«Только время может показать, чего ты стоишь», — Джемма Скулме, прощание с которой назначено на субботу в Домском соборе

Джемма Скулме. Фото со страницы на фейсбуке
Джемма Скулме. Фото со страницы на фейсбуке

Прощание с великой латышской художницей и, по большому счету, с одним из символов искусства нашей небольшой страны Джеммой Скулме, ушедшей из жизни в возрасте 94 лет, назначено на субботу, 16 ноября. Сын художницы Юрис Димитерс рассказал, что прощание и богослужение пройдёт в Домском Соборе с 13:30 до 16:00. Потом — кремация и, судя по всему, похоронят Джемму рядом с её вторым супругом Ояром.

Она была бойцом. Жизнестойкой, волевой, такой, что даже, когда страна узнала, что она при падении уже второй раз за год сломала берцовую кость, как-то мало кто думал, что конец так близок. Всего за неделю до смерти Джемма призывала помочь ей с медсестрой и физиотерапевтом. На традиционном балу в честь Дня провозглашения независимости Латвийской Республики в рижском Доме общества латышей даже назначили аукцион её картин в пользу художницы. Аукцион состоится, но теперь все доходы пойдут в фонд семьи – надо платить за дом в Межапарке, надо готовиться к установке надгробия…

Джемма Скулме и Валдис Затлерс. Фото со страницы Džemma Skulme на фейсбуке от 6 ноября 2019 года
Джемма Скулме и Валдис Затлерс. Фото со страницы Džemma Skulme на фейсбуке от 6 ноября 2019 года

Джемма Скулме – народный художник Латвийской ССР, почётный член Латвийской академии наук, почётный доктор Латвийской академии художеств, кавалер ордена Трёх звезд. Её персональные выставки проходили в России, Австрии, Германии, Канаде, США. Окончила отделение живописи Латвийской академии художеств, аспирантуру Ленинградского института живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Репина (кандидат искусствоведения). Многие годы возглавляла Союз художников Латвии.

В возрасте девяноста лет она ещё ходила без палочки. Когда видели её, идущую по Вецриге, все отмечали, что это воистину Дама — стильная и строгая. Просто так к ней не подойдешь. Глядя на неё, невольно вспоминаешь слова Гюстава Флобера: «К классикам никогда не стоит прикасаться – на пальцах может остаться позолота…». Но я осмелился – и прикоснулся.

Четыре года назад Джемма гостила в Даугавпилсе по случаю своей юбилейной выставки в центре имени Марка Ротко. С Даугавпилсом были связаны многие ее коллеги – например, ныне здравствующий выдающийся латышский художник Карлис Добрайс. И всё же, вся её жизнь была связана с латвийской столицей, в которой она провела почти весь XX век и застала начало века XXI-го.

Однажды я спросил Джемму, что она ощущает, проходя мимо дома на улице Лачплеша, 52, который украшает красивая мемориальная доска, говорящая о том, что тут жили и работали три выдающихся латышских художника – Гедерт Элиасс, Янис Лиепиньш и Отто Скулме, её отец.

«Иногда прохожу мимо этого дома и ощущаю… чувство родины, — с достоинством ответила художница. — В этом доме я жила с восьми лет. Но есть и другой дом, первый – я в нём родилась. Это дом в самом центре Риги, на улице Аспазияс. Я уже даже не помню, какой у него номер. Это такой дом на углу с улицей Аудею, которая переходит в улицу Грециниеку. Это действительно моя родина – там еще балкон на втором этаже. В этом доме я жила до восьми лет — это было, страшно сказать, в начале 1930-х годов. Потом, уже в начале 1990-х годов, там ещё было знаменитое кафе «Анре». Как-то раз я заходила в этот дом, постояла на лестнице. Да, там ощущается настоящее чувство родины».

«Я всегда думаю, когда что-либо говорю, — строго говорила мне Джемма. — Поэтому повторяю фразу «держу это внутри себя». Эта фраза у латышей звучит все-таки чуточку по-иному, чем у русских, и это хочу сказать именно так, чтобы точнее поняли латышское мышление. А мышление для меня – это все же понятие принципиальное. Русское мышление очень интересно, как интересно мышление и других народов».

Она была действительно строга и, что говорится, «не давала спуску». Я её спросил, на какую тему она сейчас создает свою новую работу, а Джемма ответила почти менторски: «Вы несколько неправильно ставите вопрос. Думаю, нельзя так спрашивать: на какую тему новая работа. Темы, как правило, не бывает. Можно сказать, что это будет достаточно большая работа – по площади. И это будет игра красок – наверное, именно так».

Джемма Скулме. Фото: Андрей Шаврей
Фото: Андрей Шаврей

Джемма стала действительно единственной и неповторимой — учеников не оставила. 

«Учеников у меня никогда не было. Наверное, так сложилось из-за того, что я никогда не любила повторяться. А в работе с учениками приходится в той или иной мере повторяться. Ученикам всегда надо говорить то, что уже когда-то было, показывать нечто, уже похожее. А у меня всегда был свой персональный подход – это импровизация. Учеников трудно учить импровизации. Если надо учиться, то для этого всегда есть школа, Академия художеств. Сперва надо закончить школу, а уже потом импровизировать. И мой сын Юрис, ставший известным плакатистом, всего достиг самостоятельно. В принципе, насколько я помню, он даже не собирался становиться художником, хотя уже в детстве что-то рисовал. Моя дочка Марта, кстати, рисовала больше его, «играла красками» – она тоже стала художником».

Джемма Скулме. Фото: Андрей Шаврей
Фото: Андрей Шаврей

А что до моего звания «народный художник», то это, надо сказать, звучит достаточно остроумно. Но насколько ты действительно народный, может показать только время. Так что ко всем этим званиям относиться серьезно не приходиться – только время может показать, чего ты стоишь.

И ещё… Я не могу ответить вам, какова главная работа моей жизни. Да и не надо задавать такие вопросы. Нет, всё-таки не надо… В конце концов, пусть люди сами решают. Тем более, что за мою жизнь было так много разных работ… Я даже примерно не смогу вам сказать, сколько именно работ – их действительно было так много.

Рецепт успеха и молодости прост – работа, обязанность, ответственность. Это самое главное. И у меня все это есть, к счастью. Ну и, конечно, важен оптимизм, который помогает жить, несмотря на различные неприятности, которые появляются на протяжении всей жизни». 

Кстати, когда Джемме исполнилось 90, она говорила мне в интервью: «Я не пользуюсь интернетом, представляете? Видимо, я вообще из другого поколения, так что с точки зрения технической не столь мудрая, как современное поколение. У меня сейчас совсем другие сложности… Хотя, если откровенно, я жалею, что не могу пользоваться этим техническим достижением. Может, еще и научусь пользоваться интернетом. Во всяком случае, недавно мой сын мне подарил одну вещь – кажется, она называется iPad. Я ещё не совсем знаю, как этим устройством пользоваться…».

Так вот, уже на десятом десятке лет она научилась пользоваться премудрой техникой, завела свою страничку в фейсбуке, активно писала на ней и читала других.

А незадолго до этого Джемма стала «Рижанкой года». Тогда и высказала, принимая звание, возможно, своё главное кредо: «Самое главное – это сердце, в нём душа, в нём вдохновение, в нём счастье».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments