Языковые требования к частным вузам не соответствуют Конституции. Что это значит для учебных заведений и учащихся

Иллюстративное изображение marcela_net с сайта Pixabay
Иллюстративное изображение marcela_net с сайта Pixabay

11 июня Конституционный суд признал, что требование реализовывать учебные программы в частных вузах и колледжах только на государственном языке не соответствует Конституции. Правда, нормы утратят силу не сразу, а только с 1 мая 2021 года. Мы выяснили у специалистов, что это значит для вузов и для чего представители Фемиды установили такой временный люфт?

История вопроса

Дело в Конституционном суде возбудили по запросу 20 депутатов партии «Согласие». Они указали, что оспариваемая норма ограничивает академическую деятельность частных учебных заведений и нарушает предусмотренные 112-й статьей Конституции права на образование.

Суд разделил дело на две части. Требование к частным вузам реализовывать программы обучения только на госязыке признано неконституционным — оно ограничивает право на образование, академическую свободу и научную мысль для каждого студента. 

В отдельное дело выделено право вузов на ведение предпринимательской деятельности и использование частной собственности. Конституционный суд указал, что право на собственность, включенное в 105-ю статью Конституции, даёт право каждому свободно заниматься предпринимательством, а принятые нормы ограничивают эти свободы. Конституционный суд, возможно, обратится в суд ЕС с запросом о соответствии оспариваемых норм законодательству ЕС.  

Ещё раньше суд Европейского Союза постановил, что предоставление учебных программ за деньги — это свобода учреждения в сфере предпринимательства. Однако, в настоящее время рассматривается дело о регулировании высшего образования в Венгрии, которое связано с этими же правовыми вопросами о языке и обучении за вознаграждение. Таким образом, Конституционный суд указал, что в рамках рассматриваемого дела сначала необходимо будет уточнить рамки свобод, включённых в европейское законодательство и узнать, не обязан ли Конституционный суд обращаться в Европейский суд за предварительным решением.

Не оценили альтернативные варианты

Конституционный суд решил, что оспоренные языковые нормы ограничивают академическую свободу преподавателей частных высших учебных заведений. 

Ограничивают они и права студентов, которые уже начали или собирались начать обучение на иностранных языках, что было возможным до вступления в силу оспариваемых норм. В итоге создается ситуация, в которой отдельные студенты не могут получить диплом о высшем образовании, поскольку по истечении срока, указанного в переходных правилах, высшее учебное заведение не сможет его выдать. 

Решение обосновано тем, что законодательный орган, принимая нормативные акты, не оценил альтернативные варианты, которые могли бы быть менее ограничительными. Конституционный суд признал, что есть более мягкие средства для достижения законной цели. Одно из них — комплексная оценка качества всех частных высших учебных заведений, на основе которой не все вузы смогут получить право на реализацию учебных программ на иностранных языках. 

Хотя аккредитация высших учебных заведений и учебных программ уже сама по себе говорит о качестве высшего образования в частных высших учебных заведениях, она не оценивает, обеспечивает ли конкретное частное высшее учебное заведение более высокое качество обучения с помощью программ на иностранных языках. Тем же путем Суд предлагает пересмотреть норму об ограничении автономии и академической свободы высших учебных заведений. «Законодательный орган не оценил должным образом существование таких альтернативных средств, которые бы меньше нарушали права студентов, преподавателей и университетов», — сказано в вердикте суда.

При этом, Конституционный суд решил, что оспоренные нормы будут признаны недействительными только с 1 мая 2021 года. Своё решение суд обосновал тем, что  оспариваемые нормы регулируют очень важный аспект высшего образования. И законодателю необходимо время для разработки языкового регулирования в частных высших учебных заведениях, чтобы они соответствовали 112-й и 113-й статьям Конституции.

Инициаторы отреагировали заявлением

Инициаторы иска, партия «Согласие», тут же отреагировали заявлением, что Конституционный суд не пошёл до конца. «С одной стороны, Конституционный суд признал языковые ограничения не соответствующими Сатверсме, но с другой — оставил эти нормы в силе ещё почти на год – дав Сейму время на разработку нового регулирования», — говорит правозащитник, представитель «Согласия» Елизавета Кривцова.

То, что ограничения остаются  в силе до 1 мая 2021 года, инициаторов дела категорически не устраивает. 

«Это, во-первых, на практике не позволит вузам в следующем учебном году набирать студентов на программы обучения на негосударственных языках (речь не только о русском, но и об английском). Соответственно, восстановить эти программы потом, даже, если требования смягчат, будет крайне сложно. Во-вторых, то, что Конституционный суд, оставив норму в силе ещё на год, дал отсрочку для правящего большинства Сейма: за год законодатель должен разработать новое регулирование применения языков в вузах. Но каким оно будет – зависит от политической воли. Практика показывает, что большинство Сейма часто руководствуется двойными стандартами: то, что разрешено английскому языку – не разрешено русскому», — пояснила Елизавета Кривцова.

Кривцова считает, что такой вердикт – явный реверанс в сторону правящих. «Сейму дан год на выдумывание новых ограничений. И с точки зрения политического процесса, во-первых, принятие решения будет проходить в условиях очевидной связи с текущей реформой высших школ. Суд очень внятно высказался в пользу академической свободы. Во-вторых, как Дамоклов меч нависает решение суда ЕС. Свободу вузов ограничивают по всей Восточной Европе, и в суде ЕС уже лежит похожее дело против Венгрии, где ограничения конечно сильнее, но, тем не менее, похожи.  В-третьих,  мы видим общенационалистический тренд и тренд на закрытое общество. И меня, как правозащитника, конечно, огорчает, что вопрос снова отправлен в политическую плоскость. На мой взгляд, правовые аргументы были вполне достаточны для решения вопроса в пользу свободы вузов».

Решение суда считают позитивным, но нюансов много

Член Ассоциации частных вузов Латвии Ирина Цветкова считает решение суда позитивным. «Если переход школ на госязык прошёл все стадии рассмотрения, то запрет использования языков в вузах фактически не был оценён экспертами. И не прошёл обсуждение в трёх чтениях в Сейме. В итоге суд признал, что по своей сути хулиганский правовой нигилизм экс-министра Шадурскиса, который совершенно осознанно подсунул поправки к третьему чтению в Сейме, неправомерен по своей сути», — отмечает представитель вузов.

Но есть много нюансов. Например, все вузы в настоящий момент проходят аккредитацию, и с 2021 года они будут начнут работать по новым аккредитациям, которые вступят в силу по нормам действующим сейчас. «Фактически суд передал решение вопроса назад политикам, тем самым дав возможность пересмотреть право вузов на использование языков к осени 2021 года. Так что, ждём новых законопроектов от Минобразования, за которыми последуют горячие дискуссии. Но думаю, что даже без Шадурскиса, вузам могут быть выдвинуты дополнительные требования по использованию языков, как и право их использовать», — говорит Ирина Цветкова.

Её удивляет нерешительность Конституционного суда рассматривать вопрос о свободе предпринимательства, который будет передан на рассмотрение в суд ЕС. «Частные вузы являются существенными налогоплательщиками и ежегодно платят миллионы евро налогов. Знаю, что в июле появится решение Венецианской комиссии о том, затронуты ли права владельцев вузов, от которого может зависеть и рассмотрение дела в суде ЕС», — добавляет она.

Ирина считает, что в политике до сих пор есть люди с архаичными представлениями, спекулирующие интересами и жителей, и страны в целом в своих корыстных политических целях. «А результат? Мало того, что все латвийские вузы занимают низкие позиции в рейтингах, даже ниже, чем соседние эстонские и литовские, мы ещё и никак не можем принять то, что научный мир и академическая свобода вообще не оценивается категорией языка. Академическая свобода выражается в обмене знаниями, без административных ограничений, а, тем более, политического влияния. И в Литве, и в Эстонии государственные вузы, не говоря о частных, предлагают обучение и на русском языке, даже не билингвально, например», — отмечает преподаватель.

Удар по вузам уже нанесён

По словам Цветковой, спорные поправки, которые отменил Конституционный суд, уже нанесли удар частным и государственным вузам. Вузы вынуждены были приостановить набор студентов на билингвальные программы с использованием других языков, кроме латышского. Под угрозу поставлен и обмен студентами стран ЕС в рамках программы ERASMUS. 

«Вузы наших соседей из стран Балтии продолжают принимать студентов из Азербайджана, Беларуси, Молдовы, Казахстана, России, Узбекистана, а теперь ещё у них появилась уникальная возможность принимать студентов и из Латвии на платное обучение. То есть, десятки миллионов евро просто уйдут из Латвии. Но наши политики, к большому сожалению, до сих пор больше обеспокоены лозунгами и политическими манипуляциями, чем вопросами народного хозяйства, экономической выгоды для нашей страны», — добавляет представитель сферы высшего образования.

«Решение достаточно необычно»

Глава Балтийской Международной академии Станислав Бука считает, что само решение достаточно необычно для решений Конституционного суда последних лет, которые принимаются в вопросах образования. 

В отношение языка образования в частных школах такого вердикта добиться не удалось. «Нужно сказать, что судьи в этот раз к вопросу подходили не только с политической точки зрения, но и учитывая аргументацию, которую предоставили истцы. Естественно, в этом участвовали и представители латвийских частных вузов. Вторая особенность была связана с тем, что дело оказалось очень резонансным для всей системы высшего образования Латвии. Потому что за это время произошло несколько серьёзных скандалов, например, с ректором ЛУ, проектом Минобразования по системе управления государственными и частично частными вузами, то что мы понимаем под термином «автономия вузов». 

Станислав Бука говорит, что язык — это только одна из автономий вузов, которая приобрела более широкий характер. «И оказалось, что за последнее время автономия вузов становится все более ограниченной. И есть попытка поставить вузы, а это такая антиевропейская тенденция и модель, в рамки«. По мнению специалиста, так как многие судьи сами являются докторами наук и преподают в вузах, то они понимали последствия такого поступка. Отсюда и особая форма получения некоторыми вузами исключительных прав — это Рижская экономическая и Рижская юридическая школа, Рижская бизнес-школа, у которых такие права есть. 

«Это связывает проблему языка преподавания в вузах с правом на ведение равной конкурентной борьбы или единых прав собственности. Почему одним разрешается, а другим не разрешается. Это и есть права на собственность, равенство собственности, что выделено  в отдельное дело и будет рассматриваться конституционным судом в июле. Это также необычное в истории Конституционного суда. По утверждениям юристов, ещё никогда не было таких вариантов, когда сначала суд  принимал решение в письменном виде, затем принимал решение начать процесс дискуссий с приглашением экспертов и после этого принимал решение по одному из пунктов, выделял два дела и переносил всё это на следующий период. Дело получилось исключительным», — отметил Бука.

О последствиях введения только через год

«Думаю, что у многих юристов вызывает улыбку, что суд указал срок вступления своего решения, — говорит Станислав. — С одной стороны признано, что статья 56.3 неконституционна, противоречит Сатверсме. И эта неконституционность признана со вчерашнего дня. С другой стороны, вступит это в мае следующего года«. 

Основатель Балтийской Академии сравнивает это с ситуацией, когда «переход на красный свет нарушает закон, но это нарушение вступит в силу только через год». 

«Я задавал вопросы юристам: а что будет, если с завтрашнего дня я начну делать то, что суд признал возможным — преподавать на английском языке, на русском языке, что будет за это? Ничего, Конституционный суд признал, что это противоречит Сатверсме. Но это теоретический спор. На практике, конечно, нужно ждать решений от законодателей», — говорит Станислав Бука.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments