«Это просто культура. Есть те, кто отправляются на рыбалку, а есть те, кто рисуют и красят», — граффити-художник KIWIE

Фото со страницы KIWIE на фейсбуке
Фото со страницы KIWIE на фейсбуке

Его часто называют Бэнкси из Латвии. Поначалу он скрывал личность из-за возможных проблем со стражами порядка, но с годами анонимность стала частью идентичности KIWIE, и тогда сложился образ, в котором главный акцент — на работы, а не на личность художника. Но «Чайке» удалось поближе познакомиться с Kiwie и его творчеством и узнать о тонкостях и уловках граффити-художников.

Как ты начал рисовать граффити?

Я «творил» с самого детства. И было это всё до того, как в доме появился компьютер, когда для того, чтобы созвониться с кем-то, нужно было крутить циферблат телефона, а не нажимать кнопки. 

В детсадовском возрасте мы с братом дома всё время раскрашивали, это были книги раскрасок, которые приносил наш дедушка. В какой-то момент мама заметила, что мы этим занимаемся с особой усидчивостью — «жертвами» стали балконные стены. Было решено — детей надо отдавать в художественную школу.

Не могу не упомянуть своего брата, потому как без него так и не нашёл бы себя в искусстве. С детства мы с ним соревновались, кто лучше нарисует. Участвовали во множестве конкурсов, отправляли работы в разные детские газеты. Было круто видеть свои работы опубликованными. 

Первый рисунок граффити я нарисовал в посёлке, в котором вырос. В этой маленькой местности была стена для стрельбы, которую я и выбрал — нарисовал эскиз красками  из баллончика. Наброски его были в конспекте по математике. Позже на той же самой стене с разрешения владельца сделал граффити рисунок, в 10 раз больше по размерам, который украшал стену до того, как её разрушили.

Граффити — это вандализм?

Да, граффити — вандализм. Это уличное искусство только тогда, когда художник всё согласовал и получил разрешение на рисование. Всё, что не согласовано — вне закона. Граффити всегда будет нелегальным, потому что, если это законно — то уже не является граффити, пропадает его исконное значение. Граффити — это направление искусства и всегда таким будет. Если граффити законен, то это просто стилизованное украшение стены.

Забавно, что все считают, что граффити-художники — это бандиты, наркоманы, пьяницы, которые бьют жён и детей. Хотя на самом деле, всё наоборот — интеллигентные люди, которые известны чаще всего в совершенно другой сфере.

Полиции следовало бы волноваться о тех, кто действительно творит беспредел — отмывает деньги, продаёт детскую порнографию, ворует.

А как граффитисты выбирают стену для рисования?

Важно не только расположение, но и состояние стены. В идеале, она не должна слишком сильно впитывать в себя краску. Иначе придётся потратить вдвое больше материалов, чем нужно обычно. И, конечно, чтобы ничего не отвалилось, стена должна быть устойчивая.

Сколько времени нужно создание одного граффити?

Зависит от размера. Если это Kiwie 2×2 метра, тогда 1 — 2 часа. Если что-то очень простое, то 30 минут и меньше. Если работа большая — весь день. Одна покраска большого фасада заняла 8 дней, с утра и до вечера.

Художник граффити обязательно аноним?

Разъезжая по другим странам, я часто делаю вид, что мне разрешено рисовать. Главное — делать это уверенно. Нередко помогает и рубашка с логотипом какой-нибудь организации. Помогает и то, что берёшь с собой раскладной стул и стремянку, раскладываешь краски по цветам рядом со стеной — это создает впечатление органичной, согласованной работы, поэтому у окружающих не возникает лишних вопросов и подозрений.

Анонимность бывает не всегда. Вообще есть 2 группы граффитистов — это писатели, которые красят на улицах, поездах и делают это ради хобби, для проведения досуга. В экстремальных ситуациях, чтобы заработать деньги и обрести известность, они не рисуют.

Вторая группа — уличные художники, которые стараются заработать на своём искусстве и распространяют своё имя, чтобы стать узнаваемым. В случае с Kiwie я не пытаюсь заработать, потому что доход получаю из других ресурсов. Да, продаю вещи с его атрибутикой в интернете, но это потому, что мне нравится делать такие вещи в малых объёмах, да и людям хочется получить что-то от Kiwie, поэтому, время от времени, выпускаю ограниченные коллекции, которые можно заказать в Интернете. Все заработанные средства трачу на материалы для работы. 

Быть граффити-художником дорого?

Смотря что считать дорогим. В Латвии это, конечно, выглядит дорого. Но в целом, это зависит от того, сколько инвестируешь в себя и свою работу. Если это просто краски, то не слишком затратно. Но если это аренда студии, закупка других материалов, выставки, путешествия, тогда всё вместе составляет крупную сумму. Когда трачусь на закупку новых материалов, знаю, что инвестирую в своё будущее и творческое развитие. Это не то же самое, что тратить деньги, скажем, на азартные игры или алкоголь.

Kiwie — это толстый монстр (fat monster). Был ли у него прототип?

До Kiwie были другие образы, из которых в процессе и сложился привычный всем образ монстрика. Прототипа не было, потому что старался создать что-то несуществующее. В то время, когда начал рисовать на стенах, хотелось быть свободным и рисовать то, что хочется, а не то, что указывают окружающие. Когда появились первые Kiwie-медвежата, было огромное недоумение о том, кто это такие вообще. Поэтому я этого монстрика идентифицирую с инопланетянином.

А зачем ты их создаёшь?

Сейчас я рисую монстриков, чтобы отдохнуть и расслабиться, чтобы отойти от рутины будних дней. Но изначально я рисовал их с той мыслью, что Kiwie — это борец с моими хейтерами (врагами). Kiwie должен был съедать другие граффити, буквально, сгрызать их (обратите внимание на его оскал). Со временем ненависть угасла, и я заметил позитивную обратную связь от людей, и то, что чаще монстрики вызывают положительные эмоции, а не негативные. Это меня обнадёжило и побудило углубиться в изучение темы. 

Каким рисунком гордишься?

Моя гордость — это работа «Gray Rainbow» в Риге, по адресу ул. Алаукста, 13. Этот фасад я нарисовал в тот момент, когда у меня почти ничего не было. Я тогда ушёл с работы в сфере рекламы и сорвался другой проект, над которым долго работал. 

Помню, что над этой идеей работал тоже около полугода, а сам мог позволить себе только суп на обед за 1,60 латов в пельменной. Этот проект — мой первый большой фасад. До сих пор вспоминаю момент, как смотрел на стену и думал : «Что и какого чёрта я делаю?». Решил красить в конце марта, до сих пор не понимаю, почему. Было минус 13 градусов, и было много проблем с холодом и обледенением стены, но это ещё больше подкрепило чувство победы над этим «холстом», когда работа была закончена. Жаль, в то время не нужны были соглашения, если фасад направлен во двор, а не на улицу. Работу осудили — были заявления от жительниц дома против строительной фирмы, владелец которой предложил мне эту стену.

Где, кроме Риги, можно найти Кiwie?

Много где, потому что мне нравится путешествовать. Всегда выделяю время на рисование в поездках. Быть художником на чужой территории это как free pass (допуск) к разным вещам. Через коммуны граффити и уличных художников я обнаружил  множество удивительных мест, познакомился с интересными людьми, установил контакты и создал бизнес, который не был бы возможным при других обстоятельствах.

Я не типичный турист, который едет в какую-либо страну, чтобы там отдыхать и бездумно ходить по городу или лежать на пляже. Мне всегда это казалось бессмысленным и скучным. Прежде чем куда-то ехать, всегда планирую посещение местных магазинов красок, там, на месте, узнаю о возможных к покраске стенах в городе, знакомлюсь с местными художниками, которые могут эти особые места показать.

Так я всегда могу получить истинное представление о культуре и людях конкретного государства, а не фейк-бутафорию индустрии туризма, которую читаем в брошюрах. Например, в Барселоне я оказался в квартире, в которой обитали 15 художников, музыкантов и диджеев. Это придает совсем другое значение путешествию, оно обретает другой смысл.

В Даугавпилсе тоже есть твой рисунок?

В Даугавпилсе я участвовал в одном из своих первых граффити-фестивалей, где рисовал не связанный с Kiwie сюжет. Это было в начале нулевых годов.

Kакая была самая опасная локация, где работал?

В Англии, когда красили корабль в Уэльсе. Было опасно, потому что в тот момент был шторм и река, где пришвартован корабль, чуть ли не выходила из берегов во время прилива. Во время отлива решили, что надо заснять этот вид — складывалось впечатление, что корабль забросило в пустыню. Во время съёмки начался очередной прилив, и нам пришлось буквально бежать и спрыгивать на стабильную почву. Местные, стоявшие на берегу, уже вызывали скорую, допуская, что кому-то нужна помощь. Но это со стороны выглядело ужаснее, чем было на самом деле.

Отношение людей к граффити поменялось за эти годы?

Разница в том, что люди стали принимать граффити как составляющую часть городской среды. Это показатель того, что город жив, что в нём обитают люди, а не роботы. Конечно, всегда будет тот, которому не понравится такого рода самодеятельность. Особо ничего не поменялось.

За что любишь своё дело?

За покой, радость от процесса, звуки, свободу, работу ночью. Сейчас, правда, больше сфокусировался на работе в студии, экспериментируя с разными холстами, создавая объекты, которые впоследствии могли бы стать частью работ. У рисования на стенах один минус — работу нельзя взять с собой. Иногда хочется, чтобы это было что-то осязаемое, поэтому экспериментирую с формой Kiwie как объекта, который можно перемещать.

Меня, как и всех, вдохновляют среда и люди вокруг, работы других художников. Но большее вдохновение возникает от неизвестности того, что сегодня снова случится, куда заведёт начатое. Это воодушевление стимулирует работать дальше и совершенствоваться, открывая большие возможности. Возможности открываются нам каждый день, и только от тебя зависит, сможешь ли ты понять и принять этот подарок судьбы, когда счастье постучится в твою дверь.

Что бы ты посоветовал тем, кто создаёт граффити, и тем, кто критикует рисунки?

Художникам важно не потерять своё «ядро», быть словно айсберг, верхушка которого над водой, а сама сущность — в глубинах океана. В любой момент, при любом шторме, продолжать идти вперёд, в безумное течение этого океана, потому что эта буря — в одном конкретном месте, а твоя глубинная сущность — её она не должна задеть. Неудачи со всеми случаются, и не один раз.

Наблюдателям и критикам искусства, я посоветовал бы договориться о встрече с художником граффити и просто сходить порисовать, чтобы понять особую суть этого направления. Этот процесс можно понять, лишь испытав на собственном опыте.Чаще всего процесс и есть лейтмотив всех работ. Люди идут рисовать, встречаются с единомышленниками, вместе с пользой проводят время, обсуждают нюансы и новости. Это просто культура. Есть те, кто отправляются на рыбалку, а есть те, кто рисуют и красят.

Работы граффити-художников очень мимолётны. Что-то могут закрасить, какую-то стену могут просто снести. Поэтому, очень важно иметь свой архив, пополнять его. У Kiwie это инстаграм страничка.

Истории о даугавпилсских граффитистов найдёте здесь.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] Эскиз мурали создал признанный художник и сценограф, преподаватель Латвийской художественной академии Кристианс Бректе. Расписали стену художники Микелис Мурниекс и граффити-художник Kiwie.  […]