«Латгалию с полным на то основанием можно называть нашей внутренней Швейцарией», — литератор Слава Сэ

Слава Сэ. Фото: Андрей Шаврей
Слава Сэ. Фото: Андрей Шаврей

За последнее десятилетие литератор Слава Сэ, он же Вячеслав Солдатенко,  стал невероятно популярен. Благодаря серии книг про «Сантехника». Правда, по его словам, сантехник уже умер, и теперь он пробует себя в качестве драматурга и даже романиста. Недавно даже презентовал в латвийской столице свой новый сборник «Разводы»…

Слава, а в Даугавпилс или в какой-либо другой город Латгалии с презентацией новой книги заехать планируешь?

Приглашайте! Если пригласят, то приеду в этот замечательный край. Там же, наверное, есть библиотеки или какие-либо иные центры, где читатели могут почерпнуть живительную влагу в виде литературы? Так что, всё возможно.

А есть ли у тебя какие-то исторические связи с Латгалией?

Безусловно есть! Моя супруга наполовину латгалка, так что, я знаком с признаками характера жителей этой территории – с её народной простотою, смекалкой и хитростью.

А в принципе, я всегда, когда езжу в Россию на машине, проезжаю Латгалию и любуюсь ею из окна. Это, пожалуй, самая гористая-холмистая территория Латвии, так что, именно её с полным на то основанием стоит именовать внутренней Швейцарией.

Тебя можно поздравить с тем, что в интернете взял отметку в сто тысяч подписчиков? 

Я за этим не слежу, но за этим следят московские маркетологи, которые и сами умеют писать, кстати. Так вот, они говорят, что 170 тысяч… Ну, это не так уж и много, по сравнению… с той же Бузовой, например. А если о литераторах. Ну, вот у Татьяны Толстой — 200 тысяч подписчиков. У Гришковца много.

Я, на самом деле, не слежу за этими цифрами. Хотя, одно время следил, но потом оказалось, что не в этом счастье.

Почему название новой книги — «Разводы»?

Да, приходит народ и спрашивает, почему «Разводы»? Грустная какая-то тема. На самом деле, я хотел написать, как избежать разводов. Это не инструкция, как разводиться, а наоборот, там написано, что развод — это нехорошо.

А разводятся люди из-за претензий взаимных. Есть такое правило: если вы в семье живёте, то супругу надо отдавать всегда немного больше, чем, как вам кажется, он отдаёт вам. И если вы такой закон блюдете, семья сохранится. А если вы начинаете отдавать ровно столько, сколько отдаётся вам, то начинается разлад.

В пьесе «Разводы» девять случаев, когда начинается торговля – вот я помыла пол, а ты помой посуду или приготовь что-нибудь. Если такое начинается в семье, то надо готовится к расторжению отношений или как-то себя переделывать.

Что вошло в книгу «Разводы»?

В ней две пьесы, которые сделаны в виде полуромана. Первую писали для Александра Анатольевича Ширвиндта, великого артиста и художественного руководителя Театра Сатиры. Позвонил Ширвиндт-младший и сказал, что папа хочет для Театра Сатиры какую-то пьесу. Большую. Комедию положений. И мы полгода писали разнообразные пьесы, а Александр Анатольевич говорил загадочные слова. Например: «Парадоксов мало!». И я переписывал ещё раз.

В результате остановились на том, что если однажды у меня получится пьеса с нужным количеством парадоксов, то я её пришлю. А то, что не понравилось Ширвиндту, я взял, немножко переделал и сделал частью книжки «Разводы».

А вторая пьеса – её мы писали с известным нашим латышским прекрасным режиссером и продюсером Андрейсом Экисом (создатель телеканала LNT – Прим. «Чайки»). Мы сидели в кафе на улице Гертрудес, каком-то студенческом, поскольку студентки там туда-сюда, туда-сюда ходят. Так что если у вас есть возможность поработать сценаристом, не упускайте её, это приятное такое занятие. И поскольку вторая пьеса и проект, который задумал Экис (и  вдруг проект получится однажды), называются «Разводы», то и книжка называется «Разводы», вот и всё.

Ты же и сам некогда пережил развод?

Да-а-а-а!

И в пьесе – это как бы урок нам всем в результате?

Не-е-е-т! Я думаю всякий, кто пережил развод, через два года об этом уже не жалеет. В любом случае, во всяком разводе существует отрезок времени, когда двое терпят друг друга. И вот что-то такое накапливается, что заставляет потом об этом не сожалеть.

Ты теперь востребован и как концертирующий литератор? Во всяком случае, творческий график расписан наперед…

Да, за последнее время много где был. Например, во Владивостоке и Хабаровске. Во Владивостоке меня встретили чуть ли не на перроне с лимузином. Отвезли в ресторан, где кормили-кормили-кормили морскими деликатесами, а потом мы дошли до икры контрабандного морского ежа, и в результате мне стало плохо.

А ещё за последние месяцы были Киев, Одесса, Харьков, Запорожье, потом Нарва, Москва, Санкт-Петербург. Перед этим и в Израиле бывал.

Где самые яркие впечатления?

В Одессе мне очень понравилось. И даже показалось, что там вообще со сцены можно ничего не говорить, зачем напрягаться, потому что зрителю и самому есть что сказать. Всегда. Они врываются в твою речь, советы дают. Я за пятнадцать минут до выступления сел у сцены и уже знал, кто где из рядом сидящих живёт, когда к ним можно зайти и как готовить какое-нибудь рыбное блюдо.

У нас всё иначе. Года два назад, помню, у меня была встреча с читателями на книжной выставке в Риге, и это был час ужаса. Мне надо было что-то говорить, а вокруг сидели молчаливые люди. И я понимал, что где-то глубоко мы друг друга любим, но внешне это никак не проявлялось.

А в Кишинёве ещё более иначе – там настоящие молдаване пришли на моё выступление по принципу «Петя сказал, что будет весело, пошли с нами». Хотя они совсем не знают, кто я такой. И вот они послушали меня, а потом подходили и говорили: «Тебе надо писать что-нибудь! Кто бы ты ни был, лысый человек, главное – не останавливайся на достигнутом».

В общем, катаюсь по разным городам, потому что я сделал что-то вроде моноспектакля, который называется «Полтора рояля». Не потому, что я хочу кататься, просто так получилось, что меня приглашают – я приезжаю.

Разумеется, надо спросить, занимаешься ли ты ещё сантехническими работами?

Вообще-то, я — профессиональный психолог и маркетолог. А сантехником работал, но… сейчас как-то уже неудобно, что вот приходишь с инструментами, а тебя узнают.

Тем не менее, спасибо за то, что недавно, когда у меня потёк унитаз, я тебе позвонил, и ты за две минуты сказал мне, что надо сделать…

Так это был ты! А я ещё подумал, что за знакомый голос?

Просто хотел сказать, что мастерство не утеряно, и это — главное!

Спасибо!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Article 2

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о