Михаил Ражуков помогает даугавпилчанам избавляться от алкогольной и наркотической зависимостей с 1995 года, с 1998 года он возглавляет наркологическое отделение Даугавпилсской региональной больницы.

Он рассказало том, что люди заменяют алкоголем и наркотиками, как помочь страдающему родственнику, и какие стереотипы мешают даугавпилчанам начать новую жизнь.

Sekojiet mums
“Facebook”

О пациентах отделения

К нам в стационар людей без зависимостей попадает – по пальцам можно пересчитать. Я сейчас не имею в виду детоксикацию, когда человек выпил больше, чем надо, это другое. Когда человек свободен и независим, то ему помощь не требуется, он сам может собой распоряжаться. А когда не может, то ему нужна помощь со стороны, и большая часть наших пациентов – такие люди.

Среди моих пациентов мужчин больше. Пока. За последние десятилетия количество зависимых женщин выросло от 1/5 до 1/4. Возраст – любой. Но в основном, если мы говорим об алкогольной зависимости, то это люди от 30 до 55.

Значительно увеличилось за последние годы количество пациентов с 18 до 25 лет. Попадают к нам и подростки в возрасте 15-16 лет в алкогольном опьянении, которым мы оказываем неотложную помощь. Наркотическая зависимость – основной возраст – от 20 до 35 лет.

Как люди становятся зависимыми

Зависимости бывают разные. Условно они делятся на две группы – химические и нехимические. И наркология занимается химическими зависимостями – от алкоголя, наркотиков, других психоактивных веществ, которые изменяют сознание. Когда человек не в состоянии пользоваться теми ресурсами, которые у него есть, развивать их и увеличивать, он стремится к их замене, замене нездоровой, способной его уничтожить. Этой заменой и становится алкоголь, никотин, наркотики.

Человеку хочется себя хорошо чувствовать – это нормальное стремление любого. И для этого у него есть возможности, способности, ресурсы. Но когда человек не хочет все это развивать, то очень просто и легко привлечь какие-то вещества, которые изменят состояние твоего сознания, сделают его удовлетворительным.

В наших широтах есть культура употребления алкоголя, где-то есть культура употребления наркотических веществ растительного происхождения, и это является социально приемлемым. В нашей ментальной традиции алкоголь по статистике употребляют 96% людей, а алкоголиками становятся 10-15%.

Ведь это лишь маленький сегментик всего спектра удовольствий. А человек не хочет заниматься больше ничем другим, потому что пить – легко и просто, ничего делать не надо, не надо развивать ни свой интеллект, ни душевные способности, достаточно употребить какое-то вещество, и всё.

Как распущенность становится болезнью

Да, зависимость появляется не сразу. Сначала это психологические проблемы, которые человек не хочет решать. Может, но не хочет. Есть, конечно, ситуации, когда человек вырастает в пьющей семье, и ему сложно представить другую модель поведения.

Но большинство наших пациентов из нормальной среды. Есть и генетическая предрасположенность, но она тоже может реализоваться, а может и нет. Все зависит от самого человека. И кто-то выбирает этот лёгкий путь – не решать свои проблемы, а менять своё сознание.

И вот так, шажочек за шажочком, успокаивая себя тем, что я чуть-чуть, я сильный и не такой как другие, в какой-то момент, неожиданно для самого себя, он оказывается у нас. И здесь до последнего он выстраивает чудесные логические стены, чтобы не признать, что с ним происходит.

А зависимость его перешла уже на стадию физической болезни – когда все системы перестроились. Я бы начальную стадию назвал распущенностью, а потом да, это уже болезнь.

Михаил Ражуков
Фото: Михаил Рыжков

О власти стереотипов

Над нами сильна власть стереотипов, в том числе и в отношении к зависимостям. Человек не хочет признать, что он может зависеть от этой жидкости. Есть и общественное мнение, которое мешает человеку признаться самому себе в своих проблемах.

Или еще вот стереотип, с которым я сталкиваюсь все эти годы: если ты пошёл кодироваться, значит ты больной. Пока ты валяешься пьяный, скандалишь – тебя алкоголиком не считают. Кодироваться пришёл – всё, алкоголик. И поэтому человек, пьющий запоями и имеющий все признаки очевидной зависимости, заявляет, что он – не алкоголик.

О развитии болезни и похмельном синдроме

В большинстве случаев история развития алкогольной зависимости такая: увеличивается количество и кратность употребления – организм начинает защищаться и вырабатываются определенные механизмы. И если человек не прекращает, то теряется количественный контроль. И доза, которой было достаточно сначала, потом становится недостаточной. Потом формируется похмельный синдром. Тут, кстати, тоже стереотип. Когда человеку плохо на следующий день, то более опытные товарищи советуют ему выпить. Но у него нет зависимости ещё, он просто перепил. У него не похмельный синдром, у него интоксикация.

Похмельный синдром – это когда человек протрезвел, уже многое вышло, но организм требует для восстановления своей деятельности необходимый для него компонент.

И это уже вторая стадия заболевания. А дальше – масса болезней появляется, организм не выдерживает, наступает третья стадия, когда уже ослабевает умственная деятельность, память, умение ориентироваться, решать жизненные задачи и так далее.

Об эмоциях и внешних факторах

За последние 10 лет зависимых людей в Даугавпилсе стало больше. Когда люди не очень чётко планируют свою жизнь, находятся во власти эмоций, не понимают и не контролируют свои поступки и действия, тогда всё это и ведёт к появлению зависимости. Конечно же этому способствуют и внешние факторы, которые благоприятными не назовёшь. Только не надо все на них сваливать.

Общая депрессивность, экономическая ситуация, психологическая и так далее, не сказать, что она сейчас такая замечательная. Но она и раньше была не сильно лучше. И это факторы, которые действуют на тех, кто выбирает для себя не совсем правильные ориентиры.

Михаил Ражуков
Фото: Михаил Рыжков

О жизни с зависимым и мире вокруг

У людей, которые живут рядом с зависимым человеком, всегда есть выбор – бороться или уходить. Но бороться – это не значит скандалить и обзывать. А это целая система поведения, как вести себя с таким человеком, чтобы обезопасить себя и подтолкнуть его к выздоровлению. Целые книги об этом написаны. Но мы чаще всего ведём себя неправильно. Мы, сами того не желая, способствуем распространению болезни. Мы решаем его проблемы, что бы человек не сделал, мы его выручим, поможем. Помоем, покормим, ещё и на работу позвоним, скажем, что заболел, муж, например.

Чего ж не пить, если всё замечательно. А вот если тебе самому придётся разгребать всё то, что ты натворил, может быть ты и задумаешься.

Вообще, у пьющих людей, как мне кажется, два таких мировоззренческих принципа: все виноваты и все мне должны. И только когда человек начнёт их менять и поймёт, что никто не виноват кроме тебя самого, и то, что ты отдашь, то и получишь назад, вот только тогда и начинается выздоровление.

Мы должны понять, что вокруг нас очень много всего, и это не только к нашей области наркологии относится, а и вообще, когда люди очень загружены, депрессивны. Поменьше надо сосредотачиваться на грустном, на проблемах, а шире посмотреть на мир, в котором огромное количество возможностей для каждого из нас.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments