Тридцатилетние Олеся и Денис сейчас живут в Риге. В марте этого года они приехали в Латвию из Украины — бежали от войны. Олеся — украинка из Винницкой области, Денис – латвиец из Даугавпилса. 

До начала войны они жили в Киеве, уже 4 года. Работали, путешествовали, принимали гостей, планировали расписаться и родить детей. Хотели начать свой бизнес, а на лето 2022 года запланировали поездки по Украине на мотоциклах, хотели объездить юг страны.

Читай нас в Telegram

Но не сложилось. Началась война. Олеся верит, что это временно. 

И не совсем сложилось в Даугавпилсе: родственники её мужа не принимают девушку, потому что её украинские родные и она сама против войны в Украине. 

В планах бросать родину не было

Киев – красивый современный город на берегу Днепра.  Здесь до войны жили почти три миллиона человек.  Город — активный и деловой днём, в вечернее время приглашал отдохнуть в уютных кафе и надводных террасах. Потому, говорит Олеся, ни она, ни её муж не могли сразу понять, что в страну и в город, который они так полюбили, пришла война. 

Они оба не понимали, как в 21 веке можно развязать войну, как можно было напасть на суверенное государство? Как можно так просто убивать людей, разрушать города и судьбы? Это выглядело чудовищно и невозможно настолько, что уже начавшуюся войну в Украине они не приняли сразу. Не могли поверить в это.

«Честно говоря, я уснула, после того, как мне сказали, что у нас война. Я подумала, что моя родственница ошибается, это взрывы газовых труб. Но на всякий случай, думала я засыпая, нужно подготовить ключи и документы. Правда потом, когда уже позвонили моему мужу с той же новостью – мы оба задумались о том, что происходит», — рассказывает Олеся.

Это было настолько дико – слышать,  что в твоей миролюбивой и не воинственной Украине война, у девушки было желание поехать Васильковскую Калиновку (населённый пункт, который в числе первых был атакован российскими войсками 24 февраля) посмотреть, что же на самом деле это за взрывы. 

В городе работали российские диверсионно-разведывательные группы, Киев обстреливали, гражданские люди прятались в подвалах. Понимая, что опасность только нарастает, Денис решил уезжать из Киева в Латвию. Первого марта они выехали из столицы, а пятого – уже были в Даугавпилсе.

«Я категорически не хотела уезжать. Это мой город и моя страна. Ещё вчера у меня были совсем другие планы, и там не было строки – «уехать в Латвию».  Моё сердце плакало вместе с моим народом. Но муж настоял, и я уехала из Киева с твёрдым решением вернуться сюда сразу по окончанию войны», — говорит Олеся.

Друг семьи

В Латвии, на родине Дениса, молодым людям жить было негде. Друг Дениса, который до этого не один раз приезжал к паре в гости в Киев, готов был принять их на первое время. В доме друга  семейную пару ждал накрытый стол. И не только, как оказалось позже.

«Какую бы тему мы не поднимали за этим столом, мы всё равно приходили к политике. Мы были уставшие и не очень хотели поднимать эту тему», — делится Олеся. 

К своему удивлению, Олеся услышала от человека, который счастливо проводил время в Киеве, о том, что война в Украине – это ответный шаг России за «восьмилетний геноцид» в Донецкой и Луганской областях. Друг мужа постоянно повторял одинаковые фразы с осуждением Украины за убийство детей на Донбассе, о притеснении русских и русского языка в Украине, о диких бандеровцах. 

«Его совершенно не смущал тот факт, что всегда, как и в свой последний приезд в Киев в конце декабря, он совершенно свободно говорил на русском языке», — удивляется Олеся такой молниеносной сменой отношения к Украине человека, которого они с мужем считали другом. 

«Он не приводил ни одного внятного аргумента, который мог бы объяснить нападение России на Украину. Все его доводы – это пропаганда российского телевидения».

«Тёплый» приём друзей из Украины трансформировался в словесное выяснение отношений. Денис и Олеся не стали ждать большей агрессии от теперь уже бывшего товарища. Они собрались и ушли жить в отель. 

Брат – служит, дядя и родители – волонтёры

В Украине нет семей или отдельного человека, который, так или иначе, не был бы вовлечён в военные события в стране. Семья Олеси много лет активно помогает украинским военным на фронте. Ее дядя — афганец, патриот Украины, он участвовал в Евромайдане. С началом военных действий в 2014 году стал волонтёрить, привлёк в свое дело семью. 

«Не счесть, сколько он уже сделал для нашей армии. И он не останавливается. По своему здоровью он не может воевать, потому помогает  благотворительностью», — говорит Олеся

Её родители также большие патриоты Родины. Мысли о том, чтобы выехать из страны, эти люди даже не допускали. Олеся смеётся: «По-моему, в округе уже нет матрасов. Всё мои родители собрали для украинских солдат».

Очень скоро после начала войны двоюродный брат Олеси ушёл на фронт. 24-летний смелый молодой человек подписал контракт с Национальной гвардией Украины и сейчас он на передовой. 

Нужно отметить, что с первого дня войны в военкоматы Украины стояли очереди мужчин. Даже те, кто до открытого вторжения России придерживались нейтралитета, 24-25 февраля уже были готовы воевать против врага. 

Как ты можешь покупать патроны?

Прожив несколько дней в отеле, ребята перебрались к бабушке Дениса. Спокойная женщина приняла внука и его жену в свой дом, пока не подыщется квартира в Риге. 

«Я видела, что бабушка постоянно смотрит Россию-24 и новости Украины на русском языке. Это известные пропагандистские каналы, где нас, украинцев иначе, чем нацистами, не называют. Там переиначивают все факты относительно военного вторжения в Украину. Но, слава богу, имея полярные мнения о причинах войны – эта тема хозяйкой жилища не поднималась», — рассказывает Олеся.

Олеся была уверена, что её понимают и из уважения к ней не поднимают тем, которые ранят. Но всё было не так. 

Однажды, уже переехав в Ригу, Олеся в социальной сети разместила объявление о сборе средств на нужды своего брата военного. Он нуждался в некоторых элементах амуниции: бронежилете, тактических перчатках, рации и прочих вещах. Как известно, война учёта не ведёт. Тот, кто там был или контактирует с украинскими военными, знает: в один момент можно потерять всё. И хорошо, если это будет только каремат, медицинская сумка или бинокль.

Девушка написала свой пост на украинском языке, поскольку обращалась к украинцам. И буквально через несколько минут ей позвонил муж: «Олеся, ты что – покупаешь патроны? У бабушки прединфарктное состояние!».

Переведенный фейсбуком текст Олесиного поста с украинского для родственников Дениса выглядел как призыв прислать финансы на приобретение патронов для украинского солдата. Переполох среди родных Дениса, которые и без этого считали Украину нацистской страной, украинцев – нацистами, а с Олесей, которая была 100%-ой патриоткой, держали угрюмый нейтралитет, достиг максимальных размеров. 

«Олеся, здесь в Латвии тоже есть нацисты, у них есть свой праздник. Они проводят марши, а сейчас хотят убрать все советские памятники. Ты что, такая же, и ты покупаешь патроны? — теперь Олесе задавала вопросы бабушка Дениса. — Убьют Дениса, и ты получишь пулю в лоб. Мне плохо от этого».

От произошедшего девушка не могла прийти в себя. Брата, конечно, Олеся не оставила, помогала из Латвии, как могла, но инцидент, который не имел под собой никаких оснований и аргументов, заставил её приглядеться к ситуации повнимательнее. 

Вскоре ей и Денису нужно было приехать к родителям в Даугавпилс. Девушка не очень любит визиты в этот край. Основная причина – проросийский настрой у местного населения, практически тотальная поддержка войны в Украине. С родственниками мужа, кстати, после случая с постом на фейсбуке отношения совсем разладились. В их дом девушка не заходит.

«Здесь принципиально смотрят только пропагандистские каналы! Они не хотят других новостей! А когда топтали в Даугавпилсе украинские флаги, что это было?», — недоумевает девушка.

Она говорит, что ей тяжело приезжать в Даугавпилс. Она предполагает, что за украинскую речь может даже физически пострадать от местного проросийского населения, а латышскую речь здесь практически не слышно. 

Олеся и Денис

«Расписались мы с мужем уже здесь – в Латвии. Планировали в Киеве, а получилось здесь. Но знаете – я не поменяла фамилию и не поменяю страну. Наверное, так проявляется моё сопереживание происходящему в Украине. Денис – моя поддержка, я чувствую его мужское плечо и очень ему благодарна за то, что он понимает меня. Он стал на мою строну в семейном конфликте. Он жил в Киеве, и прекрасно понимает что все разговоры о нацистах, угнетении русских и русского языка и прочее – не больше чем пропаганда», — говорит Олеся.

Она говорит, что критическое мышление, взвешивание полученной из разных источников информации – это то, что может спасать, дать возможность подумать и не разжигать вражду между народами. Даже в том случае, если кто-то сильно хочет «денацифицировать» и «демилитаризировать» кого-то, на самом деле даже у обычных людей есть силы противостоять страшным замыслам тирана. Нужно только иметь волю для этого.

«Наверное, основное – это источники информации и критическое мышление. Мы – украинцы, как никто – самый надежный источник информации. Мы все это проживаем, видим объективно происходящее и делимся пережитым. И ещё один вариант понять, что происходит в нашей стране – это посетить Украину. Встретится с украинцами, увидеть сирот или покалеченных детей и взрослых, увидеть испепелённые города и сёла. И обязательно побывать на передовой. На «ноле», как говорят военные».

Украинка Олеся  и латвиец  Денис ждут, когда война в Украине закончится. У них много планов в Киеве: начать бизнес, родить детей и обязательно покататься на мотоциклах по югу Украины.

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments