«Дело Серебренникова»: всем условно, все свободны!.. Все удовлетворены, как в «Женитьбе Фигаро»?

Кирилл Серебренников. Фото: Андрей Шаврей
Кирилл Серебренников. Фото: Андрей Шаврей

Приговор по делу известного российского и любимого в Латвии режиссёра Кирилла Серебренникова (ему дали три года условно, хотя прокурор просил шесть лет колонии с штрафом) читали пять часов, а само расследование растянулось на годы. И поверьте, не для красного словца пишу — всё это напомнило вполне себе высокопробный театр, с интригой, элементами драмы, комедии и фарса.

Вот легко крикнуть «Свободу Серебренникову! Долой кровавый режим Путина!» и слыть поборником демократии. И наоборот. А вот найти истину, да и есть ли она в данном случае?

Знаете, финал всего этого дела напомнил мне сцену бессмертной комедии Бомарше «Безумный день, или Женитьба Фигаро», причём, в постановке Кирилла Серебренникова. Рижане видели этот его очень даже отличный спектакль с Евгением Мироновым в главной роли лет десять назад, в рамках фестиваля «Золотая маска». 

Там есть сцена суда, после которой выясняется, что «заклятая подруга» Фигаро Марселина из назойливой кандидатки в невесты вдруг превращается в его родную мать, «заклятый враг» доктор Бартоло, которому он должен, превращается в родного отца, Фигаро получает в жёны любимую Сюзанну, граф остается с женой, но не теряет надежду на «право первой ночи». И только судья говорит: «И все удовлетворены?»…

Конечно, всё это с поправкой на жизнь, которая у режиссёра выкрала, как минимум, три года творческой жизни, превратив её в какой-то уже совсем не изысканный акт отчаяния (спектакль Outside о его домашнем заточении мы видели в январе сего года в Латвийском Национальном театре, где герой мочится прямо на сцену, «в знак протеста»).

С другой стороны, тут был возможен любой вариант — все садятся в колонию, Путину на это наплевать, он Царь. Или — все свободны, но это уже вообще какая-то полная расписка в беспомощности со стороны всё того же Царя. И был третий вариант, состоявшийся — все виноваты в хищении 129 миллионов рублей, их они выплатят, но при этом — свободны. Так сказать, показательная порка.

И рада европейская и московская либеральная общественность, которая, безусловно, массово выступила в защиту неординарного режиссёра — начиная от Каннского фестиваля, заканчивая ведущими деятелями российской культуры. 

Итак, другие фигуранты дела — продюсер Алексей Малобродский и бывший гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин тоже отделались условным наказанием — 2 и 3 года соответственно, а также штрафами — 300 и 200 тысяч рублей. При этом Серебренников не будет иметь возможности занимать посты руководителя учреждений культуры. Значит, прощай руководство «Гоголь-центром»? Софье Апфельбаум назначили только штраф в 100 тысяч рублей, но даже его выплачивать не нужно из-за истечения срока давности. С остальных обвиняемых взыщут 128 миллионов рублей по иску Минкульта. Арестованное имущество фигурантов обращено в доход государства.

Об остальном мы можем ещё долго судачить. О том, «какую биографию делают нашему рыжему» (фраза Ахматовой об опальном Иосифе Бродском). И о том, виноват или не виноват Серебренников. Если и виноват, то в том, что он не гениальный бухгалтер, а составлял сметы. А довериться другому бухгалтеру? Да это же Москва! Там всё «под крышей» (впрочем, это понятие из лихих девяностых). А теперь, говоря интеллигентно, у каждого своё лобби, которое, в случае поначалу уверенного в себе Кирилла Семёновича, не сработало.

Впрочем, можно предположить, что вряд ли ему были нужны эти деревянные миллионы. С его именем эти миллионы он давно может зарабатывать в твёрдой валюте. В том числе в той же Риге, где он поставил уже несколько спектаклей, не говоря о постоянных гастролях. Отличная квартира в Берлине, в которой упрекали режиссёра? Так у любого знатного европейского режиссёра есть не только квартира, но и особняк.

А давайте вообще честно? Серебренников выпендрёжный такой парень из Ростова на Дону, уж извините. Лет восемь назад его поймали полицейские, скажем так, «слегка выпимши» на велосипеде. Модный режиссёр кричал: «Да вы знаете, кто я такой?» и звонил важному знакомому. И удивился режиссёр, что в демократичной Риге это не сработало. Зато что-то сработало, возможно, сейчас в Москве. «Два мира — два кефира».

А вот Сталин бы вообще расстрелял, как Мейерхольда в 1940-м. Утешимся этим.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments