Кинообзор от «Чайки»: Глаз-алмаз

Кадр из фильма
Кадр из фильма "Неогранённые драгоценности". Фото: tpr.org

На стриминг-портале Netflix можно посмотреть криминальную драму режиссёров Бэна и Джошуа Сэфди «Неогранённые драгоценности» с до неузнаваемости талантливым Адамом Сэндлером в главной роли. Мнения о фильме разделились полярно, но это кино однозначно стоит увидеть. Подробности — в нашем кинообзоре.

Впервые о незаурядном драматическом таланте у не самого любимого критиками комика Сэндлера заговорили в 2002 году, после премьеры романтической комедии «Любовь, сбивающая с ног» Пола Томаса Андерсона. Фильм получил приз за режиссуру в Каннах, а Сэндлер — свою первую номинацию на «Золотой глобус». Впрочем, завсегдатаем красных дорожек актёр так и не стал и быстро вернулся к привычному амплуа протагониста в средне-плохих комедиях, продолжая получать за них заоблачные гонорары и ворохи анти-наград (у Сэндлера аж 12 номинаций на «Золотую малину», три из которых обернулись «победами»).

Спустя почти двадцать лет молодые постановщики Бэн и Джошуа Сэфди выпускают «Неогранённые драгоценности», где Сэндлер вновь (до этого были ещё драматические перфомансы в фильмах «Опустевший город», «Приколисты» Джадда Апатоу и «Истории семьи Майровиц» Ноа Баумбака) предстаёт в редком для себя драматическом образе. Его герой — суетливый и ни на секунду не умолкающий делец Говард Ратнер, торговец поддельными часами и разнообразными ювелирными драгоценностями — предстаёт перед нами не в лучшем состоянии — по уши в долгах, на грани развода и в бесконечном стремлении обмануть всех вокруг (включая мрачных коллекторов, присланных собственным шурином). 

Этот вертлявый еврей, хоть и создаёт видимость умелого деляги, имеющего связи и полезные знакомства чуть ли не в каждом уголке Нью-Йорка, по сути, вызывает одну только жалость.

Но наконец горе-махинатору улыбается удача — из Эфиопии Говарду доставляют кусок горной породы с редким и дорогостоящим чёрным опалом. Камень оценивается в сумму не меньше миллиона долларов. Теперь помешать Говарду раз и навсегда разобраться со всеми насущными проблемами может разве что он сам или его болезненная жажда наживы.

А разбираться с проблемами нужно, да лучше поскорее — сфера деятельности Ратнера на поверку оказываются далека от миролюбивой, а киношный Даймонд Дистрикт (нью-йоркский квартал, центр мировой торговли бриллиантами, где и работает главный герой) облюбован разнообразным, в том числе опасным, жульём.

Доказательством тому — нецензурная и расово неполиткорректная брань, то и дело звучащая с экрана. Недаром в титрах в лице исполнительного продюсера оказался Мартин Скорсезе, чьи «Славные парни» долгое время держали мировой рекорд по количеству обсценной лексики за фильм. А стоящее в названии работы Сэфди слово «Uncut» можно перевести ещё и как «без цензуры».

Впрочем, чем опаснее дрязги, в которых погряз Говард, тем теплее и сентиментальнее выглядят его дела семейные (тоже, конечно, не безоблачные). Главный герой отлично ладит со старшим сыном, накануне развода крутит шашни с похабной, но очаровательной молодой подчинённой, а колоритно показанная жизнь еврейской общины с «Мазаль тов», празднованием Песаха и застольным прочтением казней египетских (намёк на фаталистическую составляющую истории) являет собой отличный противовес всем ядовитым перипетиям трудовых будней протагониста.

Кстати, по теме нью-йоркских евреев в фильме приметен и один из третьестепенных персонажей — работающий в лавке у Говарда пожилой мастер по отделке часов по имени Роман. В сценах с ним можно услышать звучащую из радио русскую речь. Тонкая деталь и приятный привет тем, кто наслышан о легендарном нью-йоркском Брайтон-Бич.

Благодаря «Неогранённым драгоценностям» многие откроют для себя братьев Сэфди — режиссёров-партизан, известных снятыми практически без денег артхаусными «Сходи за розмарином» и «Бог знает что». Свой первый полнометражный (!) проект братья реализовали ещё в возрасте 23-25 лет, а после третьего по счёту полного метра (отметившегося в параллельной программе Венецианского кинофестиваля) с ними самолично связался актёр Роберт Паттинсон, в итоге сыгравший главную роль в их следующем проекте «Хорошее время». Картина была принята в официальную программу Канн и собрала в мире свыше трёх миллионов долларов.

Всё это поступательное движение наконец приблизило постановщиков к реализации «Неогранённых драгоценностей» — давней задумки, которую братья долго не могли воплотить в жизнь из-за дороговизны и сложностей организации съёмок в том самом Diamond District. На помощь в реализации проекта к молодым постановщикам (братьям сейчас по 34 и 36 лет) пришёл их кумир Мартин Скорсезе, а также легендарный продюсер Скотт Рудин. Благодаря им для производства были собраны внушительные для артхауса 19 миллионов долларов.

Кстати, фильм в итоге стал успехом не только художественным, но и вполне финансовым. В широком прокате в США «Драгоценности» собрали свыше 50 миллионов долларов, став в итоге самым успешным проектом знаменитой студии A24, специализирующейся в основном на авторском кино.

Братья Сэфди мастерски строят своё повествование — динамичное и эмоциональное, каждый эпизод которого буквально сочится энергией. Один из основных монтажных приёмов в «Неогранённых драгоценностях» — нескончаемый фоновый шум на протяжении практически всего фильма. Речь и действия героев заглушает то звучащая, казалось бы, невпопад музыка, то намеренно усиленные звуковые эффекты, то болтовня массовки, то ещё бог знает что. Так авторам удаётся создать удивительное ощущение перманентности происходящего — фильм на протяжении всех двух часов живёт и развивается практически в одном перетекающем, но неостановимом ритме — на одном вдохе, единым присестом от начала и до самых финальных титров.

Помогла в создании такого эффекта динамичная камера француза Дариуса Хонджи (режиссёры, не изменяя себе, снова снимали на плёнку). Благодаря ему и работе монтажёра Рональда Бронштейна (постоянного коллеги братьев Сэфди) диалоги в фильме оставляют впечатление бандитских перестрелок, а от происходящего в динамичных сценах так и вовсе в прямом смысле кружится голова.

Из затасканной фабулы «Торгаш-неудачник попадает на деньги» Бэну и Джошуа Сэфди удалось сделать удивительную притчу о погоне за счастьем, линии личностного успеха, самореализации и семьи, в которой весьма знаково соседствуют с уже упомянутой темой фатализма: жизнь — игра, и проиграть в неё можно по-крупному. Дополнительным лейтмотивом к этому — баскетболист Кевин Гарнетт, сыгравший в фильме самого себя, и чей матч в кульминации этой истории становится в прямом смысле сражением за судьбу целой Вселенной.

Неясным и возмутительным тут остаётся только игнорирование фильма со стороны крупных мировых кинопремий. «Неогранённые драгоценности» хорошо отметились на «Независимом духе», получили призы от Национального совета кинокритиков США, Сообщества кинокритиков Нью-Йорка и прочих. Но после Венеции и Канн братья (да и мы вместе с ними) наверняка рассчитывали на нечто большее.

В итоге самым приметным упоминанием фильма вновь стала номинация на «Золотую малину» — любимцу премии Адаму Сэндлеру с формулировкой «за восстановление репутации». И чёрт с ним, что не дали — всё равно звучит, как восстановленная справедливость. Спасибо за это тем, кто может по достоинству оценить даже неогранённый самоцвет.

Оценка: 4 из 5

Где смотреть: Netflix

ЮБольше наших «Кинообзоров» найдёте здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments