На северо-востоке Харьковской области в Украине уже шестые сутки не прекращается наступление российской армии. Населённые пункты, находящиеся в непосредственной близости к России, оккупированы, а районный центр — город Волчанск, по словам украинцев, российская армия превращает в Бахмут. От Волчанска до российской границы менее пяти километров. 

Украинские военные, участвующие в его удержании, рассказывают, что от города остались руины: ежедневно на него сбрасывают до десятка авиационных бомб, работает артиллерия и комплексы ракетного вооружение (РСЗО).

Поддержи «Чайку»:

Пресс-служба 125 отдельной бригады территориальной обороны ВСУ,  в зоне ответственности которой находится наступление россиян, заявляет, что оккупированные сёла находились в постоянной серой зоне, а потому успех армии РФ достаточно условен и стоит ему огромных потерь в технике и живой силе. 

Это также подтверждается и статистическими данными Объединенных Сил Обороны: среднее число потерь живой силы российской армии за последние 6 дней возросло до 1 400-1 700 человек в сутки против 800-1000. 

Общее число потерь российской армии в войне с Украиной за более чем два года войны, по данным Генштаба Украины, составило 485 940 человек. 

Ситуация под контролем, людей эвакуируют

В Генштабе ВСУ сообщают – ситуация сложная, но контролируемая. Чтобы препятствовать передвижению оккупационных войск, практически все мосты по направлению к Харькову были разрушены, к украинским бойцам постоянно подтягиваются бригады усиления обороны, а местные жители сообщают, что по направлению к зоне активных боевых действий направляются колонны украинской военной техники. 

По данным на 15 мая 2024 года, под Волчанском Российская Федерация захватила десять сёл. Сейчас российские войска ведут пехотные штурмы, темпы продвижения которых снизились. 

Все обозначенные населённые пункты, как и город Волчанск, уже были в оккупации за время «большой» войны: с первого дня вторжения и до 12 сентября 2022 года. 

Здесь продолжается эвакуация гражданского населения. До войны в Волчанске жили порядка 17 тысяч человек, после деоккупации — в сентябре 2022 года, оставалось лишь три с половиной тысячи человек. Сейчас в городе остались около двухсот человек…

«В оккупации ты живёшь одним днём»

Украинские власти призывают к эвакуации людей из всех населённых пунктов, находящихся в непосредственной близости к зоне боевых действий. Одно из таких – небольшое село Заречное. От него до Волчанска – около 15 км.  

После деоккупации сюда вернулись люди, и уже можно было жить. Если, конечно, не обращать внимания, что над селом ежедневно из России на Харьков летали ракеты.  

Семнадцатилетний Тимур, его тётя и бабушка жили в селе и во время оккупации, и после неё. Несколько месяцев, после того, как село освободили, ему довелось пожить в Чехии: выехал вместе с мамой. Но потом вернулся. «Здесь всё своё. Мне проще дома, хотя здесь страшно и война», — говорит парень.  

С Тимуром мы созванивались несколько раз, чтобы узнать обстановку, но молодой человек не мог разговаривать – как раз эвакуировались из села в Харьков.

Разговаривали поздно 14 мая — около 12-ти ночи, негромко и тоже урывками. Расслабиться, когда город под обстрелами, невозможно.

Семья Тимура выехала из села на своей машине, и пока по дороге на Харьков всё спокойно – сопровождения гражданским не дают. Но машин по пути много – люди эвакуируются. Потому становится понятно — в оккупации под триколором оставаться никому не хочется. 

«Мы так решили в семье, что будем жить в своём доме до самого опасного момента. Оказаться в оккупации во второй раз не хочется. Хотя знаете, мне кажется, нам очень сильно повезло, что первый раз в селе стояли войска, сформированные из жителей ЛНР и ДНР (непризнанные республики). Конечно, у нас не было ничего – газа, электроэнергии, интернета, мобильной связи. Но таких сильных издевательств над людьми, которые были в Волчанске или Старом Салтове (населённый пункт в 5 км от Заречного) – у нас не было», — рассказывает Тимур. 

Сейчас, уверен Тимур, так им «не повезёт». Те российские войска, которые сейчас могут оказаться в их селе, будут не столь лояльны к населению. 

«Они свирепые. Я не хочу никого из родных терять. В оккупации ты живёшь одним днём – никогда не знаешь, что может сейчас произойти», — говорит Тимур.

Парню важно остаться у себя дома в Украине. Он надеется, что повторной оккупации не произойдёт, и ему не придётся никуда уезжать. «Это прямо крайний случай, чтобы мы уехали из Украины. Сейчас мама в Чехии. Она там, чтобы работать и нам помогать. А у меня здесь друзья и школа. Верю в нашу Украинскую армию», — говорит мальчишка. 

«Нас опять идут “освобождать”»

Ещё один населённый пункт — соседний с Заречным, но существенно больше — Старый Салтов. От него до Харькова всего 36 километров.

В Старом Салтове оккупация продлилась неполных три месяца, однако и жители, и вся местная  инфраструктура пострадали гораздо сильнее Заречного: разрушены многоэтажные дома, частный сектор, больница, детский сад, школа и многое другое. Люди подвергались пыткам и насилию, пропадали без вести, погибали от рук российской армии. О Старом Салтове мы писали здесь

После деоккупации в Старый Салтов также вернулись люди, за полтора года удалось восстановить некоторые здания. Начали работать больница, магазины, аптека, открылась почта, заработал полицейский участок. Школа и детский сад не функционируют, но для детей, которых в селе сильно прибавилось, заработали всевозможные кружки и спортивные секции. 

Многоэтажки, крыши и стены которых пробиты российскими ракетами, частично восстановили, людям давно вернули свет, газ, мобильную связь и интернет. Здесь небезопасно, над селом постоянно летают российские ракеты из Белгорода в Харьков.

«Мы уже сами не понимаем – вернёмся или нет домой, — рассказывает «Чайке» Мирослава, жительница Старого Салтова. — С февраля по апрель 2022 года мы прожили в подвале. Потом убежали. Помогло чудо, не иначе, ведь село ещё было в оккупации».

В квартире Мирославы жить невозможно — в дом попала ракета. Она и её семья эвакуировались ещё в 2022 году в другой регион Украины. Но её дочь постоянно приезжает в село, чтобы участвовать в восстановительных работах в их квартире.

«Очень тяжело морально понимать, что тебя целенаправленно убивают. Ты выжил, а тебя опять идут убивать — эмоционально говорит Мирослава. — Здесь община столько сделала за время освобождения, столько детей вернулось! Здесь столько служб восстанавливали коммуникации! Здесь работали сапёры, чтобы люди могли безопасно ходить! В селе опять заработала больница и скорая помощь! Очень много сделали за это время. Мы тянемся жить, строим и восстанавливаем, а нас опять идут “освобождать”».

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments