«Аккордеон можно сравнить с душой», – Анастасия Зубова, которая мечтает возродить в Латвии интерес к этому инструменту

Анастасия Зубова (22 года) родом из Даугавпилса. Уже с 8 лет её жизнь связана с музыкой. Сначала Настя ходила в музыкальную школу, совмещая занятия с учёбой в основной школе «Сасканяс», потом поступила в музыкальное училище имени Станислава Брока, а теперь учится и покоряет новые территории в Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

«Пошло, поехало»

Родители Насти с музыкой профессионально не связаны, папа работал в дорожной полиции, а теперь дальнобойщиком, а мама – биохимиком в лаборатории. Но музыка в их семье появилась давно. Дедушка закончил музыкальное училище по классу тромбона, а папа и его брат – музыкальную школу, и играли на аккордеоне. Но, как признаётся Настя, её папа в школу ходить не любил, поэтому её выбору очень удивился.

В музыкальную школу Настя попала, как и многие другие дети – на уроки в обычную школу приходили педагоги из разных кружков и приглашали к себе заниматься. Одна из них – Нина Семёновна Лашкова, сумела заинтересовать Настю. «Она рассказала нам об инструментах, а потом у нас спросили, не хотим ли мы попробовать поиграть. Я помнила, что папа играл на аккордеоне, только вот даже не знала, что это такое. Но руку подняла и сказала, что хочу играть на этом инструменте. Наверное, это и была основная причина, почему я решилась – услышала знакомое слово и захотела познакомиться поближе. А там уже пошло, поехало».

«Давали мне гореть»

Когда-то профессионально заниматься Настя хотела не только музыкой. В 4 года ещё маленькую Настю отдали на плавание, чтобы просто научить плавать. Но девчонке хотелось большего, и она осталась там до 12 лет. А ещё, хоть и с перерывами, Настя занималась волейболом. Но с возрастом и нарастающей нагрузкой однажды пришлось выбирать – спорт или музыка. И Настя выбрала музыку.

«Мне не хотелось распыляться. А почему именно музыка… Мне нравится мой инструмент, с ним я погружаюсь в какой-то свой мир, я люблю с ним выступать, дарить эмоции. Как-то так затянуло, что не представляю свою жизнь без музыки и аккордеона».

И хоть родители выбору дочери очень удивились, но отнеслись с уважением. «Родители меня всегда поддерживали. А вот друзья, наоборот, иногда говорили, мол зачем тебе это надо. Я ведь в школе и в училище всё время проводила с инструментом. А когда погулять? Некогда. И многие не понимали, как можно тратить столько времени «не пойми на что». Но родители так не считали никогда, может переживали, что этого в моей жизни слишком много, но никогда не было разговоров, что хватит. Они видели, что я этим горю, и всегда давали мне гореть».

«Это всегда очень волнительно и нервно, но кайф же!»

Сегодня Настя – лауреат многих конкурсов – международных, латвийских и зарубежных. Например, он стала лауреатом конкурса талантов Инессы Галанте, где выиграла стипендию на полгода, а ещё подписала контракт на выступление на фестивале в «Дзинтари». «И так получилось, что мы сотрудничаем до сих пор – если есть возможность поиграть, со мной всегда на связи, всегда приглашают. Я благодарна ей и её команде».

Самыми важными Настя считает победы в Международных конкурсах аккордеонистов, которые проводит Науенская музыкальная и художественная школа. В них Настя нередко получала призовые места, но в 2017 году впервые завоевала гран-при. Ещё Настя выступала в Московской области и в Петербурге, в Петропавловской ассамблее.

Но как и в любом деле – победы невозможны без поражений. И хоть Настя привыкла увозить призовые места, иногда с ней всё же случаются неудачи. «Расстраиваюсь где-то внутри, конечно, но для меня это стимул работать ещё больше. Обычно это случалось на конкурсах в России, очень серьёзных конкурсах, где уровень игры намного выше, чем здесь, и туда приезжают очень сильные ребята. Для меня большое удовольствие смотреть, как играют другие, слушать их программу, учиться у них и общаться. Уезжаю я всегда в хорошем настроении».

Вдохновение и мотивацию работать Настя черпает с концертов, а ещё заряжается своими же результатами и удачными выступлениями. «Мне очень нравится выступать. Это всегда очень волнительно и нервно, но кайф же! Сцены я уже давно не боюсь, хотя перед выходом мысль “я сейчас лучше уйду, пойду домой, не буду выходить, мне это не нужно” периодически проскальзывает. Но выходишь, начинаешь играть, сначала ощущение, будто руки скованы, но потом ты будто сливаешься с тем, что играешь, и волнение исчезает. И после выступления всегда такой лёгкий мандраж».

Настя всегда понимала, что она хочет играть и заниматься музыкой, но некоторые пережитые моменты напоминали ей об этом особенно сильно. «Я тогда была в первом классе музыкальной школы. К нам приезжал незрячий баянист, я помню даже, как его выводили на сцену. И он играл. Играл невероятно! Для меня это был звоночек, что я хочу заниматься дальше, хочу научиться так же».

«И будто бы легче»

Сегодня Настя не только совершенствует свою игру, но и осваивает новые методики. Раньше, в училище, Настя занималась минимум 4-5 часов в день, а в выходные с 10 утра и до позднего вечера. «Но в консерватории меня переучили, объяснили, что необязательно заниматься только с инструментом, что можно заниматься с нотами, без нот, с инструментом и без него. И это было сложно, как это – не щупать инструмент? До сих пор привыкаю к этому».

Аккордеон, как признаётся Настя, помогает ей забыться. «Когда возникали нервные моменты, личные, учебные, рабочие – берёшь инструмент, настраиваешься, играешь и как-то всё забывается. Потом откладываешь аккордеон, идёшь по своим делам и будто бы легче».

Настя считает, что она меломан, потому что слушать может любую музыку, хотя в основном в её наушниках играет учебная программа. «Мне нравится, что в музыке можно передать слова без слов, показать эмоции, переживания. Музыка может быть одна и та же, а люди могут воспринять и понять её по-разному».

По мнению девушки, музыка помогла ей и в становлении характера. «Музыка дала мне терпение, уравновешенность, спокойствие. У меня даже улучшились оценки в школе. В 4-5 классе у меня были проблемы с математикой, а вместе с музыкальной школой мои оценки становились всё лучше и лучше, и уже в 9 классе я была отличницей. Легче запоминался материал, быстрее начинала понимать и ответственнее стала подходить к урокам».

А ещё в детстве Настя заикалась, а потому ответы у доски были настоящей трагедией. «Но в училище с этим проблем уже не было, как-то само прошло. Может потому, что я начала больше выступать, больше выходить на сцену перед целым залом, а не пятью людьми. Сейчас у меня нет проблем выйти в зал и что-то рассказать».

«Вам бы лучше петь, а не с этим гробом таскаться»

Настя не раз сталкивалась с тем, что люди думают об аккордеоне, как об инструменте, который остался где-то в прошлом веке, и что главное его предназначение – развлечение и «всякие польки». «А на самом деле аккордеон – это мультифункциональный инструмент. Очень приятно, когда на концертах играют оригинальную музыку, написанную для аккордеона, и люди потом подходят и говорят, что, вау, а мы и не знали, что так можно. Аккордеон можно сравнить с душой. Этот воздух, который ты будто выдыхаешь, эти звуки, которые будто издает человеческая душа. Это один из немногих инструментов, который плотно прилегает к телу, к сердцу, к легким. Вы будто сплетаетесь и становитесь одним целым».

Кроме стереотипов о том, что аккордеон – старомодный инструмент, Настя сталкивалась и с тем, что его считают совсем не женским. «В консерватории был со мной случай. Там везде надо носить свой инструмент с собой, примерно 17 килограмм с чехлом, и как-то поднимаюсь я по лестнице, а меня останавливает женщина и говорит: «Девушка, вам бы лучше петь, а не с этим гробом на спине таскаться». Не, ну я, конечно, могу и сыграть, и спеть, если надо. Но да, постоянно слышу, что я девушка, зачем мне такой тяжёлый инструмент, что это за коробка, что это некрасиво, но когда услышат, как я играю и исполняю, все восторгаются и забывают про эти стереотипы».

«Не дают получать образование»

Новые территории для Насти открылись не только тогда, когда она впервые взяла в руки аккордеон, но ещё и совсем недавно, два года назад, когда Настя переехала учиться в Санкт-Петербург. Только вот коронавирус, удалённая учёба, невозможность попасть в Россию… «Я училась очно весь первый семестр первого года и пару месяцев второго семестра, а потом всё ещё в России, но удалённо. И вот летом я приехала домой и с сентября 2020 года не могу попасть в Санкт-Петербург».

То, что студентов не пускают в Россию, учитывая, что с февраля учеба на программе Насти проходит очно, Настя считает абсурдным. «Вот есть у них список стран, которые они впускают, туда входят и туристы, и студенты. Почему студенты с туристами вместе – мне непонятно. При чём тут студенты? Студенты хотят учиться. Европа студентов из России пускает, а Россия – нет. Мы же выбираем хорошее образование, а нам его получать не дают».

Но уже за первые полгода очного обучения Настя успела набраться новых впечатлений. Девушка с удивлением признаётся, что сначала ей было сложно учиться на русском, хотя Настя из русской семьи. «Я же всю жизнь училась на латышском – латышский садик, потом школа, вся информация на латышском, экзамены – снова на латышском. И вот первое время учебы на русском я как бы все понимала, но было ощущение, что в одно ухо влетело, а из другого вылетело. Не могла фильтровать информацию».

Со стереотипами относительно Латвии Настя не столкнулась. «Но один раз на первом курсе один из преподавателей спросил меня, кто я – больше европейка или русская. До сих пор не понимаю этого вопроса».

Сейчас Настя переживает небольшой кризис. Пандемия пошатнула эмоциональное состояние девушки и, как признаётся сама Настя, ей очень не хватает её педагога, личного общения, очных занятий. «Вот, вроде учишься, а к чему идёшь, куда и зачем – непонятно. Очень много вопросов к самому себе. Это как затухание. Но родители и педагоги помогают мне из этого состояний выйти».

Об аккордеоне, уходе за ним и отдельном билете

Аккордеонистом может стать каждый, но не каждому будет легко, считает Настя. «Человеку, который хочет играть на аккордеоне, нужна смелость, сила, выносливость. Маленькому ребёнку или хрупкой худенькой девушке будет гораздо сложнее, чем молодому человеку. Некоторые произведения не кажутся такими мощными, если их играет девушка. Мне повезло, что я высокая и во мне есть какая-то природная сила, и инструмент на мне сидит хорошо – была бы я пониже и из-за инструмента торчала бы только голова».

Однако это не значит, что не стоит даже пробовать. Настя считает, что в Латвии большая проблема с популяризацией этого инструмента. «Люди начинают забывать об аккордеоне и желающих играть уже не так много. Мне кажется, что проблема в том, что педагоги работают по принципу – каждый сам за себя и сообща они работать не пытаются. Быть может, будь у педагогов общая концепция, то ситуация была бы намного лучше».

Но, кроме физических данных, надо понимать, что свой аккордеон – недешёвое удовольствие. В музыкальных школах и училищах есть хорошие аккордеоны, с которыми можно заниматься. Но если играть профессионально, то однажды всё-таки придётся купить свой. Настя не скрывает цену своего аккордеона и благодарит родителей и бабушку с дедушкой за то, что они открыли сберегательный счёт, когда Настя была совсем маленькая. Первый и на данный момент единственный аккордеон Насти семье обошёлся в 9,5 тысяч евро. «А ведь есть ещё дороже. С инструментом, как и с машинами, можно купить хорошую и за 10 тысяч, но если хочется навороченную, то надо заплатить больше».

Ухаживать за инструментом тоже непросто. Аккордеон нужно настраивать, проверять эту самую настройку, чистить его от пыли, не держать открытым – прятать в чехол или накрывать. Аккордеон не любит палящее солнце и сырость. «Но мой инструмент переживает все испытания. И дай бог, чтобы и дальше меня не подводил. В идеале его нужно настраивать раз в полгода, но я делаю это реже – мне с ним очень повезло».

А ещё аккордеон считается отдельным пассажиром в самолёте. «Да, именно так, инструменту нужно покупать отдельный билет. Помню, один раз, когда я летела с мастер-классов с Италии домой, в авиакомпании мне сказали, что покупать билет не нужно и что инструмент подходит под ручную кладь. И он, действительно, подходит, но не по весу, поэтому я удивилась, ведь всегда просили покупать отдельный билет. И когда я оказалась в аэропорту – взять его в самолёт без билета мне не разрешили. Покупать билет уже было сложно, сдать в багаж – получить неизвестно что на выходе. Я тогда в первый и последний раз купила ему место в багаже для особенно ценных вещей и всю дорогу молилась, чтобы мне вернули целый аккордеон. Но обычно он лежит рядом со мной, как мой сопровождающий со своим билетом».

О тренажерном зале и тик-токе

Но увлечения Насти не заканчиваются только на музыке. Девушка активно посещает тренажёрный зал и снимает видео в тик-ток. «Занимаюсь в зале уже три года. Начала из-за спины. Это – боль аккордеонистов. От постоянного сидения спина очень устаёт, вряд ли кто-то постоянно ровно сидит. Вот я и укрепляю спину. А тик-ток я начала вести из-за карантина. Решила попробовать что-то новое для себя. Снимаю смешные ролики, друзья говорят, что у меня хорошая мимика. Ещё снимаю атмосферные видео. Это занятие очень раскрепощает перед камерой».

«Музыка – моя жизнь»

По окончанию консерватории Настя получит образование педагога и исполнителя, но где она будет потом – девушка ответа дать не может. «Для меня музыка – это моя жизнь. Я не представляю, как моя судьба могла сложиться иначе. Это то, чем я живу, чем дышу, то, к чему стремлюсь. И я хочу, чтобы однажды это приносило мне не только удовольствие, но и стало работой. Вернуться или остаться – это как сложится. Если будет вариант в России – я останусь. А так всегда можно вернуться домой».

И хоть Настя не знает, какой сюрприз жизнь подбросит ей завтра, у неё есть большие цели и мечты. «Когда-то я мечтала “поднять аккордеон с колен”, ведь в советское время в Латвии уровень игры у нас был выше, чем, например, в Литве, а теперь наоборот. И для меня загадка, почему так случилось. Дети у нас не менее талантливые и работоспособные. И хоть в одиночку возродить интерес к этому инструменту сложно, я бы хотела обучать других. А ещё хочу поучаствовать в кубке мира и трофее мира, в конкурсе аккордеонистов в Кастельфидардо (Италия) и Клингентале (Германия). Совсем чуть-чуть, но это можно сравнить с конкурсом пианистов Чайковского – это уровень, к которому очень стремятся».

Настя уже сегодня добилась больших успехов, но останавливаться она не собирается. Ещё маленькой девочкой с большим инструментом она почувствовала, что вместе с ним может пройти интересный и длинный путь. Но история Насти не только об этом – а ещё о том, как музыка сделала её смелее и ответственнее, о мечте и амбициях возродить интерес к аккордеону, о страхе, который вылечила сцена и о том, как за одной новой территорией сразу же открывается другая.

Другие наши истории из рубрики «Новые территории» найдёте здесь.

Текст: Настя Гавриленко
Фото и видео: Жанна Шилейнис-Шилейко

Если вам нравится то, что мы делаем, вы можете нас поддержать и помочь нам сделать таких историй ещё больше! Спасибо, что вы с нами!

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial