценатам на Patreon.
  • Aivars Baranovskis
  • Aleksandrs Drizlionoks
  • Edijs Cakuls
  • Kristine Borodina
  • Marija Andrejeva
  • Андрей Тимофеев
  • Владимир Склема
  • Сергей Савкин
  • Эрик Клявинский
  • Laura Jukāme-Ķerus
  • Sev Zakharov
  • Ēriks Skurjats
  • Alexander Schumski

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments