Фарфоровые дроны и железная Рита. История латышки, которая покупает дроны для ВСУ, продавая посуду

Рита Штейна. Фото из личного архива героини
Рита Штейна - коллекционер фарфора из Латвии, которая теперь с помощью своего увлечения собирает деньги на дроны для ВСУ. Фото из личного архива героини

Она попала в волонтёрское движение случайно, но вытащить её оттуда уже не не удастся, кажется, никому. Это история о латышке Рите Штейне, которая сделала коллекцию фарфора ресурсом для помощи украинским военным. 

«Чайка» познакомилась с Ритой во время поездки нашей съёмочной группы в Украину, где мы снимали фильм «Волонтери». История Риты нас очень впечатлила, и редактор дала мне задание сделать о ней отдельную историю. 

Читай нас в Telegram

Я встречаю Риту жарким днём в одном из Рижских парков. Я уже знаю, что она занимается фарфором и возит в Украину дроны для военных, но это всё очень абстрактно – мне нужны подробности, и в моей голове целый ворох вопросов. 

Я ожидаю увидеть человека с огромной душой, но при этом очень сильного и умеющего говорить «нет». И мои ожидания оправдываются.

Удивило меня одно – её яркий маникюр. Но это лишь очередное напоминание, что главный навык, который нам всем сейчас нужен – это умение адаптироваться и совмещать разные реальности, в которых мы живём. 

Военные герои не всегда носят хаки.

«Войну почувствовала своей кожей»

«Я сама — коллекционер, и с фарфором на “ты” уже много-много лет, — начинает свой длинный монолог Рита. — Началось всё с бабушкиной посуды, которую мы с мамой отыскали на чердаке, и решили, что надо всю эту историю обновить. Так началась моя история с фарфором. Теперь у меня очень красивая коллекция дома».

Когда началось полномасштабное вторжение России в Украину, Рита не планировала заниматься никакими сборами средств и в принципе не думала, что в обществе волонтёров кого-то не хватает. Казалось, что помогающих людей очень много, и в первое время, возможно, так и было. И когда наша героиня впервые поехала в Украину в ноябре 2022 года, это даже не было связано с помощью военным.

«Я ехала, как человек, у которого были идеи по организации разминирования. Я прожила там месяц в ноябре 2022 года – как раз тогда начинался энергетический кризис, Украина подстраивалась под нападения на энергосистему. Было жёстко – не было электричества, не было света. И хоть я жила тогда по большей части в Киеве, всё равно смогла почувствовать эту войну своей кожей», — рассказывает Рита.

Киев без электричества, Настя и Сергей

Но реальность такова, что если даже короткое время жить в Украине и общаться с местными людьми, ты быстро понимаешь, что буквально у каждого есть кто-то на фронте – отец, сестра, друзья. 

Проводником Риты в мир помощи ВСУ стала девушка Настя, которая помогала ей как юрист. И чей друг детства Сергей воевал.

«Настя помогала мне в походах к чиновникам, — вспоминает Рита. — Это совсем не было просто, потому что если нет электричества, то нет и интернета. То есть нам назначена какая-то встреча на 11 часов, но нет света, нет интернета, и этот чиновник ничем не может нам помочь, потому что нет доступа ни к каким базам онлайн. 

Надо было ждать, и мы часами сидели и ждали. А пока ждали, сидели в телефонах – у меня был роуминг, и я своим интернетом делилась с Настей, когда её оператор не работал. Ей часто приходили истории с фронта, и она начала показывать и рассказывать мне историю своего друга Сергея. И я как-будто подключилась к этому всему, и у меня появилось чувство, будто он не только друг детства Насти, но и мой друг».

Возвращаясь в Латвию в конце ноября, Рита уже имела официальный запрос от военных — письмо со всеми штампами от военной части, что ей нужны дроны и подзарядные станции. 

«Я посмотрела весь список, ничего военным не обещала, но сказала, что постараюсь помочь. Приехав домой, я погуглила и поняла, что это огромные деньги. Один дрон для ночной работы стоил около 5 тысяч евро.

Сначала я ответила, что не представляла, настолько это дорого, и что я не настолько богатая. Но приближалось Рождество, в Латвии было много благотворительных акций, и я чувствовала, что надо попытаться. 

Я не могла ночами спать – знала, что раз меня попросили, значит это действительно надо. И я решила попробовать, чтобы потом, если что, сказать, что я хотя бы попыталась».

Второй раз – самый трудный, или Как началась история с фарфором

Она сделала пост в Фейсбуке, и хоть её аккаунт не был популярным, пост «завирусился». Накануне Сергей прислал Рите видео, на котором он в окопе читает латвийский гимн. 

Она «сплела» фразу «Боже, храни Латвию» с идеей, чтобы Бог хранил Украину, и показала, что свобода Украины и независимость Латвии тесно связаны.

Тогда откликнулось много людей, и собрать первые 30 тысяч евро получилось очень быстро. Волонтёры купили всё в рамках запроса и даже больше, отвезли это в Украину, и у них ещё осталось немного денег для следующей закупки.

По словам Риты, её опыт и опыт других волонтёров показывает, что первый сбор всегда самый лёгкий, потому что родные и друзья видят, что ты делаешь что-то неординарное, и все хотят помочь, хотят сделать так, чтобы у тебя получилось. 

Но когда приезжаешь в Украину, появляются всё новые и новые запросы, и нужно собирать деньги снова, и тогда уже далеко не все те, кто участвовали в первый раз, делают повторные пожертвования. 

«Ты понимаешь, что круто получается, и был бы грех снова это не сделать. А второй раз – самый трудный. Ты понимаешь, что вся эта толпа людей не далает повторные пожертвования. Точнее, кто-то делает, но не все. Очень много людей считает, что они один раз пожертвовали, и всё, этого достаточно. Я очень ценю тех людей, которые каждый месяц с зарплаты какие-то деньги жертвуют для Украины.

Второй сбор был трудный, я поняла, что не будет так легко, но что надо продолжать это делать. И когда приближался день нового выезда в Украину, я видела, что пары тысяч нам не хватает. Так и началась история с фарфором».

Чтобы раздобыть недостающие деньги, Рита забрала из своей коллекции один сервиз, другой сервиз, и выставила их на продажу в профильной группе в фейсбуке. 

Сейчас там тысячи любителей фарфора – кто-то продаёт, кто-то покупает, кто-то просто любуется искусством. Наша героиня не скрывала свою мотивацию и честно писала, для чего продаёт свою посуду. И другие люди, прочитав это, начали спрашивать, как они могут присоединиться к такой инициативе. 

Оказалось, что есть большое количество людей, которые не могут помочь напрямую деньгами, но у них есть старая посуда, которая может быть своеобразным посредником. Они могут жертвовать её для аукциона, а вырученные деньги пойдут на помощь военным в Украине.

«Понемногу это всё выросло в движение под названием Фарфоровые дроны. Я его даже не придумывала – просто меня уже представляли новым людям как девушку с фарфорвыми дронами. 

Теперь у нас много коллекционеров, которые помогают собирать деньги на дроны. Мы все живём этой историей, и мне кажется, что она очень интересная, потому что в ней посуда стала таким огромным ресурсом.

Тему (не)хрупкости фарфора мы обыгрывали с самого начала. Фарфор сам по себе выдержал огромные температуры перед тем, как стать изящной красивой посудой. И он выдерживал их несколько раз, потому что обжиг повторяют много раз. 

Сам по себе фарфор не хрупкий – если его правильно использовать, он выдерживает большую температуру и большое напряжение. Но он всё равно старенький и хрупкий. И, несмотря на это, он очень помогает», — говорит Рита Штейна. 

1 200 евро за сервиз

Вместе с соратниками Рита устраивает аукционы, все участники и участницы которых знают, что вырученные деньги пойдут на дроны для украинских военных. 

Но всё равно бывают казусы и неловкие моменты, потому что некоторые люди очень хотят заполучить какую-то посуду, но не хотят каким-то образом участвовать в войне. 

А ещё есть такие участники и участницы аукционов, которые просто не хотят, чтобы были визуальные подтверждения того, что они по сути помогают Украине. Они, по словам Риты, предлагают огромные суммы за посуду, но когда доходит до того, что им в перечислении надо указать, на что они отправляют деньги, они не пишут, что это на дроны для украинских военных. 

Они придумывают что-то другое – пишут просто «пожертвование» или «за посуду».

Но есть и совсем другие люди – они покупают посуду, которая сама по себе им вообще не нужна. Но они хотят помочь, и это такой их способ сделать хорошее дело и получить символический предмет на память.

Я спрашиваю Риту, каким был самый дорогой лот на аукционе, и она рассказывает удивительную историю сервиза, проданного за 1 200 евро. 

«Одна женщина сохранила этот фарфор от своей семьи – сама этим сервизом не пользовалась, но помнила, где её предки его купили, и даже какая была фамилия у учительницы игры на фортепиано, которая им его продала. 

Эта учительница в 1930-х годах давала детям в этой семье частные уроки. У неё была сложная ситуация, и она этой же семье продала свой сервиз. Позже оказалось, что этот сервиз – национальная ценность, потому что эта учительница была вдовой одного известного художника, и вместе с ним купила сервиз во время свадебного путешествия по Европе.

Мы до сих пор имеем хороший контакт с женщиной, которая у нас купила этот сервиз на аукционе, и она подключила других коллекционеров и других людей, которые сами покупали целый дрон и передавали нам, чтоб мы отвезли его в Украину».

Таких завораживающих историй у Риты много – помогают самые разные люди, и делают они это тоже по-разному. Например, был один мальчик, который специально разбил свою копилку, чтобы пожертвовать эти деньги на дроны. 

А на самом дроне всегда пишут имена людей, причастных к его покупке, и, чтобы его имя было написано не один, а несколько раз, мальчик делал несколько переводов, а не отдал всё за один раз.

А что с гуманитарной помощью?

«Дай бог, чтобы у нас было так много денег, чтоб мы могли помочь всем, но я быстро научилась выставлять границы и не чувствовать себя виноватой, что я не могу всем помочь. 

Запросы приходят всякие, и я умею уже очень спокойно сказать, что, к сожалению, у нас есть приоритеты. Мы будем о вас помнить, но у нас нет средств помочь всем. 

Очень важно ограждать себя от того хаоса, в который можно попасть, если будешь пытаться помочь всем. Но мы с самого начала фокусировались именно на дронах».

Хотя была одна ситуация, в которой Рита и её команда отошли от своих принципов. 

«Когда случилась катастрофа на Каховской ГЭС, мы как раз ехали в Херсонскую область, в ту часть, куда переселяли людей из затопленных мест. 

Тогда мы поняли, что надо подключать именно гуманитарную помощь, потому что ситуация была просто катастрофическая. Буквально одну семью подвозят к другой, оставляют у дверей, и всё – вам теперь надо как-то жить вместе. 

А как это всё? Как всех накормить, как всех обеспечить самым необходимым? Это не было организовано, и нужна была волонтёрская помощь. Плюс, сами по себе эти сёла были очень бедненькие, потому что они были на деоккупированной территории. Это территории, где нельзя ничего сеять, где поля ещё не разминированы».

Два месяца тогда инициатива «Фарфоровые дроны» занималась гуманитарной помощью. Ну а потом снова стала возить необходимое только военным.

«К счастью, сейчас мы видим, что запросов стало меньше. Раньше в каждой военной части буквально каждый человек говорил, что им не хватает дронов, а сейчас уже такого нет. 

ВСУ сама уже имеет возможность неплохо снабжать популярными дронами все части. Мы теперь получаем более сложные запросы, но они всё равно связаны с дронами».

Помочь инициативе можно, связавшись напрямую с Ритой Штейной.

Посмотреть документальный фильм «Волонтери» с участием Риты можно здесь

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments