Художник Некромакс, 34 года, работает в строительном магазине, а в свободное время уже несколько лет рисует граффити в недостроенном здании на задворках Даугавпилса.  Молодой человек рассказал о демонах и других темных существах в своих рисунках, о том, почему свобода важна в творчестве и зачем Даугавпилсу уличное искусство.

Белый скелет дракона, с которого все началось

Ещё в детстве, гуляя по отдаленным районам города, я набрёл на пустое многоэтажное здание с большой площадью и бетонными стенами. Наверное, это недостроенное здание, какого-то завода, спустя много лет оно стало моей “галереей” — уже семь лет я рисую только там. Сейчас здесь можно найти 25 моих готовых работ, их было больше, но некоторые я закрашивал и рисовал поверх новые. Я не хочу открывать, где находится это место.

Я начал рисовать на стенах, когда в магазине, где я работаю, появились краски в баллончиках. Просто решил попробовать. Вообще странно, что граффити принято приписывать к хип-хоп культуре, ведь изначально оно никому не принадлежало, просто там это искусство получило большую популярность. Это важно упомянуть, потому что я, например, слушаю тяжелую музыку, металл, а знаменитые уличные художники относятся в основном к панк культуре. Рисовать на стенах могут все.

графити некромакса

В своей «галерее» я начал рисовать с последнего этажа, и до сих пор там можно найти мой первый рисунок, это черно белый скелет дракона, площадью, примерно, два на два с половиной метра. Если сложить по часам, то у меня ушло на него около суток, а когда закончил, то чувства были смешанные. От «вау», я это нарисовал!», до «а там косяк, нужно исправить!». После первого рисунка мне захотелось нарисовать ещё лучше, так все и началось.

Черно-белая палитра и шаманские напевы

Я рисую в стиле дарк-сюрреализм и хоррор, это некое совмещение сна и реальности, где в мрачных тонах рождаются образы демонов и необычных существ. Моя любимая, но не единственная, палитра — черный, белый и серый цвета. Я не пытаюсь донести до людей какие-то идеи, а этот стиль и палитра близки мне по духу.

Качество рисунка сильно зависит от качества красок, в основном, я пользуюсь обычными баллонами для бытовых нужд. Обычные краски стоят где-то три евро за баллон, а профессиональные, специально для граффити, которые ровнее ложатся, не дают бликов и потеков, где-то пять евро. На один рисунок может уйти примерно десять баллонов.

графити некромакса

Иногда рисунок готов через один или два дня работы, а другой не закончить и через месяц. В мороз, например, краска плохо дуется и рисовать сложнее. Раньше я ходил рисовать примерно раз в неделю, сейчас — реже, только, когда чувствую потребность и вдохновение.

Рисунки могут жить десятки лет. Конечно, что-то выцвело или покрылось плесенью, но я рисую в закрытом помещении, так что погода сильно не влияет.

Иногда ко мне присоединяется дочка, её зовут Дарья, ей 13 лет. Девочка делает большие успехи в поисках собственного стиля, уже сейчас видно, что её стиль не будет похожим на мой.

Со временем моя техника стала лучше, я учусь на практике и ошибках, без учителей. Иногда посещаю мероприятия для художников. Например, в прошлом году я ездил в Висагинас в арт-резиденцию «Точка». Там мы с другими художники и просто любителями рисовать воплощали на холсте образы, которые рождались у нас во время прослушивания музыки разных стилей — от шаманских напевов до тяжелого металла.

Бывает, что меня находят люди, и мы вместе воплощаем их идеи.  Так, например, я рисовал на заказ граффити в нашем дроболитейном музее, это было в 2016 году. Большая работа размером три на пять метров. Я изобразил природу, пруд, деревья, но в своей манере темного сюрреализма.

графити некромакса

Граффити в Даугавпилсе, как андеграунд и как не-свобода

Этим летом в моей «галерее» появились новые художники. Кто это — я не знаю, мы никогда не пересекались, но приятно осознавать, что ты не один. Я не пробовал с ними связаться и оставлять послания — хочу, чтобы все оставалось, как есть и каждый из нас шел своей дорогой в искусстве.

Я никогда не встречал других художников в Даугавпилсе, но могу различить их рисунки по стилю и манере. У нас нет общей компании или товарищества, каждый работает самостоятельно. Наше искусство — это андеграунд.

В городе появились рисунки, которые мне совсем не нравятся. Например, стена стадиона “Строитель”, стена на улице Стацияс, или стены около наших очистных — они были разрисованы за европейские деньги по проекту Street Art. В этих рисунках нет свободы, видно, что художники не рисовали то, что действительно было на душе. Единственное, что там хорошо, это техника и дорогие краски.

графити некромакса

Хочется, чтобы в Даугавпилсе появились легальные стены для любых художников, я видел такое в других странах. На такой стене работа держится несколько дней, потом закрашивается, даётся место новому художнику. Возможно, с такими стенами у нас было бы больше художников и меньше настенного хулиганства. Хулиганами я называют тех людей, которые не рисуют картины, а впустую выпускают баллоны с краской, изображая непонятно что.

Посмотрите на мрачную Химию и на работы знаменитых уличных художников, таких как Питер Роа, который рисует животных на огромных стенах жилых домов. Рисунками можно не только сделать город интереснее, но главное, заставить людей думать и вызвать у них эмоции.

Хороший рисунок может быть призывом включить воображение и задуматься о проблемах современности — это называется социальное граффити.

Если бы меня попросили украсить Даугавпилс, я бы разрисовал все торцы многоэтажек. Не знаю точно, что бы это были за рисунки, потому что идеи рождаются, когда подходишь к стене.

Я не хочу быть как Бэнкси — я рисую для своего удовольствия, известность мне не нужна. Я выставляю фото своих работ на страничку в Фейсбуке. Мои граффити нравятся, негативных отзывов я не слышал. Людей удивляет размер работ и их масштаб. Они бывают три метра на четыре, пять метров на два — разные.

Если однажды я захочу выйти в массы, то обязательно сменю стиль и псевдоним, чтобы меня не узнали. А сегодня я и так счастлив, делая то, что делаю.

Людям хочу сказать, что нельзя ассоциировать личность художника с его творчеством.  Хороший человек может рисовать ужасы, а плохой — самые райские послания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments