Готова ли Россия напасть на страны Балтии, как быстро отреагирует НАТО и возможен ли компромисс с Украиной. Мнение украинского военного эксперта

Александр Коваленко – украинский военно-политический обозреватель группы «Информационное сопротивление», журналист, писатель, блогер. Фото: архив 7kanal.com.ua
Александр Коваленко – украинский военно-политический обозреватель группы «Информационное сопротивление», журналист, писатель, блогер. Фото: архив 7kanal.com.ua

Может ли Россия напасть на страны Балтии, и если да, то когда это может произойти? Что делать местным жителям уже сейчас – рыть окопы или не делать ничего, а надеяться на НАТО? Как быстро НАТО способно отреагировать? А также — в каком состоянии сейчас украинская армия и возможен ли компромисс Украины с Россией? Об этом «Чайка» поговорила с украинским военным экспертом Александром Коваленко.

Александр Коваленко – украинский военно-политический обозреватель группы «Информационное сопротивление», журналист, писатель, блогер. Ведущий эксперт Украинского центра исследования проблем безопасности имени Дмитрия Тымчука. Автор книг «11 дней без Путина» и «Информационная война в режиме Standalone». Соавтор монографии «Стратегические коммуникации в условиях гибридной войны: взгляд от волонтёра к учёному», изданной в Национальной академии Службы безопасности Украины.

Поддержи «Чайку»:

Отметим также, что мнение Александра Коваленко отличается от мнений других экспертов относительно опасности ядерного удара со стороны России, а также насчёт границ Украины и невозможности переговоров с Путиным. 

Может Россия ли напасть на страны НАТО? Если да, то в течение какого времени это могло бы произойти?

На сегодняшний день в России нет ресурсов, чтобы начинать войну с НАТО. Практически весь их ресурс сосредоточен в Украине. 

Чтобы начать войну с НАТО, необходим ресурс намного больше, должна быть хотя бы миллионная армия, которая всем обеспечена. Но такого потенциала у них нет. 

Им его нужно собирать. А тот потенциал, который они планируют собрать, он будет использован для последующих наступлений на территории Украины. Вот, в принципе, и ближайшая перспектива. 

Но если по какой-то причине, совершенно неведомой, в Украине может возникнуть значительное снижение интенсивности боевых действий, у России появится возможность восстановить свой потенциал, компенсировать потери и даже нарастить через год, два, три. А это уже те ресурсы, которых будет достаточно, чтобы напасть на страны Балтии. Либо возобновить интенсивные боевые действия в Украине.

Именно поэтому невозможны любые перемирия и любое прекращение огня или снижение интенсивности военных действий на территории Украины. 

То есть — когда Россия перестанет нести ежедневные, ежемесячные потери, подобные тем, которые она несёт сейчас, – это будет губительно не только для Украины, но и значительно повышает риски для самих стран Балтии и не только Балтии. 

Риски нападения на страны Балтии существуют, но не по состоянию на сегодня или ближайшие полгода – год.

Что вы посоветуете делать странам Балтии? Рыть траншеи, строить дзоты на границе, запускать производство оружия или надеяться на союзников по НАТО и ничего не делать? 

Самый глупый вариант – это, конечно же, последний. А все остальные вполне уместны. 

Тут следует понимать, что в принципе страны Балтии – маленькие по площади, с одной стороны, а с другой стороны – часть стран Балтии представляют собой лесистую местность, а часть — довольно-таки сложно проходимые болотистые места. И это нужно использовать в свою пользу. То есть необходимо использовать ландшафт и рельеф Балтийских территорий как противостояние любой оккупации.

Если мы говорим о постройках линий обороны с их минимальными требованиями: основной линии обороны, второй и третьей, которая является логистической, то это всё должно быть создано с обязательным учётом рельефа и особенностей местности.

В начале полномасштабного вторжения в Украину было показано, что прорыв российских оккупантов до Киева дался им большой кровью, они потеряли большое количество техники и личного состава. Поскольку именно по основным направлениям их «удачно» ожидали с использованием наших ландшафтных особенностей.

А ведь у нас тогда не было достаточного количества средств, чтобы противостоять наступлению. Но те же самые, например, противотанковые ракетные комплексы — ПТРК, JAVELIN, NLAW и так далее, эффективно делали своё дело: они позволяли уничтожать колонны. 

Сможет ли НАТО действительно быстро защитить страны Балтии и не допустить их оккупации? 

Здесь нет вопроса о том, что страны Балтии выдержат удар, не потеряв территории, здесь вопрос в том, что потеря каждого квадратного метра должна даваться Российской Федерации колоссальной ценой. 

Почему именно так? Потому что реагирование Североатлантического Альянса на такую угрозу с использованием пятой статьи коллективной безопасности — это очень сложный бюрократический процесс. И пока этот бюрократический механизм будет приведён в действие, стран Балтии попросту может не быть. 

Балтийским силам нужно определить возможности тормозить продвижение российских оккупантов. Ведь так можно значительно сократить их возможности оккупации, нанося максимально большой удар по живой российской силе и их механизированном компоненте. Именно из этого нужно исходить в вопросах формирования обороны что в Литве, что в Латвии, что в Эстонии. 

Давайте возьмём хотя бы 24 часа. Этого будет достаточно российским войскам численностью, например, 200 тысяч человек, которые целиком и полностью укомплектованы штатно, чтобы захватить более 50% Балтийских стран или, например, может быть целиком захвачено одно из государств. 

Основная задача – затормозить процесс захвата, чтобы процесс освобождения, который активизируется через 24-72 часа, проходил более, скажем так, упрощённо и с меньшими разрушениями для гражданских объектов, поскольку за это время российские войска успеют основательно укрепиться, создать свои линии обороны и занять позиции, из которых их будет очень трудно выбивать. 

Бюрократия Североатлантического Альянса — это как раз в пределах этих вот 24-48-72 часов. И затем пойдёт уже противодействие. 

Как исход президентских выборов в США может повлиять на безопасность Европы? Победа Трампа может означать оккупацию Балтийских стран Россией?

Я не могу сказать, что победа Трампа – это победа России в странах Балтии. Но я могу сказать другое: Европе давно пора выйти из своей иллюзорной реальности миротворчества, и как следствие – демилитаризации, которую они проводили на протяжении последних десятилетий. Особенно в Германии, в период Ангелы Меркель, которую я считаю вообще позором немецкой нации. 

Европа — основной плацдарм Североатлантического Альянса, и она не должна рассчитывать на США. Необходимо рассчитывать на свои возможности. 

Каждой стране ЕС необходима сильная армия, работающий военно-промышленный комплекс: кто-то из стран производит артиллерию, кто-то — боеприпасы, ещё какая-то страна Европы занимается высокими технологиями, разработками искусственного интеллекта и так далее.

Вместо этого сейчас в Европе занимаются пацифизмом. Пацифизм –  это менталитет зарание суицидальной нации. К сожалению, насколько бы мы ни были цивилизованными и развитыми государствами и нациями, насколько бы мы ни смотрели в будущее без войн и конфликтов – всегда будут страны и террористические организации, которые будут пользоваться беззащитной позицией той или иной страны, в том числе в составе Европейского Союза.

Война в Украине это показала — НАТО оказалось полноценно неспособно к полномасштабной войне такого уровня, которая сейчас происходит в Украине.

Проблема Европы — это не президентские выборы в Америке. На самом деле, проблема Европы в самой Европе. Ведь Трамп не был президентом и не претендовал на президентский пост, когда Ангела Меркель сокращала Бундесвер.

Насколько осуществимы ядерные угрозы со стороны России? Их стоит опасаться?

Ещё с 2022 года говорю – нет. Не стоит опасаться никаких ядерных войн со стороны России. А какой смысл в этом? 

Во-первых, средства противовоздушной обороны Европу защищают намного лучше, чем Россию. А удар по России в таком случае обязательно последует. А во-вторых, для чего ему (Путину) использовать ядерное оружие? Чтобы уничтожить город с гражданским населением и войти в историю, как человек, который устроил масштабный геноцид не только в Украине, но и в Европе? То есть — превзойти самого Гитлера? Это стопроцентное задействование пятой статьи коллективной безопасности, причём с применением ядерного оружия.  

Применить тактическое ядерное оружие? Для чего? Для зоны боевых действий тактическое ядерное оружие в принципе не применимо. Потому что изменилась тактика ведения боевых действий. Уничтожить роту в 50 – 80 человек ядерным оружием просто нецелесообразно: это как бить по воробьям из пушки.  

Более того: последовательность применения ядерного оружия — это очень сложная цепочка бюрократических действий. Есть большая вероятность, что даже при отдаче такого приказа, он не будет выполнен – на одном из этапов выполнения может произойти сбой. Это стало понятно ёще во время Карибского кризиса, и этот фактор тоже нужно учитывать. Потому – нет, ядерной войны не стоит опасаться.

В каком состоянии сейчас украинская армия в соотношении с российской? 

У нас, по сравнению с наступающей стороной, действительно нехватка практически по каждому показателю. У россиян сохраняется доминирование тактической авиации и применение управляемых (или корректируемых) авиационных бомб (КАБ). Потому укрепрайоны планомерно, день за днём, стираются с лица земли КАБами. И эффективного противодействия — чтобы можно было этот процесс остановить, на самом деле нет. 

Что касается боеприпасов: боекомплекта пропорционально не хватает для артиллерии. А артиллерия играет очень важную роль, особенно в обороне. Соотношение в военных мощностях двух армий в зависимости от номенклатуры такие – 1:8 – 1:10.

Свой военно-промышленный комплекс в России могут увеличить ещё на 10 – 15% по ряду отраслей. Но, например, по производству танков — не получится. Восстановление танков возможно, но качество будет ухудшаться. 

Они могут нарастить производство ракетного вооружения, артиллерийских боеприпасов – до 20%. Если говорить о ракетах Х – 101, Х – 555, то сейчас они производят, утрированно, 2 ракеты в сутки, могут их увеличить до 75 ракет в месяц. Это небольшой прирост, но он всё равно будет отражаться. 

Чтобы нанести удар 70 ракетами, им нужно будет выдержать паузу в месяц, и каждый месяц они могут осуществлять такие удары. 

Ракеты «Калибр» производятся в количестве 45 в месяц. Предел их производства в России – 50 – 55. И не забываем ещё про наращивание производства шахедов – это очень важно. В прошлом году Россия совместно с Ираном вышли на показатели суммарно в среднем 300 – 400 шахедов в месяц. А в этом году этот показатель может превысить 600 единиц и достигнуть даже 800. То есть мы будем иметь от 600 до 800 шахедов месячного налёта на украинские города и сёла до конца года.

Допускаете ли вы, что Украина может «обменять» оккупированные Россией территории плюс оперативное вступление в ЕС на прекращение военных действий? Зарубежные медиа не раз писали о каком-то кулуарном обсуждении «больших» стран судьбы Украины? 

Подобная риторика действительно звучит в информационном пространстве. Она исходит, как правило, от России и распространяется пророссийскими политиками, либо пророссийскими медиа. 

Единственным способом, как нами могут управлять западные страны, это поставки вооружений. То есть: мы получили боеприпасы и технику — мы можем воевать либо наступать, или быть в обороне. Вот в чём может быть это управление, но не в обмене территорий на членство в Евросоюзе. 

Для Украины гораздо важнее получить назад свои территории, нежели членство в ЕС или НАТО. Членство в ЕС и Альянсе нам не гарантирует возвращения наших территорий. А это неоднократно выводилось в доминанту наших целей.  

Даже если президент Украины пойдёт на какие-то переговоры с какими-то уступками, народ Украины этого не поймёт. Даже если виртуально их себе представить, какие-либо договоренности в кулуарном режиме, на дипломатическом уровне, — всё дело в том, что в Украине вся власть принадлежит народу. 

Революции, которые были в Украине — Оранжевая Революция, Революция Достоинсва,  они уже показали и доказали, что ни одна власть, если она не согласуется с волей народа,  не имеет никаких шансов удержаться на своём месте. И все решения, которые власти самостоятельно принимали, они попросту рассыпаются в труху. 

Владимир Зеленский достаточно разумный, он понимает, что вопрос с компромиссом — это самоубийство для его политической карьеры. 

Никаких компромиссов в вопросах целостности и возвращения территориальной целостности не может быть, поскольку в таком случае возникнет уже внутренний конфликт, который попросту изменит устройство правящей верхушки Украины. 

Спасибо всем, кто поддерживает нас! Особая благодарность нашим меценатам на Patreon.
  • Aivars Baranovskis
  • Aleksandrs Drizlionoks
  • Edijs Cakuls
  • Kristine Borodina
  • Marija Andrejeva
  • Андрей Тимофеев
  • Владимир Склема
  • Сергей Савкин
  • Эрик Клявинский
  • Laura Jukāme-Ķerus
  • Sev Zakharov
  • Ēriks Skurjats
  • Alexander Schumski

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments