Я закончила Рижский медицинский институт. Сама не могу сейчас объяснить, почему выбрала именно стоматологию, но, как показала жизнь, выбор был правильный. Я люблю свою работу, иначе не отработала бы по этой специальности столько лет. После окончания института три года работала по распределению в Лиепае, начиная с 1980 года — в Даугавпилсской стоматологической поликлинике. Я знала, что работа стоматолога тяжелая и ответственная. Никто и не ожидал, что будет легко.

В 2012 году руководитель поликлиники предложил мне работать с заключенными. А я и не отказалась. Почему не отказалась? Да потому что они такие же люди, у них так же, как и у всех остальных, болят зубы, и они тоже нуждаются в помощи. У меня с самого начала работы не было никаких предрассудков и страхов. Мы не судьи, чтобы их осуждать. Для этого есть другие люди. Я даже не вдаюсь в подробности, кто перед мной, и за что он осужден. Для меня он — пациент, а я — врач.

В поликлинике для приема заключенных есть отдельный кабинет. В нём одно кресло. Этот кабинет на первом этаже, поэтому перед приемом в нём плотно закрывают окна и опускаются жалюзи. Заключенных привозят максимум по два человека, пожизненно осужденных — по одному.

Я принимаю заключенных два раза в неделю, у меня есть примерно по полчаса на каждого. Все эти пациенты, как правило, остаются в наручниках. Они заходят в кабинет вместе с охранниками. Охранники остаются в кабинете.

Люди они, конечно, разные, но не могу сказать, что кто-то из них запомнился чем-то особенным. Наше общение максимально коротко. Я спрашиваю об истории болезни и про жалобы. Дальше — осмотр. Человек сидит с открытым ртом, у него нет возможности разговаривать. Люди приходят за помощью, и я сразу приступаю к лечению.

Галина Герасимович
Фото: Сергей Соколов

Часто у заключенных ещё больше проблем с гигиеной полости рта, чем у обычных пациентов. Самые распространенные болезни — кариес, пульпит, пародонтит. К нам на приём их записывает медработник тюрьмы. Он и решает, когда, кого и к какому врачу везти. Я им только зубы лечу. Но в нашей поликлинике в стоматологическом отделении их также лечит гигиенист и хирург. Лечение зубов для заключённых платное. Они платят сами за себя, но расчет безналичный: между тюрьмой и поликлиникой есть договор. Стоимость услуг для них такая же, как и для любого другого пациента. Боль они переносят по-разному — как и все. В тюрьме способность легче переносить зубную боль ни у кого не развивается.

В конце приёма обычно говорю пациенту, нужно ли ему еще лечить какие-то зубы и какие именно, а также сколько это будет стоить. Потом охрана выводит его из кабинета и везет в тюрьму. Лично мне после приёма не требуется никакой эмоциональной разрядки — всё, как с обычными пациентами. А вот отдых после трудного физически рабочего дня — да, нужен.

В своей практике я ни разу не встречалась с хамством или с агрессией с их стороны. После приёма, они все говорят мне: “Спасибо”. Это лучшая благодарность за мою работу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments