К доктору Хубларову в Даугавпилс приезжают пациенты из Риги, Финляндии и Швеции. Он рассказал о том, какие болезни чаще всего встречаются у даугавпилчан, и почему мужчинам после 40 лет важно регулярно ходить к урологу на профилактические осмотры.

О выборе профессии

Я из Узбекистана, родился в Ташкенте в 1962 году, а в 1966 было сильное землетрясение. Родители решили уехать и могли выбрать любой город. По какому принципу они выбрали город в Латвии, я не знаю, маленьким был. И с 1967 года я живу в Латвии.

В 1986 году после Рижского мединститута я приехал в Даугавпилс по распределению. Тогда как раз открылась больница, и я пошёл работать хирургом. Работал в неотложной хирургии, потом прошёл специализацию по урологии в Первом московском институте и стал работать в урологии.

У меня отец стоматолог. Но не это повлияло на мой выбор. Скорее наоборот, отец меня отговаривал, не хотел, чтобы я шёл в медицину. Но уже после 8 класса решил, что стану доктором. Я пошел в химический класс специально, чтобы в медицинский поступить. И с самого начала я так и думал, что в хирургию пойду. По жизни у меня как-то руками лучше получается работать. Из нужного места они у меня растут, видимо.

Жена у меня тоже врач. Мы в институте в одной группе учились. Она с Украины, поступала в Ленинградский санитарно-гигиенический институт. Но что-то там не получилось, хотя Юля – золотая медалистка, и она в Риге в медицинский поступила. Там мы и встретились. А в 2016 году мы 30 лет свадьбы отметили.

О развитии технологий

В хирургии люди быстро устают. Тяжелая работа, ты в постоянном напряжении и в физическом, и в эмоциональном. И ты ещё должен успевать за развитием всех новых технологий. Если взять, например, урологию десятилетней давности, не говоря уже о 90-х – это просто день и ночь.

К нам пришла работать сестричка, и выяснилось, что когда-то я оперировал её маму. У неё был камень в мочеточнике. Трудно себе представить, как это делалось тогда – огромные разрезы, чтобы достать этот миллиметровый камень. Сейчас если кто-нибудь будет такое делать, то это из категории абсолютно ненормальной ситуации. Потому что эндоскопия, все эти оптические операции – сегодня это обычное дело.

Уролог Олег Хубларов
Фото: Михаил Рыжков

После 6-ти стажировок в Англии, в 2012 году, я привёз в Балтию технологию лечения гиперплазии простаты гольмиевым лазером – то есть ткань разрезается с помощью лазерного луча. Это единственная сегодня разрешённая технология, которая позволяет оперировать любые размеры аденомы без разрезов. В этом революция. Это технология с так называемой «короткой кроватью», то есть, пациент выписывается уже на следующий день.

О болезнях мужчин и женщин

Все мужчины на планете после определённого возраста, чаще всего после 45-ти лет, имеют проблемы с мочеиспусканием. Второе — всякого рода сексуальные проблемы. Мы их решаем, и не только даём консультации и назначаем таблетки, но и операции делаем, фаллопротезирование, например. Да, здесь, у нас в Даугавпилсе, мы делаем такие операции.

Женщины часто страдают воспалительными заболеваниями, циститы, например. Второе – это недержание мочи. Эту проблему называют «тихой эпидемией». Тихая – потому что молчат, эпидемия – потому, что каждая третья взрослая женщина страдает недержанием.

Но у людей почему-то бытует мнение, что, если в определённом возрасте подтекает моча – это нормально. Нет, не нормально это.

О воспитании мужчин

После сорока лет, один раз в год мужчина должен приходить к урологу. Но мужчины этого не делают. И я объясню почему. Женщину, начиная с детства, приучают к тому, что нужно ходить к гинекологу. Помните раньше — профосмотр в старших классах – девушки — к гинекологу, на права надо сдать – к гинекологу, профосмотр на работе – к гинекологу. А для мужчин? Ничего. Где вообще было написано, что мужчину должен смотреть уролог? Нигде. Где сегодня требуется консультация уролога? И где сегодня в школах проводятся хоть какие-нибудь мероприятия по воспитанию молодого мужского поколения? Нигде.

В октябре мы проводили акцию «Мужчина, сохрани своё здоровье». Можно было бесплатно получить консультацию уролога и кардиолога. Думаете, очередь тут стояла? Нет. Даже бесплатно не идут. Но все-таки есть какой-то проблеск. Стали появляться мужчины, в основном в возрасте 35+, которые приходят просто провериться, их ничего не беспокоит. И я хлопаю им в ладоши!

Уролог Олег Хубларов
Фото: Михаил Рыжков

О раке простаты

Я сделал примерно четыре с половиной тысячи биопсий простат. И от года в год – 38 – 42% — это онкология. Здесь у нас в клинике сегодня стоят на учете более двух с половиной тысяч пациентов с этой проблемой.
Я проводил исследование, пытался выявить закономерность в заболевании раком простаты. Я составил анкету, в который были вопросы про питание, образ жизни, сферу деятельности, уровень доходов. Никакой зависимости. Про частый секс – это, кстати, тоже вымысел.

Все пациенты, которые передо мной тут появляются после первичной диагностики с раком простаты, они сразу делятся на две категории: первая – это те, которым мы говорим, извините, но ваш паровоз уже уехал. И поэтому мы можем вам помочь только с точки зрения паллиативной.

А вторая категория – люди, которых мы можем лечить, и результаты не просто хорошие, а очень хорошие. Главное – прийти рано. Тогда будет результат.

Уролог Олег Хубларов
Фото: Михаил Рыжков

Человек может ни на что не жаловаться. Вот приходит, ему 50 лет, его ничего не беспокоит, просто повышены показатели в анализе крови, и он просто пришёл на первичную консультацию. Говорит мне, что ему УЗИ делали, всё в порядке у него. А как ему могли сказать, что всё в порядке, если на УЗИ, которое делается через живот, невозможно простату детально просмотреть, там не видно ничего?

И я его смотрю, и мне не нравится. Говорю, надо биопсию делать. А он не понимает зачем, не беспокоит же его ничего. Мы делаем, и я вижу в заключении – рак. Говорю ему об этом, а он смотрит на меня, как на сумасшедшего. У него же все хорошо, не беспокоит ничего, нет жалоб, всё работает. И такое здесь у меня почти каждый день.

О наших стереотипах

У нас бытует мнение, что если лечиться, то надо ехать в Ригу. Я хочу развеять этот миф. Рижане приезжают сюда ко мне оперироваться. И не только рижане. Приезжают литовцы и эстонцы, белорусы и россияне, финны и шведы.

Глубочайшее заблуждение мужчин, что если выявили рак простаты, то всё, умру. Рак простаты, если его вовремя обнаружить и правильно лечить, даёт право на полное выздоровление и долгую жизнь. Это болезнь, которая излечивается полностью. И таких случаев гораздо больше, чем тех, которые не излечиваются.

Люди думают, что болезнь есть тогда, когда болит. Но когда болит – врачи уже чаще всего помочь не могут.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] клиники LUC Олег Хубларов рассказал […]