О праве на волнение, огромном счастье и супертусовке. Папы рассказали, что значит для них быть отцом

Александр Шадрин. Фото из личного архива
Папа Александр Шадрин с женой и сыном. Фото из личного архива

Начиная с 2010 года, каждое второе воскресенье сентября в Латвии отмечают День отца. Что значит быть отцом? Мы поговорили с папами, жизнь которых связана с Даугавпилсом. Это фотографы Александр Шадрин и Оскар Грибуст и вокалисты и педагоги Евгений Сална и Артур Савельев. У каждого из них разный опыт отцовства. Кто-то радуется первенцу, а кто-то чувствует себя «в своей компании» с женой и четырьмя детьми. Мы узнали, какие эмоции испытывают мужчины в роли отца и какие ошибки совершают мамы. Узнали, как отцы пережили карантин. Но самое главное — выяснили, на вдохновляют их дети и что для каждого из них значит быть отцом.

«Отцовство — это дар и огромное счастье», — Оскар Грибуст

У нас двое детей. Дочке скоро исполнится 10 лет, сыну на днях исполнился один год.

Новость о беременности жены я воспринял спокойно, потому что всё было запланировано. Мы шли к этому очень осознанно, оба хотели деток. Было радостно, но я понимал — всё ещё впереди. Произошла переоценка ценностей и пришло осознание, что жить теперь получится не только для себя, а, в первую очередь, для нового человека, который придёт в этот мир.

Безусловно, от мужчины — как мужа и отца, зависит благосостояние его маленького государства — семьи. И от того, как он будет ею управлять, насколько он способен,  жертвовать собой и своими эгоистическими интересами ради жены и детей, будет зависеть судьба его и его близких.

Став отцом, я стал ответственным, терпеливым и внимательным. А самое сложное в этой роли — сломить в собственной голове установку, что ты — отец и должен зарабатывать деньги, а с ребёнком должна сидеть жена. 

В жизни бывают  разные ситуации. И даже отцы имеют право на волнение. Только пусть об этом не знает будущая мама, маму нужно беречь. В нашем случае волнение было неизбежным. Во время беременности у жены и сына была серьёзная угроза жизни. Я переживал, боялся их потерять. Мы верили в лучшее. Слава Богу, всё обошлось! Все живы и здоровы.

Было нелегко во время карантина — в работе, учёбе дочки. Главной проблемой стала недоступность медицины. У нашего дедушки временный вид на жительство в Латвии. Ему уже за 80 и он тяжело болен. Во время карантина нам пришлось неоднократно вызывать скорую помощь. За его лечение, как иностранца, пришлось платить очень большие суммы. 

К сожалению, выехать из Латвии мы не могли и до сих пор ситуация с карантином не позволяет ему лечиться в родном государстве. Мы даже не можем узнать результаты обследования, которое ему провели до карантина в другом государстве — въезд в ту страну закрыт.

Не хочется, чтобы пришла вторая волна карантина! Но, что бы ни случилось, нужно стараться сохранять позитив и надеяться на лучшее. Мы же в любых ситуациях выживали: 90-е прошли, дефолты, потери, войны. Лично мне карантин помог  сконцентрироваться максимально на простых вопросах: кто есть я и что для меня является самым важным в жизни? Думаю, многим пришлось переосмыслить важность роли отца.

Дети вдохновляют на то, чтобы чувствовать жизнь ещё ярче, жить счастливее, находя  настоящую радость в мелочах. Мы радуемся каждому успеху детей как чуду. 

«Один вдохновлённый может вдохновить многих». Человек, находящийся в состоянии вдохновения, имеет сильное влияние на других. И нам, взрослым, нужно оказывать должное влияние на детей. Нужно избавиться от фальши в своей жизни — быть более открытыми, поддерживать тёплые отношения и проявлять чистые чувства. Нужно вдохновлять ребёнка делать что-то хорошее для других. Это самый действенный способ стать счастливым. На пути к собственному счастью нужно делать добро людям, и мы увидим, что это — уже счастье. Счастье никогда не приходит через эгоизм — только через самоотдачу. Отцовство — это дар и огромное счастье. Мы благодарны Вселенной за свою счастливую и здоровую семью.

«Каждый день не проходит впустую, а будто записывается в какую-то вечную  книгу», — Евгений Сална

У нас две дочки — Констанции три года, а Яне — десять. И двое сыновей — Герману пять лет, а Эрнесту восемь.

Когда появляется первый ребёнок — это радость, потому что первые «медовые» годы в браке вы живёте для друг друга (смеётся). А потом чувствуете потребность жить для чего-то большего, чтобы ваш союз не превратился в брак эгоистов.

Когда родилась первая дочка, мой тесть сказал, что мы — молодцы. На рождение второго ребёнка отреагировал: «Ну да, будет трудно». Когда родился третий — «с ума сошли», а новость о четвёртом ребёнке осталась без коментариев (смеётся).

Первый ребенок — это тяжело. Всё впервые, в поте лица. Первую нашу девочку, помню, мыли вдвоём и бабушка кричала: «Вам помочь?». Все переживали. Второй — тяжело, но классно — «у нас будут братик и сестричка». Третий — «вау, у нас будет большая семья!». Четвёртый — «это нереально!».  

Оказалось, очень реально — супертусовка, столько красок каждый день! Какая здесь депрессия? Можно приглашать кого-то на лечение депрессии! (смеётся).

Однажды мы все вместе путешествовали целый месяц на машине и я очень сильно ощутил, что мы — настоящая семья. Только мы вшестером, и никого больше. Это объединяет, сближает и придаёт силы.

За время отцовства я научится быть терпеливым и жить не только для себя, а  для других. Хотя у нас мама, кажется, может всё, но забавно, что меньшие дети меня иногда называли не папа, а мама (смеётся). 

Женщинам хочется пожелать не слишком нервничать по мелочам. Но понимаешь, что это так естественно, когда ты волнуешься за детей не меньше, чем жена. Иногда смотришь на своего ребёнка и будто в зеркале видишь себя… ну как не волноваться за свою самую дорогую частичку! 

Самое сложное в роли отца — показывать хороший пример для своих детей каждый день. И важно поддерживать доверительные отношения — в первую очередь выслушать ребёнка и уделить ему время. Но детская энергия, их юмор и таланты очень вдохновляют. Когда приходишь домой без сил, глядя на своих детей, понимаешь, что не зря живёшь и это классно!

Во время карантина все были дома. Я превратился в профессионального повара,  потому что жена делала уроки со старшими.  А я готовил еду и проводил уроки онлайн из кухни. Надеюсь, обойдёмся без второй волны Covid. Без карантина лучше, но если его объявят, будем осваивать новые рецепты (смеётся).

Отцовство для меня — это не просто призвание, а смысл жизни. Это меняет меня самого и многому учит. Чувствую, что каждый день не проходит впустую, а будто записывается в какую-то вечную  книгу. 

«Меня вдохновляют его успехи в освоении мира», — Александр Шадрин

Нашему ребёнку два с половиной года. Мы его очень ждали, и, когда узнали о беременности жены, каждый день с нетерпением ожидали того самого дня рождения. (фото семьи Александра на заголовке)

Боюсь, что за всё время отцовства, я стал очень сентиментальным, научился сочувствовать. А самым сложным оказалось играть с ребёнком дольше часа (смеётся).

«Папа может быть кем угодно, только мамой не может быть», а вот наша мама может всё и даже больше! Она слишком строгая и не дает послаблений. Хотя в этом, может быть, и ошибка женщин — не расслабляться. Зато, когда мамы нет, дети позволяют себе почти всё!

В моём ребёнке меня вдохновляют его успехи в освоении мира! В свою очередь, я боюсь, что его в этом возрасте вдохновляет всё, что его окружает! А самое яркое воспоминание, связанное с сыном — когда он впервые взял игрушку в свою маленькую ручку.

Говоря о пандемии, карантина у меня не было. Мы знаем о вероятности второй волны, ждём её и уже подготовились.

Если для кого-то отцовство — прекрасный труд, я надеюсь, что мой станет прекраснее (смеётся). Но на данном этапе, чем больше ребёнок, тем больше проблем! Но мы прорвёмся!

«Связь между родителями очень важна для ребёнка», — Артур Савельев 

У меня трое сыновей. Адриану — шесть, Эмилю — пять и Дамиану — три года. Когда впервые узнал о беременности жены, испытал радость. Такую, которую Бог вкладывает в человеческие сердца.

Первенец — это новый этап в жизни, олицетворяющий истинное появление собственной семьи. Ребёнок — это твоя кровь. Это неописуемое чувство осознания, что в утробе матери есть твой малыш, который растёт. Ты не так это ощущаешь, когда дети появляются у других. А это чувство — особенное. Я присутствовал на всех родах, а двоим детям даже перерезал пуповину. И с каждым ребёнком ты понимаешь, что это больше обязанностей и меньше времени на себя, это разные заботы и меньше сна по ночам. Но при этом на многое смотришь спокойнее и не переживаешь. 

Если за первым ребёнком ты везде бегаешь, слишком переживаешь и боишься, то со следующими — более рассудителен, понимаешь, что за многим не уследишь, да и не надо.

А волнуются все. Относительно эмоций, мужчина, хоть и сильнее физически, но, возможно, и более эмоционален, чем женщина. Просто женщинам легче это показать  наружу. Но волнение мужчин не меньше. А у отцов — постоянное, это нормально. 

В детях меня вдохновляет их простота, их восприятие мира — наивное, чистое, лишённое лицемерия. Восхищает их стремление к познанию. Мы, взрослые, это теряем за годы своей жизни. Наживая душевные раны в разных ситуациях, мы закрываемся. А дети не изранены грехом.

Со стороны замечаю, что женщины сильно привязываются к ребёнку и привязывают его к себе. Жёны должны быть внимательнее к мужьям и больше их ценить. Ведь дети видят, как мама относится к папе. Вспомнил историю, где ребёнка спросили, почему он плачет. Он плакал не потому, что его не любит папа или мама. Он плакал потому, что его родители не любили друг друга. И это правда. Связь между родителями очень важна для ребёнка.

С детьми у нас крепкая связь и секретов от мамы нет. Даже шалости и игры. У нас с женой всё прозрачно, и было бы неправильно, если бы мы делали то, о чём она не знает. 

Во время карантина дети были дома. Поскольку и жена дома, было проще — я занимался работой и делами из комнаты. Но работать так — вообще не интересно, и не эффективно, особенно преподавая индивидуальные предметы в музыкальной школе. Вживую можно больше показать и продуктивнее обучать музыке. 

Знаю, что карантин спровоцировал много разводов, потому что люди не привыкли жить бок о бок. Но для нас не составляет проблем быть в одном доме. Конечно, приходилось находить силы и для игр с детьми, чтобы не терять эту нить.

За время отцовства я стал более терпеливым, научился жертвовать своим отдыхом и временем ради самых близких — детей и жены. Это усердие для своей семьи очень важно. Важно уделять детям время и внимание и, несмотря на усталость, просто быть с ребёнком. И это оправдывается, ведь вы разделяете самые радостные моменты, когда ребёнок что-то впервые сказал или сделал. Смотреть, как дети познают мир — это яркое событие каждый день. 

В семье важна функция как мамы, так и папы. Папа не должен бояться брать ответственность на себя, заботиться о жене и детях, хоть это и сложно. Но просто плыть по течению — хуже. Нужно осознанно заботиться о своей семье. Также для меня очень важно быть правдивым, чтобы слова не противоречили поступкам. 

Ошибка женщин в том, что в роли мамы она пытается заменить всех. А так не пойдёт. Женщина другая. Её призвание — быть очагом любви, создавать мир и уют дома. 

Отцовство — прекрасный труд. Это возможность самому расти, познавать мир лучше. Знать, какие этапы по мере взросления проходит ребёнок. Ты лучше понимаешь другие семьи, осознаешь эти трудности и приобретаешь опыт. 

А здесь можно прочитать истории девушек о том, как материнство изменило их, какие эмоции они испытали и почему быть мамой — это прекрасный труд.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments