Позаботиться о сотрудниках и о себе. Украинка Татьяна Сахнюк о войне, бизнесе и приоритетах

«Я могла бы уехать из Украины и в первый день. Но мысль о том, что у меня есть сотрудники, что это конец месяца, и никто не получил зарплату, годовые начисления бонусов, а многие, у кого большие семьи, живут от зарплаты до зарплаты, что в офисе осталась техника. Все мысли у меня начали работать в эту сторону», — вспоминает Татьяна. 

Поддержи «Чайку»:

24 февраля она созвала своих сотрудников, чтобы они могли забрать личные вещи, взять технику и всё необходимое для работы. Офис переходил на онлайн работу. 

На тот момент Татьяна Сахнюк уже более трёх лет работала директором агентства Havas Ukraine, которое занималось одним из шести рекламных направлений агентства Havas Village Ukraine, в её подчинении было 24 человека. Всего в компании работали 200 человек. 

«Мы решили всегда быть на связи, потому что это — тоже моя вторая семья. Люди растеряны, они хотят чувствовать какую-то поддержку, и что кто-то им скажет, как правильно делать», — рассказывает Татьяна.

Татьяне 38 лет. Она родилась и выросла в Украине, в Киеве, о котором говорит с большим трепетом. Всю свою карьерную жизнь Татьяна посвятила рекламе, хотя по образованию она инженер-энергетик. 

Она знает, как это — много и упорно работать, потому что начинала с самых низов. «Приходилось и промоутером подрабатывать и даже в костюме поролоновой бутылки ходила. Разные у меня были истории», — с улыбкой вспоминает Таня. 

Уже к концу первого курса университета она получила должность менеджера в польском рекламном агентстве. Там, по её словам, и «засосало в дремучее болото». Потом была должность офис-менеджера в рекламном агентстве Havas Village Ukraine, в котором она выросла до должности директора одного из агентств. 

Тревожный чемоданчик был собран, но…

Как и многие другие, утром 24 февраля Таня мирно спала в своей кровати в Киеве, пока не услышала взрывы. 

«Сначала непонятно было, что это взрывы. Я думала, или мусоровоз какой-то ящики перевернул, или ещё что-то. Потом мне начали звонить все друзья. Во всех чатах писали: «Ты слышала взрывы?!». Началась война», — вспоминает она. 

Тревожный чемоданчик был собран ещё в декабре: еда, документы, вещи первой необходимости. Но Таня не верила, что это случится. «Я, как и все, надеялась, что это всё — политические игры. Все пророчили дату вторжения на 16 февраля, я в это время каталась на лыжах, и мы решили, раз ничего не случилось, всё нормально, ничего и не будет».

Переехав с пожилыми родителями на дачу в Киевской области, где они были в относительной безопасности, Таня погрузилась в работу. 

«Мы были наивными — хотели влиять на действия России»

В её Агентстве все руководители помогали своим сотрудникам — искали варианты, как выехать из страны, координировали действия, организовывали транспорт, помогали деньгами. Руководители знали, кто из сотрудников где находится, в каком положении, кому и какая нужна помощь. 

При этом каждый должен был сам решать, что ему делать дальше. «Я понимала, что война — это не тот случай, когда я могу принимать за кого-то решение, нести ответственность за жизнь и за перемещение людей», — говорит Таня. 

В Агентстве начали очень много социальных проектов — информационных компаний, рассказывающих о войне и направленных на медийное пространство России. 

«Мы были слишком наивные и хотели делать компании для влияния на Россию. Естественно, всё блокировалось, все сайты, никакая информация туда не доходила. Её боялись брать друзья, знакомые, которых я просила размещать это. Поэтому мы делились материалами друг с другом, размещали в социальных сетях», — рассказывает Таня.

Социальными эти кампании Таня называет ещё и потому, что люди по собственной инициативе работали считай бесплатно, понимая, как это важно для общества в данный момент. Таня со своими сотрудниками тоже в это «вписалась». 

«Например, мы делали кампанию, чтобы в России отключили Свифт. За это время насобиралась большая коллекция плакатов, думаю, когда-то это будет достоянием виртуальных музеев. Очень много было сделано, чтобы бренды не работали и выходили из российского рынка. Вот таким вот занимались», — рассказывает Татьяна. 

«О прибыли речи не шло, заработать бы хоть что-то людям на зарплаты»

Чтобы платить зарплаты, Агентству нужно было зарабатывать. «Возможность сохранить рабочие места и бизнес в целом зависит от специфики деятельности, — говорит Таня. — Будь это даже маленькое предприятие, если можно производство перепрофилировать под нужды страны и не «забить» на свои, то всё реально». 

Танины друзья шили нижнее белье, после вторжения России перепрофилировались за неделю и начали шить плитоноски (чехлы для бронежилетов), тактические рюкзаки и многое другое.

Но у сервисного бизнеса всё по-другому, ведь его модель не предполагает производства. Здесь продаётся интеллектуальный труд, и если есть клиенты, то люди получат деньги. Поэтому в Украине закрылся большой процент бизнеса, многие бизнесы стали работать на социалку, стали работать хотя бы в ноль, ни о какой прибыли речь не шла.

Танино Агентство реорганизовали в облачное, так как они входили в состав большой мировой сети. Они понимали, что могут предложить свои услуги другим странам. 

«Чтобы хотя бы стоять на месте, нужно бежать. Нужно развернуться и бежать в те же самые процессы, просто перенести на другой уровень, в другое поле», — говорит Татьяна. 

Учредители их компании решили, что работать будут без прибыли, что весь доход будут распределять так: 50% на зарплаты людям, а остальные деньги — в фонд, который создали с самого начала войны. Деньги из этого фонда делились на всех сотрудников компании, чтобы их поддерживать. 

Уехала из страны, но всё время думала о возвращении домой

В какой-то момент Татьяна осознала, что война быстро не закончится, что находиться в опасности, будучи молодой, активной, и ждать, где и откуда на тебя что-то свалится, или попасть в оккупацию — нельзя. Да и работать теперь можно было из любой точки — онлайн. 

Для начала она решила поехать на запад Украины, в Карпаты. Ехать ей пришлось одной в машине. Было страшно.

«В моей голове была картина, что я еду, а надо мной летают истребители, которых мы все видели над Киевом, и что по дороге на меня нападут, может быть даже свои какие-то мародеры». Но Тане «повезло» — жена коллеги ехала с детьми по тому же пути. Так, колонной из двух машин, они благополучно доехали до Карпат.

В начале марта Татьяна отправилась в Польшу, где её уже ждала коллега, а по дороге помогла выехать беженке с ребёнком — взяла их в свою машину.

В середине марта Таня приехала в Ригу, где партнёры сети агентства сняли для неё квартиру. 

В Риге Таня занималась делами своего Агентства. Здесь зарегистрировали филиал компании. Работали над тем, чтобы помочь Havas Village в Украине выйти на европейский рынок, разрабатывали модель работы в «облачном» формате. Но всё это время Татьяна думала о возвращении домой. 

Там остались её родители, о которых она очень беспокоилась, цела, слава богу, её квартира в Киеве. В конце августа Татьяна вернулась в Украину. 

«Мы бежали не от бедности, мы бежали от войны»

Таня с большим теплом вспоминает Латвию. За время изгнания из Украины, так она это называет, она посетила много разных стран и в связи с работой, и встречаясь с друзьями. Поэтому, сравнивая истории своих земляков в других странах, она отмечает, что в Латвии поддержка чувствуется больше всего. А украинской символики в таком количестве нет нигде. 

Всё это помогало ей справиться с эмоциями в самые тяжёлые моменты. 

Сейчас Татьяна проходит испытательный срок на очень хорошую должность в украинской компании. Из Агентства она ушла, оставшись в отличных отношениях с коллегами. «Я решила, что в это непростое время нужно рисковать и открывать для себя новые горизонты», — объясняет она. На новой должности Татьяна сможет представлять интересы заказчика в рекламном бизнесе, что для неё ново и интересно. И конечно же, это стало ещё одним толчком, кроме её родных, чтобы вернуться в Украину. 

«Я заметила, что в Европе бытует такое мнение, что беженцы, как я тоже сама до недавних пор представляла, это бедные, потрёпанные, практически равноценны бомжам. Но теперь я многим объясняю, что, например, украинцы, бежали не от бедности, мы бежали от войны», — говорит Татьяна. 

Украинцы не из тех, кто будет просить подаяния, сидеть на социальных выплатах, им необходимо работать, говорит Татьяна, которая вернулась в свою полыхающую огнём страну, чтобы жить, помогать другим и ждать победы Украины, в которой она не сомневается. 

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Ok

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments