Как жители Крыжей выступают против новых соседей — людей с ментальными расстройствами

Мастерские для людей с особыми потребностями
Фото: Любовь Тран

Летом в муниципальные квартиры в микрорайоне Крыжи заселят новых жильцов — людей с расстройствами ментального характера. Врачи считают, что они способны нормально жить в обществе и быть самостоятельными. Но жители микрорайона не хотят таких соседей.

Людей с психическими расстройствами планируется заселить в муниципальные квартиры по проекту Деинституционализации (ДИ) (о проекте — ниже втексте). Деинституционализация должна помочь им интегрироваться в общество.

Поддержи «Чайку»:

«У нас хватает своих душевнобольных. Например, живёт здесь женщина, с ножом ходила. В автобусе, если к ней кто-то подсаживается, она начиняет толкаться. Страшно. Особенно за детей», — объясняет критический настрой местных жителей дворник Наташа. «Есть ещё одна, с окон банки, одежду, разный мусор выбрасывает».

В четвёртом подъезде дома №58 по улице Полигона четыре пустующие муниципальные квартиры – три трёхкомнатные и одна полуторка.
В четвёртом подъезде дома №58 по улице Полигона четыре пустующие муниципальные квартиры – три трёхкомнатные и одна полуторка.

Захожу в четвёртый подъезд пятиэтажки на Полигона, 58. Здесь четыре пустующие квартиры – три трёхкомнатные и одна полуторка. Значит, на жизнь этого подъезда проект ДИ повлияет значительно. На первом этаже женщина по имени Светлана и двое мужчин — Дмитрий и Руслан, курят одну сигарету на троих. Рядом банка пива. «А почему к нам? А кто за ними будет присматривать? А они умеют содержать квартиру в порядке? А сколько человек поселят? И как? А вдруг они пожар устроят? …» — забрасывает меня вопросами женщина.

Местные жители до сих пор пребывают в неведении. И оно не лучшим образом отражается на отношении к будущим соседям. «Если у нас приватизированы квартиры, почему к нам должны их поселять? Почему не раздать семьям, которые в этих квартирах нуждаются? Зачем к нам заселять психов?» — возмущается Светлана. Стоящий рядом Дмитрий проявляет гуманность: «Мы не их боимся, а за них. Здесь не очень спокойный район. Они будут битые. У нас молодёжь отмороженная, они могут их отделать за маленькое словечко».

Подхожу на улице к парочке, по виду – старшеклассники.

— Говорят, у вас в Крыжах молодёжь опасная?

— Да была здесь парочка таких. Но они уже разъехались, кто — в Ригу, кто – за границу. Нет опасности. Они между собой больше орали и дрались.

— Как относитесь к созданию в Крыжах групповых квартир?

— Мне всё равно. Пусть. Будет больше народа.

Мимо, размахивая мусорным ведром, проходит мужчина. «Я – за. Пусть люди живут, — бросает на ходу Анатолий. — Я сам из Калупе. У нас там тоже пансионат есть. Ничего страшного, их же будут досматривать два года, потом, как нам говорили, они начнут жить самостоятельно. В Калупе даже дом такой паре выделили».

«У нас здесь своих дураков хватает», — снова ссылаются на негативный опыт общения с местной жительницей продавцы и покупатели в ближайшем магазине. И снова на меня наваливаются вопросы – что и как?

«Дважды у нас собрания проходили. Много народа участвовало. Эйгим приезжал. Мне кажется, денежка хорошая падает, вот они и стараются. Говорили 50 000 евро на ремонт одной квартиры выделают. Что ж это за ремонт такой?» — говорит покупатель в магазине, представившийся Игорем.

У пятиэтажки мужчина средних лет выгружает вещи из машины. «Был бы полицейский участок, аптека, докторат, тогда ещё да. Но здесь же ничего нет. Мало ли у кого глюк или ширма поедет. Если у них с головой всё в порядке, тогда пусть живут», — делится своим мнением Оскар.

Об Арвиде, который уже 13 лет живёт самостоятельно

В Крыжах в рамках проекта ДИ планируется создать Молодёжный дом и Групповую квартиру. Молодёжный дом предназначен для подростков (15-18 лет) из детских домов, чтобы подготовить их к самостоятельной жизни. В Крыжи переедет 10 ребят. В групповую квартиру планируется заселить 12 человек. По словам старшего эксперта по вопросам проектов Ливии Дрозде, они выбирали квартиры, которые находятся рядом, в одном подъезде. Квартиры в запущенном состоянии, не ремонтировались с советских времён, там надо менять всё – начиная от окон и заканчивая сантехникой. При благоприятном развитии событий, квартиры в Крыжах должны отремонтировать к началу лета, после чего начнётся заселение.

Создание групповых квартир – не новинка для Даугавпилса, похожую услугу Социальная служба предлагала раньше. В начале 2000-х для лиц с психическими расстройствами оборудовали комнаты второго этажа дома на Шаура,26. 34-летний Арвид Будулис живёт в такой комнате с 2005 года.

Арвиду выделили комнату на Шаура,26 в 2005 году.
Арвиду выделили комнату на Шаура,26 в 2005 году.

«Я очень хотел переехать в Даугавпилс, мне здесь нравится», — рассказывает Арвид, с детства у него вторая группа инвалидности. Своих родителей он не знает. Его жизнь началась с Калкунского дома ребёнка, учиться мальчика отправили в Медумскую школу-интернат. С тех времён у него хранится медаль, полученная на соревнованиях на байдарках. С наступлением совершеннолетия Арвида перевели в Цесис. «Там было что-то наподобие пансионата, но молодёжного. В одной комнате жили шесть человек. В Цесисе мне не нравилось, там не мой язык. (Арвид вырос в русскоговорящей среде – прим.). Там я прожил год. Затем один человек походатайствовал и меня перевели в пансионат в Калупе, а спустя некоторое время предложили комнату на Шаура,26».

«Я чувствую себя свободней, могу спокойно ходить в магазин, на работу». Арвид работает дворником на оптовой базе. «Я с девства привык работать. В школе помогал, в пансионате. До сих пор хорошие отношения с соцработником из пансионата. Я уже лет 13 лет к ней езжу в Калупе, помогают по деревне – скотинку прибрать, помочь по дому. Сейчас хотел бы съездить, но не могу из-за снега, надо убирать».

Когда Арвид начал жить самостоятельно, ему пришлось научиться готовить еду, обращаться с деньгами. На помощь пришли соцработники. Сейчас он к ним обращается только при необходимости заполнить заявление на социальную помощь. «Мне трудно писать. И читать», — поясняет молодой мужчина. Арвиду не надо платить за жилье. Ежемесячный доход мужчины — чуть больше 300 евро — это пенсия по инвалидности и зарплата. «Денег хватает, но много уходит на лекарства», — поясняет молодой человек, жалуясь на аритмию и проблемы с печенью. Говорит, здоровье подсадили ему в детстве в школе, пичкая «плохими советскими психотропными таблетками». Арвид научился самостоятельно ездить в Ригу к врачам. Для него это большое достижение.

«Люблю готовить блинчики, супы, бутерброды, торты», — рассказывает Арвид. Он достаёт из шкафа фотоальбом. В нём фотоснимки, сделанные на работе, во время экскурсий, прогулок с друзьями, мероприятий, а также его гордость – фотография торта собственного приготовления. Круг друзей Арвида небольшой: преимущественно соседи по групповой квартире и соцработники.

— В Крыжах хотят сделать такие же квартиры, как на Шаура. Как Вы считаете, надо?

— Надо, надо, надо. Да, чтобы люди такие жили. А что делать? Они же тоже такие люди, как и мы. А что делать? Они же не виноваты.

— Местные жители боятся, что вы можете представлять опасность.

— Местные люди не понимают, что это. Я же вот живу. Как я могу опасность представлять? Где я не работал, меня везде звали назад. Но мне понравилось там, где удобно. Есть люди здоровые, которые обижают.

«Мы сами боимся»

38-летняя Людмила Никитина переехала в групповую квартиру по проекту ДИ 14 сентября 2018 года. С рождения у неё диагностирован детский церебральный паралич. Передвигается Люда с помощью ходунков. До 34 лет Людмила жила с бабушкой. «То, что я стою на ногах на таком уровне – это полностью заслуга бабушки с дедушкой». Пошёл пятый год, как бабушка умерла. Поначалу Люда продолжала жить в бабушкиной квартире, иногда компанию ей составлял брат, который приезжал из-за границы. По семейным обстоятельствам Людмила решила переехать в групповую квартиру: «Я довольна тем, что переехала. Теперь я могу позволить то, в чём приходилось себе отказывать, оплачивая после смерти бабушкину квартиру. Я могу позволить себе фрукты и нормально питаться. Но к сожалению, за то время, когда я во всём себе отказывала, я подорвала своё здоровье».

Люда переехала в групповую квартиру в сентябре 2018 года.

Доход Люды – пенсия по инвалидности в размере 128 евро в месяц. С переездом в групповую квартиру социальные работники помогли ей вернуть статус малоимущей и получать пособие на еду — 40 евро на 20 дней. Люде не надо платить за коммунальные услуги, поэтому может позволить тратить деньги на себя.

У Людмилы нарушена координация. «Я могу протереть пыль, убрать со стола, помыть посуду. Мне тяжело готовить, поскольку не могу долго стоять, но и то пытаюсь. Помощь мне нужна в оформлении статуса, пособия, мне трудно сходить в магазин, я не могу мыть полы, в этом мне помогают работники групповой квартиры», — рассказывает Людмила. Каждый будний день Людмилу привозят в Дневной центр для лиц с нарушениями душевного характера на улице Архитекту, где созданы специализированные мастерские. Здесь Люда осваивает мастерство плетения из бисера, учится вышивать, вязать, занимается флористикой.

«Не стоит боятся групповых квартир. Я тоже боялась, но сейчас я очень рада. И людей с психическими нарушениями бояться не стоит. Жители Крыжей совершенно зря боятся», — говорит Людмила. «Может, будущие жители этих квартир сами ещё больше бояться. Вы только представьте, как это – выйти из приюта или пансионата в неизвестность?». По завершению проекта девушка останется жить на Шаура.

Групповая квартира как шаг к самостоятельной жизни

До начала реализации проекта ДИ в групповых квартирах на Шаура жили пять человек. С июня 2018 года сюда стали заселять новых жильцов из Калупского пансионата.

Всего оборудовано 19 комнат, но по правилам количество жильцов не должно превышать 16. Летом заселили 8 человек, осталось лишь три свободных места. Самому старшему жителю групповых квартир 72 года, самому молодому – 26.

«У нас разные клиенты. У абсолютного большинства вторая группа инвалидности с разной тяжестью. Есть люди, которые с детства такие, у других приобретено в результате каких-то травм», — рассказывает социальный работники Любовь Даниленко. Она работает в групповой квартире уже 10 лет.

Площадь одной комнаты – 18 кв.м. В каждой есть кровать, шкаф, стол. Общие — кухня, комната для отдыха, творческая мастерская, прачечная, душевые. «Некоторые, попав к нам, теряются — сядут в своей комнате и не знают, что от них хотят. Тогда мы предлагаем свою помощь – в магазин вместе сходить, комнату обустроить. Им не хватает жизненных навыков». Умение планировать свой бюджет – этот навык отсутствует у многих. У некоторых поход в магазин вызывает огромный стресс, они теряются, поскольку никогда сами покупок не совершали. И тогда социальные работники их постепенно этому обучают. Также специалисты помогают им в приготовлении еды. «Некоторые наши клиенты сами контролируют своё состояние, принимают лекарства, ходят в психиатрический диспансер, другим надо помогать», — поясняет Даниленко.

К социальному работнику Любови Даниленко постояльцы групповой квартиры на Шаура,26 могут обращаться с любыми волнующими их вопросами.

Если новоселам не понравится в групповой квартире, они в течение года могут вернуться в пансионат. Пока таких желающих нет.

«Нашим людям нужно самим научиться себя вести, потому что спровоцировать можно и здорового человека, не говоря уже о больном. У нас бывают случаи, когда клиент жалуется на то, что в трамвае его назвали дураком. Мой главный совет обществу — не провоцировать», — говорит Любовь Даниленко.

Стоит ли бояться новых соседей?

«Групповые квартиры предназначены для людей с нарушениями умственного характера», — рассказывает старший специалист по вопросам проектов Ливия Дрозде. В социализации жителям групповых квартир помогут социальные работники, социальные реабилитологи и специалисты по социальному уходу (sociālais aprūpētājs).

В рамках проекта ДИ разработана программа менторов. Но пока не создана вся инфраструктура, подготовка таких специалистов не началась. «На одного ментора приходится пять клиентов. Его задача – помочь жителям групповых квартир в быту, например, научить готовить, объяснить, как пользоваться общественным транспортом и так далее», — поясняет специалист Социальной службы по реализации процессов ДИ Элита Кузмина.

«Всегда новое и неизвестное воспринимается агрессивно. Мы работаем над минимизацией пока что надуманных жителями проблем”, — говорит руководитель Социальной службы Даугавпилса Нонна Якубовска. Она уверена, что людей нельзя переубедить, пока они не попробуют. Опыт содержания групповых квартир есть у многих европейских стран, Литва уже реализует подобный проект, и никаких проблем не возникает.

«Они такие же члены общества. Мы не делим людей по заболеваниям – кто болеет ВИЧ, кто раком… Если мы начнёт делить по болезням, куда мы придём? Я понимаю, что люди не довольны, но почитав комментарии, мне становится страшно, кажется, что мы живём в каком-то диком обществе. Следующий шаг – разделение людей по расовому признаку, потому по половому? К сожалению, больных людей становится всё больше. Что с этим делать? Если они представляли бы угрозу, то жители домов по улице Архитекту (где находится Дневной центр обслуживания для людей с нарушениями душевного характера – прим.) или Лиела Дарза (где располагается Даугавпилсская психоневрологическая больница – прим.) спокойно там не ходили. Но конфликтов же нет», — подытоживает наш разговор старший специалист по проектам Ливия Дрозде.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments