В каких условиях лечатся больные с Covid-19 в ДРБ. Выясняем по просьбе читательницы

Приёмное отделение Даугавпилсской региональной больницы. 12 января 2021 года. Фото: Евгений Ратков
Приёмное отделение Даугавпилсской региональной больницы. 12 января 2021 года. Фото: Евгений Ратков

Нас попросили выяснить, в каких условиях в Даугавпилсской региональной больнице (ДРБ) лечатся люди с Covid-19. Читательнице рассказали, что «больные заперты на ключ и медперсонал к ним без особой надобности не подходит. Режим – заключённые. Знакомый, который там сейчас находится, в депрессии. Скудную информацию о нём узнаю от родственников». Женщина написала, что подобные истории слышала от нескольких человек и попросила нас узнать, какие там условия на самом деле.

«Карантин есть карантин»

Комментируя это письмо, руководитель Даугавпилсской региональной больницы Григорий Семёнов говорит, что пациенты с Covid-19 находятся в изоляции и это — естественно. «Эти больные находятся в «красной зоне». И ни о каком перемещении людей по больнице речи быть не может. Инфицированные не могут бродить по больнице. Но на ключ их никто не закрывает, это я вам могу стопроцентно гарантировать. Палаты не закрыты. Но корпус закрыт, да».

По словам Григория Семёнова, «под ключом у нас находятся только одни товарищи, которых моют, проветривают и одевают. Это наши бездомные. Но с ними тоже надо решать вопрос. Как только спадут крещенские морозы, я думаю, что мы их выпустим. Срок их карантина уже прошёл».

О свежем воздухе

Понятно, что пациенты «красной зоны» не могут выходить на улицу подышать свежим воздухом. Хотя многим, как рассказывает Григорий, очень хочется не только подышать. «Я просто удивляюсь, как люди не понимают. В таком состоянии пытаться ещё покурить… это просто невообразимо».

Но пациенты не должны страдать от отсутствия свежего воздуха. Григорий говорит, что палаты, если это не боксы, где лежат тяжёлые больные, два раза в сутки проветривают. Во всех палатах установлены кислородные розетки, и для каждого больного возможна подача кислорода. Он подаётся через маску или канюльки. «В среднем в палате лежат по три человека, и, если зайти в палату, то можно увидеть, что минимум один из них подключён к такой системе». Кислород получают все, кому это необходимо.

Об эмоциональном состоянии

Григорий говорит, что, действительно, большинство пациентов морально подавлены. Но что тут предпринять, пока Семёнов не знает. Сейчас он думает о возможности установки телевизоров, чтобы люди могли на время отключиться от происходящего. Кроме того, думает о и том, чтобы пациентов посещал психолог.

Руководитель больницы считает, что психологическому состоянию пациентов нужно уделять больше внимания. Но говорит, что на всё это просто не хватает рук. «Если мы говорим про общий профиль, то на 10-15 человек у нас один врач, медсестра и помощник медсестры. У более тяжёлых — доктор на пять человек и больше персонала, а в реанимации чуть ли не отдельный врач и медсестра на одного больного. Но есть над чем работать».

Об информации о состоянии больных

Мы уже подробно рассказывали, что информацию о состоянии больного от его лечащего врача может получить только родственник, контакты которого указываются в договоре при поступлении пациента в больницу. Средний и младший персонал не может сообщать о состоянии здоровья пациента. «И слава Богу, — говорит Семёнов. – Мы боролись с этим два года. Врач говорил одно, а потом чуть ли не охранник давал рекомендации по лечению. Поэтому лучше пусть этим занимается тот, кто в этом разбирается».

«Звоните в администрацию»

Григорий Семёнов признаёт, что с коммуникацией с родственниками пациентов могут быть проблемы. Но надо понимать, что у медиков просто не хватает времени. «У нас на каждый корпус — один врач. И он уходит туда в девять утра и возвращаются в час. У них нет возможности бегать туда-сюда, снимать эти костюмы». Именно поэтому родственники пациентов в это время просто не могут дозвониться до доктора. «Мы пытаемся выстраивать коммуникацию через администрацию, и пока другого выходя я не вижу. Если у вас нет возможности дозвониться до лечащего врача, звоните в администрацию. Я смогу получить информацию у лечащего врача и передать её вам». При этом Григорий Семёнов просит звонить на простой телефон или писать – через сайт ДРБ.

А ещё, Григорий Семёнов обращается ко всем нам: «Я буду очень благодарен, если наши жители города перестанут распространять между собой номер моего мобильного телефона. Рабочий телефон всегда доступен, если сразу не отвечу, то секретарь запишет и в течение дня я стараюсь всем перезвонить». Контакты администрации найдёте здесь.

Что говорят бывшие пациенты

Чтобы узнать о ситуации в ДРБ от самих пациентов, мы поговорили с даугавпилчанами, которые прошли через «красную зону» нашей больницы.

«Я бы не сказал, что всё там плохо. Ничего такого не было, — рассказывает один из них. — Конечно, после обхода пациенты на какое-то время остаются наедине сами с собой. Но в любой момент, если тебе что-то нужно, можно нажать кнопку вызова, и кто-то из персонала к тебе придёт».

Наш собеседник признаётся, что было особенно страшно поначалу: «Был сначала такой мандраж. Но у меня потом это всё прошло. Если состояние улучшается, то ты себя по-другому чувствуешь, если ухудшается, то паника охватывает». Подтверждает наш собеседник и то, что все, кому это необходимо, получают кислород. А ещё отмечает, что кормили их очень хорошо. В общем, он всем доволен и очень благодарен всему медицинскому персоналу и особенно своему доктору.

«Меня лечила доктор Ивета Юкшинска, и я могу сказать о ней только самое хорошее. Она делала для нас всё, что было в её силах. Задерживалась на работе, приезжала к нам по выходным. Я ей очень за всё благодарен».

Ещё одна женщина рассказывала нам об очень внимательном отношении среднего и младшего медицинского персонала. «Они там просто сутками работают и при этом им хватает сил с каждым поговорить, поддержать. Делают, что могут. Спасибо им большое за это всё».

Конечно, как отмечают наши собеседники, сколько людей – столько мнений. Человек, который находится в тяжёлом состоянии, чувствует себя подавленным, нередко впадает в депрессию. Справиться с этим без помощи специалистов очень тяжело. «Однако, мы все должны понимать, что это большое испытание, и для больных, и для врачей. И нужно, насколько это возможно, пытаться помочь друг другу и поддержать», — говорит женщина, которой с помощью людей, работающих в ДРБ, удалось справиться с Covid-19.

Немного статистики

Как рассказал в программе «Лицом к городу» на радио Alise+ Григорий Семёнов, на утро сегодняшнего дня (18 января 2021 года) в «красной зоне» ДРБ находится 113 пациентов и в последнее время их количество не опускается ниже ста человек. Увеличивается количество людей с более тяжёлой формой заболевания, сейчас таких 15, пять из них в реанимации. При этом Григорий отмечает, что с больничных и из самоизоляции постепенно возвращаются медики. И если раньше около 140 человек находились дома, то на сегодня уже только 96 медиков не участвуют в работе ДРБ.

Говоря о количестве смертей, Григорий Семёнов отмечает, что на сегодня это от 6 до 11 и даже больше случаев за сутки. Год назад эти цифры составляли от двух до трёх в сутки. Конечно, не все они связаны с коронавирусом. По словам руководителя ДРБ, чувствуется, что люди боятся проходить амбулаторное лечение, пренебрегают обращениями к семейным врачам, в целом не обращаются за помощью в связи с проблемами здоровья.

«Нагрузка на коллег огромная, и моральная, и физическая. Не говоря уже о том, что любой из медперсонала может заразиться, как бы мы не старались соблюдать меры безопасности», — говорит Григорий Семёнов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments