Давайте честно об Outside Кирилла Серебренникова!

Спектакль Кирилла Серебренникова Outside. Пресс-фото
Спектакль Кирилла Серебренникова Outside. Пресс-фото

На сцене Латвийского Национального театра свой новый спектакль Outside представил опальный российский режиссёр Кирилл Серебренников. Три показа в Риге открывали европейский тур этой постановки, созданной для Авиньонского театрального фестиваля. Но приехать Серебренников на них не смог — нет заграничного паспорта и сейчас он под подпиской о невыезде.

Все три показа собрали аншлаги и самые противоречивые отклики. Многие спрашивали и меня: «Ну как тебе? Только честно?» Так вот, если честно, то тут много нюансов. И если просто, то мне понравилось, но…

Думаю, что после этого «но» сторонники режиссёра удивятся. «В этом спектакле столько боли и отчаяния!», — воскликнут они. А вот противники постановки скажут, уходя из зала: «Обнажёнка и мочеиспускание на сцене, это пошлость, тьфу!»… Я же не соглашусь ни с теми, ни с другими.

Тут припомню фразу Дианы из «Собаки на сене»: «Кто много видел, мало плачет…». Восклицать о спектакле: «Это шедевр!» только потому, что Серебренников — единственный в современном российском театре откровенно не вписывается в теорию «духовных скреп» — глупо. Или же это прерогатива совсем молодого зрителя, у которого ещё многое впереди.

Феномен Серебренникова существует, и, прежде всего, потому, что он — один из тех ведущих российских режиссёров, которые радикально и максималистски настроены ко всему архаичному. Но тут стоит подискутировать, получается ли ему найти «золотую середину», к которой, как мне кажется, стремится истинный художник.

Для меня Серебренников более интересен как кинорежиссёр. А из его театральных постановок особенно интересными мне были две его постановки, показанные лет десять назад на «Золотой Маске в Латвии». Это «Господа Головлёвы» и «Женитьба Фигаро». На мой взгляд, это была та самая «золотая середина».

Два спектакля, которые можно считать феноменальными. И не только потому, что главные роли в обоих играл гениальный артист Евгений Миронов (понятие «гениальность» в лексиконе опытного театрала должно быть, вообще-то, исключительным, но тут оно, думается, к месту). Кроме Миронова там было столько находок и неожиданных и нестандартных режиссерских решений! В «Головлёвых» — такой новаторский подход, а в «Фигаро», скорее, неоклассический…

Серебренников пошёл дальше неоклассики и привычного новаторства. Теперь он в каком-то неизведанном космосе, где не только красота, но и хаос, и смятение, и не понятно, куда же дальше лететь?

Около пяти лет назад «Гоголь-центр» под руководством Серебренникова показал в Риге «Метаморфозы». Ну, была там обнаженка разной степени. На том показе побывала Алла Сигалова, сказавшая потом, что «для Москвы это — девяностые годы». И сермяжная доля правды в тех её словах, уж извините, была.

И если резюмировать, то сегодня опытному театралу нельзя пропустить ни одну постановку художественного руководителя Московского театра им. Вахтангова Римаса Туминаса. Или руководителя МХАТ им. Чехова Сергея Женовача. Два мастера, которые нашли ту самую «золотую середину», а уж после пятидесяти лет к ней прийти давно пора, оставив позади буйно вспаханную молодыми порывами творческую ниву.

Точно так же, как нельзя было пропустить ни один спектакль великого Эймунтаса Някрошюса. А вот те, из опытных театралов, кто пропустил Outside Серебренникова — вы мало что потеряли, поверьте. Но те, для кого мода превыше всего — вы потеряли всё, вы не сможете похвастаться «Я был на Серебренникове»!

И думаю, что здесь уместно вспомнить замечание Анны Ахматовой, сказанное во время гонений на юного поэта Иосифа Бродского: «Какую биографию делают нашему рыжему!». Нынешнее руководство России сделало Серебренникову просто отличную биографию! И по этой биографии (вернее, автобиографии!) режиссёру просто грех было не поставить спектакль!

Здесь полный «боекомплект бунтаря»: совершенный юношеский максимализм с издевкой над сотрудниками ФСБ, мат, гомосексуализм и полная обнажёнка. Впрочем, смотрится она органично, учитывая, что здесь разыгрывается история увлечения Серебренникова искусством китайского фотохудожника Рен Ханга. История печальная: Серебренников собирался встретиться с фотохудожником, но буквально за два дня до встречи тот покончил жизнь самоубийством. Роль самого Кирилла, томящегося под домашним арестом, здесь играет блестящий Один Байрон, знакомый широкой публике по роли обаятельного интерна Фила Ричардса в сериале «Интерны».

Театраля с опытом невольно вспомнят Романа Виктюка начала девяностых, когда был расцвет его творчества. Для него форма протеста — это воспевание красоты (мужской, разумеется). У Серебренникова по пути к возвышенному постоянно наблюдаются «детские болезни левизны», как, например, обмазывание полового члена артиста Никиты Кукушкина красной краской и мочеиспускание им же на телефонную трубку, которую прослушивают ФСБ-шники.

«Ссал я на вас всех», — тут метафора налицо. Извините, конечно, за грубое слово, но на сцене мы слышим слова и погрубее… Короче, мелкий бес этот ваш Серебренников. Но об этом ещё и вовсе классик сказал в своей очень маленькой трагедии — «Ужасный век, ужасные сердца».

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok

Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
Двинск
Двинск
2 лет назад

Духовное уродство. Как показательно, что открытие тура было в этой агонизирующей стране.