Чтобы научить собаку находить трупы, она должна знать этот запах. Лариса Борисенко буквально как парфюмер создала его и ищет с собаками не только раненых под завалами, но и погибших людей на войне в Украине.

«Нам нужны были собаки-универсалы. Потому я создавала запахи смерти и тренировала собак», — рассказывает руководитель поисково-спасательного отряда «Антарес» из Павлограда Днепропетровской области. 

Поддержи «Чайку»:

По словам Ларисы, на то, чтобы научить собаку одновременно искать и живого, и мёртвого человека, ушли годы работы. 

У собак нет страха перед мёртвыми

«Антарес» существует уже 15 лет, сначала миссией собак был поиск пропавших без вести. Сейчас в клубе 10 активных собак и ещё пять проходят обучение, чтобы работать на завалах зданий, куда прилетают российские ракеты, и в полях, где гибнут военные.

«У собак нет того страха перед мёртвыми, который, как правило, испытывают люди. Им не становится физически плохо, когда они находят останки. Они натренированы на поиск и обнаружение живых или погибших людей. И когда это удаётся – собака очень рада. Она кайфует, как бы странно это ни звучало со стороны», – рассказывает Борисенко. 

Натренированные ею собаки находили людей даже тогда, когда все были уверены, что под завалами никого нет. 

«Важно эту работу сделать до конца. Потому что потом пойдёт тяжёлая техника и просто всё сравняет с землей. Шансы найти человека после этого будут равны нулю», – говорит Борисенко.

В 2023 году собаки «Антареса» отработали 149 дней на реальных руинах и в полях

Бельгийская овчарка по имени Жах («ужас» по-украински) стоит в стойке, ожидая команды. По сигналу врывается в завал. Стороннему наблюдателю кажется, что она хаотично бегает, но на самом деле она ищет запах, «переговариваясь» с кинологом  коротким лаем. Находит человека и, радостно виляя хвостом, сообщает кинологу. 

В этот раз миссия собаки, полное имя которой Quantity Deabei, — тренировочная, но в прошлом году собаки «Антареса» отработали 149 дней на реальных руинах и в полях.

«Пока мы на работе – наблюдаем за собакой всегда, чтобы понимать, когда она устала, постоянно даём пить нашим питомцам», — рассказывает Лариса.

Когда собака работает, ей необходима специальная экипировка — защитные жилеты, попоны, очки и сапожки. Обязательно – аптечка. «Так было, что мы только вышли на завал, и собака сразу две лапы порезала. Зашивали ей лапы прямо там. На следующий день она уже работала», –  вспоминает Лариса. 

Есть и специальные ошейники, которые помогают сориентироваться собаке в обстоятельствах, если что-то идёт не так и ей срочно нужно вернуться к кинологу. 

Собаки часто работают в крайне сложных условиях – в любую погоду, в дыму и пыли, забираясь в места, куда человек не доберётся, часто и ночью.

Кинологи с собаками работают лишь на зачищенной территории — когда военные говорят, что вражеских солдат на территории нет. И никогда не работают в одиночку.

«Это группа: сапёр, руководитель группы и мы: кинолог, собака-универсал и ассистент», — рассказывает Лариса. 

«Действия по поиску тел погибших военных происходят исключительно под руководством представителей Генштаба. Это специальный протокол действий, от него не отклоняемся, — говорит Борисенко. — Мы отрабатываем территорию: находим и собираем останки как наших украинских военнослужащих, так и противника. Останки противника — это обменный фонд. Так мы можем вернуть домой тело нашего бойца. Работа ответственная и не менее опасная». Ночью собаки могут работать на завалах, но в поле это запрещено. 

Методика обучения собак-спасателей, по которой работают в отряде – уникальная. Лариса говорит, что разработала её сама: «Мне не приходилось ни в какой-другой стране мира видеть что-то подобное».

Сейчас в Украину к ней приезжают обучаться спасатели из Дании, готовятся к приезду поляки. «И из  Балтийских стран, кстати, тоже звонили», — говорит тренер.

Людей обучать сложнее, чем собак

Лариса родом из России, Мурманской области. В детстве её семья переехала в Украину — всю жизнь она воспитывалась и говорила там на русском языке. 

Она рассказывает, что ей по-прежнему пишут знакомые из России, рассказывая, как спасут её и её собак. 

«Никто нас не притеснял и не притесняет в Украине. И спасать нас не нужно — ни меня, ни моих собак. Мы вас не просим. Это наш дом, и даже если здесь будут проблемы – мы разберёмся у себя сами», — отвечает она.

Волонтёрский отряд «Антарес» регулярно в своих соцсетях приглашает хозяев собак протестировать питомцев и, если собака талантлива, присоединиться к команде спасателей. 

Обучение в идеале начинается в 2-3 месяца и может длиться до двух лет. Параллельно учат и людей, им надо научиться преодолевать страх смерти, работать с останками и с ранеными людьми. Лариса говорит, что людей обучать сложнее.

Хорошими поисковиками становятся стрессоустойчивые собаки с высоким уровнем мотивации. Кроме бельгийских овчарок, в команде «Антареса» есть лабрадоры, корги и другие породы. Но корги в их команде — исключение, такая собака не очень подходит для этой работы.

«Страшно думать, что Беша могла тогда погибнуть»

Год назад, в конце марта, Лариса с помощником Вячеславом Майбородой и с бельгийской овчаркой Бешей выехала на очередную миссию «На щите» в Харьковскую область по поиску погибших солдат.  

Была задача провести осмотр и выявить останки военных в нескольких локациях. Первую отработали — нашли тело украинского военного. Позже сняли фильм с непростой историей этого солдата.

«И уже на второй локации, на финальном её осмотре, чтобы точно знать, что найдены все фрагменты погибших, всё и произошло: мы попали на растяжку (граната Ф1)», — вспоминает Лариса.

Она помнит, как услышала треск, а дальше очнулась лёжа и услышала крик: «Вячеслав, нужен турникет!». Сам Вячеслав, ассистент миссии, тоже был ранен.

Лариса провела две недели в реанимации со множественными ранениями, потом полтора месяца в отделении гнойной хирургии. Был ожоговый центр и очень много операций. 

«Это было сложно. И вообще были допущения, что я не выживу. Я до сих пор ещё прохожу реабилитацию, хочу максимально восстановить все функции. Ведь мне приходилось заново учиться  вставать, ходить, одеваться и обуваться», — вспоминает она.

Сейчас у нее вторая группа инвалидности, но это не помешало ей вернуться на работу.

Её собаку Бешу спасла попона. Осколки прорезали несколько слоев уплотнителя, но не добрались до тела собаки. 

«На счету Беши 80 обнаруженных человек, ей 5 лет. Она уже давно член моей семьи, верный друг и надежный партнёр в работе. Мне страшно думать, что Беша могла тогда погибнуть», — говорит Лариса.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments