Проект «Ромы в Латгалии»: традиции, быт и культура

Дети Илоны Ермолаевой и Александра Бейнаровича из Амбели. Фото: R Media
Дети Илоны Ермолаевой и Александра Бейнаровича из Амбели. Фото: R Media

Мы продолжаем знакомить наших читателей с результатами исследования наших коллег из R Media, в котором они изучали самые разные аспекты жизни ромов в Латгалии.

С культурной стороной жизни ромов у остальной части общества также связано больше стереотипов, чем реальных знаний. Между тем, цыганская культура и традиции богаты и многообразны. Ромы стараются придерживаться канонов своего народа, жить по ним и открыто рассказывают об этих устоях людям других национальностей.

Цыганский барон или просто уважаемый человек

Руководитель Краславского общества ромов Лидия Чубревич говорит, что баронов у цыган нет, но это понятие произошло от цыганского выражения «baro manuš» — «Большой человек».

«Уважаемый человек» и «цыганский барон» — это не одно и то же, считает ром Иван Левицкий, по крайне мере, в Даугавпилсе и даже в Латвии. Истории про баронов пришли из сериалов не самого высокого качества. Есть уважаемые люди, имеющие негласный авторитет, заслуженный достойным образом жизни.

«Цыганский барон — это глупости. Есть уважаемые цыгане, мы к ним прислушиваемся, но нет прямого подчинения. Если разборки, к нему могут прийти спросить, чтобы рассудил, кто неправ. Уважаемый цыган никому плохого ничего не делал, он из хорошей семьи. Таких сейчас в Даугавпилсе 2-3 человека, раньше больше было». 

Общество со своими правилами

Ромуальд Бейнарович (Калупе) рассказывает, что у цыган не принято сдавать друг друга полиции, все конфликты улаживаются на сходе местных цыган-авторитетов.

Лидия Чубревич (Краслава) говорит, что раньше были общие сходки.

«Обсуждали разные ситуации. Сделал что-то плохое, судили свои – нужно взять икону и поклясться Богом, что ничего плохого не сделал. Если ром виноват, он никогда не возьмет икону, потому что боится суда Божьего. Но только в том случае, если воспитан в вере. Если цыган виноват, но дал лживую клятву, а потом это выяснялось, его выгоняли из общины на всю жизнь и другой цыган никогда не подал бы ему руки. Это было очень тяжкое наказание».

Сегодня, по мнению Ивана Левицкого, единой общины ромов в Даугавпилсе нет. Хотя даже внутри ромов существовало своё деление на цыган «чистой крови» и «грязной крови». 

«Сейчас этого разделения нет. Лет 8-10 назад ощущалось острее, но опять же, многое от семьи зависело. Одна семья считалась «чистой крови», а другая «грязной крови». Мы считались белые цыгане — «чистая кровь». К примеру, цыгане, которые на заправке сигаретами торгуют, они считаются «грязной крови». Мы с ними не общаемся. У цыган «грязной крови» неправильный образ жизни. Они могут обмануть, украсть, не уважают других. Наши цыгане, современные, проявляют уважение к людям. Из-за «грязных цыган» и появились эти стереотипные представления, когда думают, что все цыгане связаны с криминалом».

Клановая система внутри цыганского общества есть до сих пор, рассказывает президент Международного союза ромов, руководитель Центра культуры ромов Латвии Нормунд Рудевич. Никто не должен знать, что происходит внутри одного клана, даже цыгане из других кланов.

«За соблюдением цыганского закона строго следят пожилые члены сообщества, чьё мнение имеет огромный авторитет. Все споры решает таборный суд, состоящий из авторитетных людей, не имеющих интереса в обсуждаемом деле. Самое страшное наказание для цыгана — лишение права принадлежать к цыганскому обществу. Это наказание применяется в случае особо тяжких преступлений, таких как: убийство, изнасилование, воровство при определённых обстоятельствах и других. Вписаться после изгнания обратно в общество очень сложно. Отрицательной стороной обычая изгнания является то, что если изгои считают, что страшнее уже ничего не будет и ниже падать некуда, это сказывается на их поведении и образе жизни».

Специалист департамента общественной интеграции Министерства культуры Денис Креталов отмечает, что цыганский закон или романипэ — это неписанный свод правил, объединяющий ромов. Но в зависимости от группы могут быть его разные варианты. В основном они касаются гендерных ролей. Мужчина — глава семьи, женщина в подчинении, культ семьи.

К примеру, традиционные устои ромов Александр Бейнарович из Амбели сводит к определению «понятия», которых сейчас в Латвии не существует, о чем он сожалеет.

В России и Беларуси цыгане живут по понятиям.Что значит по понятиям?Живут по цыганским законам. Что от стариков шло из поколения в поколение, передают своим детям. Поведение, как одеваться надо. Женщина должна носить юбку, как положено. В штанах она не имеет права ходить. Это у нас считается… Нельзя, короче.Сейчас так не живут? Мало семей, которые действительно живут по цыганским понятиям, по цыганским законам. Нет такого в Латвии. Только в России и Беларуси люди живут по понятиям. Здесь беспредел.А в чём он выражается? Нет того, что было раньше. По всей Латвии, может, 5-6 семей наберётся, которые живут чисто по-цыгански.О чём больше всего сожалеете? Нет того, что было раньше. Вот обмен происходит: я слово дал, что выполню. К примеру, денег одолжил и до этого числа сумму должен отдать. А сейчас… Сами понимаете. Мало таких людей, которые действительно живут по понятиям. Вот сейчас молодёжь растёт. У них вообще ничего не будет. Цыганского ничего не остаётся.

Денис Креталов говорит, что не все ромы Латвии жёстко придерживаются этих правил. Кто-то не желает больше жить по архаичным законам, появляются смешанные браки, чтобы выйти из-под давления мнения группы.

«В этих правилах важна молва о твоей семье. Необходимо следить за поведением молодёжи, чтобы на семью не пала тень за неподобающее поведение», — объясняет Денис.

Последствия цыганского закона — это внутреннее разделение на социальные группы. Так сложилось, что одни семьи принадлежат более низшему сословию, другие считаются лучше. С рождения определяется кастовая принадлежность, что вызывает определенный фатализм у молодёжи: если всё предопределено, зачем тогда пытаться что-то изменить?

Местами сохраняется социальная стратификация ромов, но многие идут против старых устоев — сами выбирают себе пару,  получают образование, чтобы улучшить социальное положение для себя. Сегодня жизнь по старым понятиям — исключение, чем характерная черта образа жизни ромов, рассказывает Денис Креталов.

Стараются сохранить свой язык

Вероника и Михаил Бейнаровичи из Калупе говорят на цыганском языке, научили ему детей и стараются, чтобы 15 внуков тоже знали язык ромов.

Ромуальд Бейнарович свободно говорит по-русски, по-латышски, по-латгальски и по-цыгански. Цыганскому научили родители, но в семье используют русский, а с внучками общается на латышском. По его мнению, цыганский язык исчезает. Ромы вступают в брак с другими национальностями, и язык не используется». 

«Дома говорим по-русски. Муж – латыш, и хочет, чтобы дети знали латышский. По-цыгански я говорю только с мамой», — рассказывает Жанна Астапкович из Краславы. Ее земляк Михаил Тумашевич тоже только с мамой разговаривает по-цыгански. Детей специально не учил, но одна из дочерей Маша заинтересовалась цыганским языком. Михаил скачал для неё в интернете учебник цыганского языка.

Лидия Чубревич говорит пожелания на цыганском языке

Многодетные семьи — исчезающая традиция

Много детей в цыганской семье раньше было обычным делом. Калупские ромы Вероника и Михаил Бейнаровичи вырастили 10 детей. У родителей Михаила было 8 детей. 

Ромуальд Бейнарович вырос в семье с 10-ю детьми. У самого – трое. Дана Тумашевич говорит, что в её родне больших семей нет. Она с братом – единственные дети в семье, у дяди тоже двое. Иван Левицкий единственный ребёнок в семье. Хотя у бабушки было пятеро, а у дяди трое: «Сейчас это нормально, когда в семье 1-2 ребёнка».

Раньше ромы выбирали в пару только своих. Этот выбор обычно делали родители молодых. Сейчас чаще создаются смешанные семьи. Лидия Чубревич считает, что цыгане – не настолько большая община, чтобы выжить, замкнувшись только на своих — ассимиляция неизбежна. 

Ромуальд Бейнарович женился на латышке, родители обоих сначала возражали, но любовь победила. Его старшие сестры вышли замуж не за цыган – за русского, поляка и белоруса. 

Краславчанин Михаил Тумашевич женился на русской рижанке Алине. Его мама не была против, отец Михаила тоже был русским. Их семья сейчас самая многодетная в Краславе – 12 детей. «Всегда хотелось большую семью, и мы решили – будем рожать, сколько Бог даст», — говорит отец семейства. 

«Сейчас цыгане – такие же, как все, и у них всё происходит, как у остальных. Традиции постепенно уходят в прошлое», — говорит Роза Чубревич из Даугавпилса. Она вышла замуж, но через несколько лет брак распался. Одна растила двоих сыновей.

«Особенность цыганских детей в том, что они уважают старших, это заложено генетически. Но, конечно, всё зависит от семьи. Если родители трудолюбивы, воспитанные и почитают своих предков, то и дети будут такими же. А если в семье гадания, колдовство и воровство, то и дети такие же вырастут. В школе дети смотрят на учителей, от них тоже многое зависит». 

Чистый дом и только юбка у женщин

Вероника и Михаил Бейнаровичи живут в Калупе на улице Диенвиду (Южная). Небольшой деревянный дом, ухоженный двор, аккуратно сложенные дрова. Хозяйка любезно приглашает гостей в комнату и усаживает за стол, ставит печенье и заваривает лиепайский растворимый кофе. Обстановка в доме скромная, но комнаты прибраны, везде чисто. Дом строили сами, рядом разбит сад.

Специалист музея семьи Скринда Илзе Озолине во время своего исследования ромов в Калупе посетила несколько цыганских семей. Она заметила, что социальный уровень ромов отличается. Если в одной семье живут в достатке, дети ходят в школу и работают, то в другой найти работу не могут и выживают за счёт социальных пособий. Но в домах всегда чисто.

Илзе Озолиня отмечает, что в стиле одежды ромы придерживаются индийских традиций. У женщин длинные юбки, короткие топы, кофты с широкими рукавами и платок. В одежде доминируют яркие цвета и блестки. Раньше и наряд невесты был ярким, но теперь это традиционное белое платье. 

Лидия Чубревич рассказывает, что по традиции цыганки не могут носить брюки, это разрешено только девочкам до 13 лет.

В гардеробе Даны Тумашевич в основном платья. Джинсы она носила в детстве. Брюки позволяет только для занятий спортом. 

«Я, наверное, неправильная цыганка, — говорит Жанна Астапкович из Краславы. – Я, в основном, хожу в брюках, не заставите меня юбку надеть по дому или на улицу. Но когда родственники-цыгане приезжают, то конечно, я только в юбке».

Свадьба и похороны — важнейшие события

Илзе Озолиня выяснила, что раньше родители выбирали пару для детей, часто сразу после рождения. Сейчас это неактуально. «Раньше  брак считался законным, если родители сами сводят своих детей», — говорит Илзе. 

Похожее случилось с Жанной Астапкович. Ей 33 года, выдали замуж в 17 за рома. «Я своего мужа до свадьбы не видела. Сначала всё было хорошо, но потом он стал обижать меня, бить, и я сбежала. Я тогда сказала себе: никогда больше не выйду замуж за цыгана». 

Михаил Бейнарович смеётся – говорит, что украл жену из Вишкской волости, но Вероника говорит, что их познакомила тётя. «Я была очень гордой, не позволяла даже поцеловать себя до свадьбы», — смеётся она. 

Вероника и Михаил Бейнаровичи рассказывают о своей свадьбе

Лидия Чубревич объясняет, что исчезает традиция помолвки, теперь дети сами выбирают пару: «Раньше ромы рано вступали в брак, уже с 14 лет. Теперь такого нет. Сама вышла замуж после 20 лет, когда цыганских женщин уже называли старыми девами».

Особое отношение у ромов к похоронам, рассказывает Лидия Чубревич: «Ты можешь быть гол и голоден, но своего близкого обязан похоронить достойно. Ром залезет в долги, но похороны устроит богатые. На похороны люди приезжают без приглашения, не знаешь, сколько их будет. Если умерший был хороший человек, людей приедет много».

Близкие у гроба усопшего проводят несколько суток, ночью дом тоже в движении, люди приходят помянуть покойного. Калупские цыгане рассказывали Илзе Озолине, что в последний вечер около покойного собираются женщины и поют католические духовные песни. «В ночь перед похоронами около умершего происходит своеобразная вечеринка – собравшиеся выпивают и вспоминают покойного, но танцев нет».

Единственный ансамбль и то без цыган

Около 10 лет назад в Краславе был цыганский танцевальный коллектив. Тогда в крае жило около 300 семей ромов, сейчас 49. Лидия Чубревич старается активизировать цыганскую молодежь, создаёт молодёжный танцевальный и песенный коллектив. Не ради традиций, а для того, чтобы дети ромов чувствовали себя нужными, не слонялись по улицам.

Дана Тумашевич планирует в родной Гривской школе открыть театральный кружок, чтобы дети полезно проводили время и развивали таланты. 

Коллектив цыганской песни «Чаргер» («Восходящая звезда») образовался 5 лет назад при Гришканском доме культуры (Резекненский край). В составе 11 женщин, и все не ромы. Петь цыганские песни решили, потому им близка культура этого народа. Руководитель ансамбля Людмила Улсоне отмечает, что готовясь к выступлению и выходя к зрителям, чувствуют себя настоящими цыганками. 

«У нас душа цыганская. В начале 80-х я играла на гитаре, меня цыганка учила и петь, и танцевать. Мне эта культура всегда была очень близка. Недавно выяснили, что бабушка одной из наших участниц работала гримёршей в цыганском театре. Так что, всё было предопределено». 

Их часто спрашивают, настоящие ли они цыгане. «Цыганские песни редко кого оставляют равнодушными. Нас хорошо принимают, людям ведь нравятся праздники», — говорит Людмила. Репертуар подбирают весёлый, грустных песен «Чаргер» не поет. Каждый год в апреле коллектив празднует всемирный день цыган.

В масштабах Латвии происходит крупнейшее событие в культурной жизни ромов, но латгальские цыгане в нём не участвуют. Это Международный фестиваль культуры ромов «Roma World». Нормунд Рудевич называет его одним из самых заметных музыкальных и культурных событий в Латвии. Фестиваль проводится уже несколько лет. В течение нескольких дней на сцену выходят исполнители и музыканты ромы с мировым именем из разных стран, среди зрителей – высшее руководство страны, дипломаты, известные деятели культуры.

«Главный посыл фестиваля – познакомить жителей Латвии с богатыми и древними традициями ромов, показать, что в Латвии и любой другой стране ромы – неотъемлемая часть нации, и чтобы изменить к ним отношение, сломав стереотипы через искусство и культуру». Рудевич отмечает, что фестиваль – это ещё и вклад в экономику Латвии, ведь артисты несколько дней живут в стране и тратят здесь свои деньги.

На гадания смотрят скептически

Цыгане всегда ассоциировались с гаданием, но современные ромы это ремесло больше особо не развивают. Лидия Чубревич говорит, что гадать или раскладывать карты сможет не каждая цыганка. «Прабабушка гадала по руке, я не умею. Прабабушка не умела читать, но могла предсказывать». Лидия говорит, что способности гадать – не врожденные, они передаются. 

Дана Тумашевич считает, что гадания цыганским женщинам передаются из поколения в поколение. Гадать умела прабабушка, мама тоже умеет. У ромов принято, что нельзя гадать по воскресеньям, членам семьи и себе. 

Михаил Тумашевич из Краславы рассказывает, что его бабушка была уважаемой гадалкой. После её смерти люди ещё приезжали в Краславу и искали её. «Но мы сами к гаданию относимся негативно», — говорит жена Михаила Алина. «Я читал, что гадание сильно бьёт по здоровью самих цыганок, по их энергетике», — добавляет Михаил.

Роза Чубревич из Даугавпилса рассказывает, что гаданием занимались бабушка и мама. До определённого момента гадала сама. Когда серьёзно заболела, нашла утешение и исцеление в молитве. Со временем пришла к тому, что находила людей, которым раньше гадала, извинялась перед ними: 

«Я призываю цыганский народ оставить гадание и воровство. Это большой грех. Чтобы это клеймо, которое лежит на цыганах, ушло».

Итоговый материал R Media будет посвящён истории ромов на территории Латвии и Латгалии. Предыдущие материалы вы можете прочитать здесь. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
Sergei
Sergei
6 дней назад

То есть полиции у цыган не принято сдавать , и можно просто икону подержать и жить дальше. А если виновый, то что тогда? Полиции то не сдаем , наказывать тоже сами? Шариат какой то.