В рубрике «Минута на размышление» мы разговариваем с известными жителями Даугавпилса о смысле жизни, воспитании, любви, бизнесе. Мы задаём им вопросы и даём минуту на размышление.

Евгений Хайрулин, родился в Сызрани в 1951 году, в 1971 году приехал в Даугавпилс по приглашению друга, с которым учился в музучилище.

Устроился в клуб железнодорожников преподавать детям музыку. А через три месяца поехал на трамвае служить в армию в Крепость. Потом закончил музыкально-педагогическое отделение даугавпилсского пединститута. Вёл уроки музыки, руководил Домом культуры железнодорожников. В 90-е годы впервые уехал на заработки в Германию – работать уличным музыкантом. Регулярно ездит туда работать до сих пор.

О детстве и трофейном аккордеоне

Моё детство было очень счастливым. Я вырос на берегу Волги. Я вспоминаю корабли, огромный мост в тринадцать пролётов. И я был маленьким совсем, лет пяти, когда кто-то гармошечку мне принёс. Я взял её и начал подбирать мелодию какую-то. А потом папа купил трофейный аккордеон. На нём было нацарапано: «Аккордеон взят в окопах рядовым таким-то». И я начал играть на нём.

В Сызрани была очень сильная музыкальная школа с хорошими педагогами. И в школе у нас был хороший духовой оркестр, которым руководил отставной военный музыкант. А потом я музучилище закончил в Перми. Но и спортом занимался, в футбол играл, в хоккей. И я помню, что мы все очень много читали, в библиотеку ходили. Времени болтаться без дела не было вообще.

Евгений Хайрулин
Фото: Михаил Рыжков

О прекрасном времени в Даугавпилсе

Я закончил музучилище как баянист. Но играл и на фортепиано. Раньше была такая хорошая традиция – в кинотеатрах перед сеансом давали получасовые концерты. У нас был джазовый ансамбль, и я там играл.

А потом я приехал в Даугавпилс, пришёл в оркестр, дирижёр мне дал саксофон и сказал играть. И я практически сам на нём играть научился, я самоучка. Я не знаю методики. Но уже на второй день сел в оркестр и стал играть.

Был такой в Даугавпилсе прекрасный музыкант и замечательный дирижёр Петерис Бутанс. В центральном доме культуры был прекрасный джаз-оркестр, потом его разделили, и я играл в маленьком бэнде. Мы играли на танцах, на мероприятиях разных. Прекрасное было время.

Об уличных музыкантах

Я уже более двадцати лет скитаюсь по Европе, играю на улицах. И получаю от этого огромное удовольствие. И там к музыкантам иное отношение. Здесь мы – никто. Там мы артисты. И не имеет значение, где ты играешь – на улице или в большом зале.

Однажды я играл у одного очень богатого человека. Там нас было команд шесть, наверное. Так вот, среди них был и Scorpions! И они мне аплодировали даже.

В Европе очень давняя традиция уличных выступлений. И эта традиция сохраняется и совершенствуется. И я скажу, возможно, крамольную вещь, но я думаю, что уличные артисты – это будущее. И в Европе на улицах играют очень серьёзные артисты.

О связи с театром

Когда я учился в музучилище в Пензе, меня пригласили играть в одном спектакле в оркестровой яме, потом ещё в одном спектакле играл. И даже в массовку пригласили. Помню, что за работу в оркестре в театре платили 4 рубля и за массовку ещё рубль.

В музучилище у нас не было общежития, и меня по знакомству пристроили в актёрское общежитие, где я жил в одной комнате с Александром Васильевичем Панкратовым-Чёрным.

В одной из комедий надо было играть на аккордеоне. У меня его не было, но у соседа, который жил двумя этажами ниже, был шикарнейший аккордеон. Он давал его мне. Звали соседа Михаил Семёнович Светин.

В прошлом году Панкратов-Чёрный с антрепризой приезжал в Ригу. Я поехал с ним увидеться. Не сразу, но узнал он меня. Боже, не виделись мы с семидесятого года… А со Светиным тоже интересная была встреча. Когда я только приехал в Даугавпилс, он как раз здесь был на гастролях с Ленинградским театром комедии. Я узнал, где он живет, и пришёл. Вот такая у меня связь с театром.

Евгений ХАйрулин
Фото: Михаил Рыжков

О женщинах и фальши

Музыкант – это охотник, и музыкант играет для того, чтобы покорить женщину. Завладеть её сердцем, душой, мыслями. Ты должен быть влюблён постоянно, это вдохновляет.

Мой хороший друг Марат Георгиевич Шелутко говорил: «Может быть хорошо, может быть даже плохо, но не должно быть фальшиво». Всё должно быть по-настоящему. Чувства должны быть настоящими. Тогда и музыка настоящая.

О невероятных встречах

В жизни такие бывают встречи невероятные. Вот однажды сидим мы в Тель-Авиве в ресторанчике на берегу моря. Подходит мальчик – официант, русский, естественно. Начинаем разговаривать. Выясняется, что парень – из Бобруйска, племянник нашего Гриши Немцова. Или вот ещё – в Берлине встретил музыканта, с которым учился в Сызрани в музыкальной школе. Я его 43 года не видел. Это невероятно.

Об одиночестве

Я книгу начал писать от одиночества. Я подолгу за границей один нахожусь. Общения там нет особого ни с кем, вот и начал писать. И много интересного всего происходит, когда ты на улице работаешь, хотелось это всё записать. Очень многих людей известных видел – Клинтона, Лаврова, Ангелу Меркель – кстати, она живет в обыкновенной квартире. И я записывал. Это занятие меня успокаивало, уравновешивало как-то. Так и появилась моя книжка.

О счастье

Я очень счастливый человек. И очень люблю жизнь. Ведь счастье – во всём. Ты жив, здоров, и это счастье. Но я очень волнуюсь за будущее. Не за своё, а вообще. Латвийцы – такие молодцы, детей для всех нарожали, для Англии, для Ирландии. Для всех. Мой старший сын уже 28 лет живёт в Польше, он музыкант. Младший уже 15 лет живет в Минске, он медик. Грустно это всё.

О возрасте

Возраст свой вообще не ощущаю. Я такой же, как и раньше, очень лёгкий на подъём. Наверное, это моя кровь татарская кочевая во мне играет. И у меня много молодых друзей и подруг. Не чувствую я себя стариком нисколько.

Евгений Хайрулин
Фото: Михаил Рыжков

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments