«Я старался быть и папой, и мамой, обнимать, жалеть и просто быть рядом», — Виктор Авраменко, который один воспитывает двоих сыновей

Виктор Авраменко с сыновьями. Фото из личного архива

Виктору 41 год, у него своё рекламное агентство и чёткий план на ближайшие 7 дней. 4 года назад внезапно его жизнь перевернулась — умерла жена. Он остался один с двумя сыновьями — 7-ми лет и 4-х месяцев. Виктор рассказал нам о том, как растить детей без жены, о своём взрослении и полном погружении в жизнь сыновей.

Это случилось 4 года назад. Моя жена совсем молодая была. 31 год. Как-то сидели на кухне, и вдруг ей стало плохо. Вызвали скорую. Одна реанимация, другая и всё… Склероз аорты, и человека не стало. Так, в один день, я остался с двумя детьми. Старшему было 7 лет, младшему — 4 месяца. И такой поворот событий в мои жизненные планы точно не входил.

Жизнь изменилась  

Это был шок. Непонятно, что делать и как дальше быть, но ты не можешь остановиться, выключиться, потому что вот они — дети, вот она — жизнь, которая продолжается. До этого я был тем человеком в семье, который приносил деньги, отдавал жене, а она вела хозяйство. Теперь же всё перевернулось. 

Всё время нужно было что-то решать

Во-первых, нужно было уладить все дела, связанные с похоронами. Где и как. Я об этом ничего не знал. Если умирает молодой человек, открывается уголовное дело. К нам домой приходили полицейские, спрашивали: «Жена выпивала? Наркотики принимала? Чем занималась в последнее время?». Разрешение на похороны нужно было получать в прокуратуре. Всё это было не особо приятно. Вообще, у нас в государстве так устроено, что, если у тебя кто-то умер, и ты захочешь уйти в страдания, у тебя не будет такой возможности, потому что тебе всё время нужно будет что-то решать.

О бытовых делах

После похорон начал разбираться со счетами, хозяйством и другими проблемами. До этого я с детьми времени проводил много, и что делать, когда ребёнок плачет, или как памперс поменять, я знал. Но было много других нюансов. Например, младший ещё совсем грудной, ему нужна смесь. Обычная из-за аллергии не подходила. Перебрал кучу смесей, пока нашёл то, что нужно. Старший сын в это время заканчивал детский сад. У меня там как-то спросили: «А в какую школу он у вас записан?». Я не знал в какую. Потом оказалось, что ни в какую. Нужно было устраивать в школу. 

Жизнь по расписанию

Мне полностью пришлось перестраивать рабочий график. Родственников рядом не было. Жена была сиротой, поэтому с её стороны тоже никого, кто мог бы помочь с детьми. Нужно было искать няню. Я в то время работал креативным директором на телевидении, на Первом Балтийском канале. Именно тогда мне предложили другую работу в одной большой IT компании. Я должен был принять решение — уйти с насиженного места ради приличного заработка, но непонятного будущего, или остаться на ТВ. Я ушёл. В общем, в сложившейся ситуации все эти решения, и большие и маленькие, требовали от меня колоссальных затрат и нервов. Я составлял чёткий план на ближайшие 7 дней, так мы и жили по неделям.

Быть и папой, и мамой

Чисто морально с младшим особых проблем не возникало. Со старшим было сложнее. Всё практически на его глазах произошло, поэтому травма у него, конечно, была. Я максимально старался сделать всё, быть и папой, и мамой, обнимать, жалеть и просто находиться рядом. Такой истории, что мама улетела на облако, у нас никогда не было. Я говорил с ним о смерти спокойно, как о части жизни. О том, что да, люди умирают, так случается. Не стал придумывать, что мама уехала и просто не может вернуться.  

О нянях

За несколько лет у нас сменилось около 10 помощниц. Причины были разные. Например, была совершенно замечательная няня. И вдруг, хоп, пропадает на неделю, потом появляется и не может внятно объяснить причину своего отсутствия. Понятное дело, её я уже не мог оставить с детьми. Другая няня как-то подходит ко мне и говорит: «Виктор, у меня с Мишей наладились такие хорошие отношения, и я понимаю, что вам тяжело, в общем, я готова его забрать к себе». Ну я ей ответил: «Спасибо большое, до свидания! Если такие вопросы возникают, значит вы вообще не поняли нашу семью». 

Сейчас уже легче. В Латвию вернулась моя мама, она помогает мне с детьми, поэтому услуги няни нам больше не нужны. У младшего по поводу мамы пока вопросов не возникает. Есть папа, брат, бабушка — ну вот такой в семье комплект и всё. Другого он не знает.

Всё под контролем

Младшему Мише сейчас 4 года, старшему Максиму — 11. Я в курсе всех дел своих детей. У меня в телефоне куча групп в WhatsApp — кружки, школа, детский сад. Я всё стараюсь держать под контролем. В какой-то момент я пробовал старшему дать больше свободы. А он из школы стал позже, чем договаривались, приезжать. Раз, два — задержался. Я ему объясняю: «У тебя есть телефон. Ты мне не позвонил, не предупредил. Садимся, составляем список, в какие дни и во сколько у тебя заканчиваются уроки, и во сколько ты должен быть дома. Если хочешь задержаться, ты мне звонишь и говоришь об этом». В школу Максим с кнопочной «Нокией» ходит, потому что телефон у него для того, чтобы звонить. Подшучивает, говорит мне: «Папа, круто! Ни у кого в классе нет кнопочного телефона!».   

Использование гаджетов тоже стараюсь ограничивать. У нас уговор — играть в компьютерные игры можно 1 час в неделю. Но бывает, что час прошёл, а Максим какой-нибудь уровень в игре пройти не успел. Тогда он меня предупреждает и доигрывает. Так он учится контролировать своё время. 

О нежности 

На первый взгляд может показаться, что наша жизнь полностью структурирована и подчинена строгим правилам. Но эта субординация — скорее вынужденная мера. Я сам человек творческий и очень эмоциональный. И сыновья мои такие же. Обнять, поцеловать, сказать добрые слова, назвать сыновей Мишенькой, Максимушкой — этого у нас даже может быть больше, чем у других. Дисциплина и контроль — это то, чему мне пришлось учиться, чтобы дела наши «не расползались» в разные стороны.

О характерах

У каждого из моих ребят свой характер, настроение, капризы. Бывает сложно, порой приходится разводить по разным углам. Старший похитрее, а младший посильнее. Если старший начинает какие-то каверзы строить, то мелкий может подойти и «дать» без лишних разговоров. Ну а потом слёзы начинаются. Нужно быть всё время начеку. 

Об обязанностях

Я стараюсь воспитать в детях уважение к личному пространству, границам друг друга, привить бережное отношение к своим и чужим вещам. У каждого есть свои обязанности по дому — помыть посуду, убрать игрушки, приготовить на завтра одежду. Это — такая кропотливая работа, не всегда хватает сил и нервов повторять одно и то же. Мне намного проще было бы махнуть рукой и всё сделать самому. Но я стараюсь потратить время и лишний раз напомнить, что им самим нужно и убрать за собой, и вещи свои сложить. Это всё — вроде бы такие мелочи, но на них привычки, характер, жизнь формируется.

Об ответственности

Помню, когда Максим только в школу пошёл, бывало, звонил и рыдал: «Папа, я забыл форму на танцы взять, привези!». И пару раз я привозил, а потом сказал: «Знаешь, если ты забыл, то ты без неё и будешь». Стоило мне это больших душевных сил. Но я старался справится с этой жалостью, преодолеть себя. И я вижу, что такие действия дают свои плоды, ребёнок становится более собранным, ответственным. 

О доверии 

Стараюсь выстраивать с сыновьями доверительные отношения. Младший пока — открытая книга для меня. Старший же иногда пытается что-то скрыть или придумать, какую-нибудь историю сочинить. Пока плохо получается, не всегда одно с другим стыкуется. Я ему тогда говорю: «Не удалось тебе вранье, Максим. Ещё тренируйся!». Но, если шутки в сторону, то главное я ему объяснил так: «Чтобы не произошло у тебя в жизни, ты можешь мне всё рассказать, и я в любом случае буду на твоей стороне». В общем, я уже готовлюсь к переходному возрасту своего старшего и думаю, что именно сейчас всё и закладывается.

О свободном времени

Мы трое — это такая активная мобильная группа. Каждые выходные куда-то едем, что-то смотрим, где-то бываем. Вместе ходим в общественную баню. Для меня — это, конечно, ещё то испытание. Я, как старый банщик, серьезно не могу с ними попариться. Но мальчишки мои с маленького возраста любят баню и с радостью туда идут. 

Сложно или нет? 

Люди, у которых детей нет, мою историю не поймут. Они скажут: «Ну и что? У всех дети. Что здесь такого?». А те, например, мои знакомые, у которых дети есть, говорят мне: «Я не знаю как ты справляешься, я бы не справился». Когда только всё случилось, друзья спрашивали: «Чем тебе помочь?». А чем? Ну давай, вози ребёнка в школу, отвечал.

О жалости к себе 

Человек может выдержать очень много. Бывает, начинаешь жалеть себя и думать: «Всё, я не выдержу больше». А потом посмотришь назад и понимаешь, что, нет, ты выдержишь и то, и это. Если вдруг зомби-апокалипсис случится, я, наверное, буду готов выдержать и его. Удивить меня чем-то сложно. Да, я иногда не знаю, как дальше. Я мог так подумать в какие-то моменты. Но я имею то, что имею, и просто делаю то, что нужно. А какие варианты? Сдать детей в детский дом? Вы тут оставайтесь, а я полетел. Денег вам попозже пришлю? Без вариантов, на самом деле. Выдохнешь немножко, посидишь и дальше идёшь.

О взрослении 

За время, что я воспитываю детей один, я однозначно повзрослел. Это — такое серьёзное испытание. Как будто ты находишься на автономной подводной лодке, и всё зависит только от тебя. Сейчас мне, в принципе, уже не нужна бытовая помощь. Я всё могу сам — стирать, готовить, убирать, зарабатывать. Поэтому гендерная история о том, что мужчина приносит деньги, а жена домом занимается, мне не интересна. Мне не нужна женщина для выполнения хозяйственной функции. Мне нужен человек в каком-то более сложном смысле, чтобы одни мысли, одни интересы. Если нужна будет домработница, то лучше и взять домработницу. 

Дети всё видят 

Я много разговариваю с детьми. Но также понимаю, что они и так всё видят: что я смотрю, как говорю и как поступаю. Я это всегда помню и себя контролирую. Стараюсь вести здоровый образ жизни. Много занимаюсь спортом, не ем мясо, уже лет 5 не употребляю никакого алкоголя, и курение — это, наверное, мой единственный оставшийся грех. Думаю, я — нормальный папа. Для меня сейчас главное — заложить основное в детях, научить, что хорошо, а что плохо.

Думаем вместе

Если я чего-то не знаю, то так им и говорю: «Я не знаю, давайте вместе думать. Вот смотрите, есть и другие точки зрения на эту тему». Я не перекладываю на них ответственность за решение какого-то вопроса. Но разговариваю, как с людьми, которых уважаю, которым желаю добра и хочу, чтобы они сами научились думать и разбираться в вопросах. 

О самом важном

У меня иногда спрашивают, что бы я посоветовал тем, кто оказался в такой же ситуации, как и я. Не знаю. Помню, как-то шёл по городу, увидел секонд хенд обуви и подумал: «Вот стоит обувь, много пар обуви. Кто-то носил ботинки и умер, кто-то вырос из сапог, какие-то туфли попали в магазин со склада, кому-то кроссовки подарили, а они ему не понравились. И всю эту обувь объединяет только то, что она оказалась в этом секонд хенде». Также и у людей. Обобщать и давать советы — дело неблагодарное и неправильное. Думаю, главное себе на вопросы ответить: «Ты чего вообще в жизни хочешь? Что для тебя важно? Может для тебя дети не важны?». Я сейчас выскажу непопулярное мнение. Но, если ты не умеешь, не хочешь, может тогда им лучше с бабушкой будет, которая их любит? Потому что, если тебе это не нужно, ты только хуже им сделаешь. Здесь так всё по-разному у каждого. Поэтому говорить: «Держитесь, пацаны!» или «Что бы и как трудно не было бы, они — твои дети, и ты обязан». Ну, не знаю. Для меня это так. Я себя без детей своих не представляю. Они — часть меня, мое продолжение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments