Жизнь под мостом. Из-за строительства путепровода дома даугавпилчан пошли трещинами

«Я не могу понять, кто это придумал – людей отправить под мост», — возмущается 66-летняя даугавпилчанка Наталия Васильева. Под мостом её дом оказался из-за строительства путепровода. Как и ещё семь других домов по улице Смилшу.

Строительство путепровода над железной дорогой началось в 2017 году. Мост соединит две улицы – Смилшу и Смилтенес. «Летом рыли канализацию вдоль дороги, вонь стояла ужасная», — описывает испытание стройкой Наталия. «Нас лишили света. У меня солнечная квартира, а сейчас вообще темно. В одной комнате приходится всё время со светом сидеть. Даже днём».  Из окон, выходящих на улицу Смилшу, открывается вид на строительные металлические леса, среди которых время от времени мелькают строители в салатовых касках и жилетах.


«Естественно, и сырость появится. Мне трудно предсказать, какой воздух будет, потому что наверху будут машины проходить, и куда вся эта гарь будет опускаться?» — задаётся вопросом Наталия. Женщина возмущена, что за всё время стройки никто из думы не поинтересовался, как они здесь живут.

«Это же улица песочная. Когда рабочие попробовали копать – песок поехал. Первый дом пострадал, второй пострадал – трещины пошли. Наш дом деревянный – пошатался-пошатался, теперь со всех окон дует», — рассказывает другая жительница улицы Нина Перемот. «Когда в землю вбивали 9-метровые шпунты, у нас всё гремело, на кухне даже микроволновка упала, трещины по стенам пошли». Из дома семьи Перемот на мост выходят четыре окна. «Что мы видим? Стену!» — возмущён Александр Перемот. Супруги гадают – пройдёт ли под мостом фура, которая привозит гранулы для отопления, или придётся им, пенсионерам, самим упаковки с гранулами носить.

Супруги Перемот готовы продать дом. «А кто его теперь купит? Пускай дума купит. 80 тысяч пусть даёт. Все приходят, ужасаются – как здесь можно жить», — говорит Нина Перемот. Продать свой дом готова и Наталия Васильева. В 2015 году она заказала независимую экспертизу, которая оценила её дом в 60 000 евро. Наталия ходила с предложением о продаже на приём к экс-мэру Янису Лачплесису. Но получила отказ. Мол, всё строится по закону, красная линия (границы дороги, магистрали, подъездных путей и/или коридора инженерных коммуникаций) не нарушается.

Лачплесис уверяет, что к нему с предложением выкупить дом обращались, когда велось строительство улицы Малу. “Это за 1,5 км от её дома. И по этой части проекта (ул.Малу) никакого вопроса о выкупе не стояло. А потом, когда стали строить улицу Смилшу, тогда надо было решать вопрос. Но в то время мэром уже был другой человек”, — объясняет экс-мэр. “Мы давали проектировщикам задание, чтобы они повторно проверили, не попадают ли какие-то дома в зону недостаточного освещения, чтобы их можно было выкупить. Тогда, по мнению проектировщиков, не было законных оснований выкупать дома, потому что нормы не нарушались. Но сейчас, когда начали строить, если есть сомнения, надо ещё раз проверить. Если есть законные основания, чтобы откупить дом, то надо покупать. Надо смотреть по ходу стройки, может произошли какие-нибудь изменения”, — считает Лачплесис.

«Здесь можно было жить ещё лет сто»

И семья Васильевых, и супруги Перемот с завистью смотрят на зелёный деревянный дом №5. Он единственный выкуплен думой у владельца в 2017 году. Стоимость сделки – 42 000 евро.

Жители предполагают, что заключить сделку о выкупе помогли связи экс-владельца дома Вильгельма Бернатса с экс-мэром Янисом Лачпесисом. «Лачплесис был вхож в этот дом», — говорят соседи. «Ну и что? Есть такой ветеран войны. Да, знаю его. Но причина в том, что владельцы этого дома не согласовали проект. Там три собственника дома, один из них строитель. Они сразу отказались согласовывать», — объясняет Лачплесис.

«Мы просили у думы купить дом, так как там уже невозможно было жить», — рассказывает экс-владелец Вильгельм Бернатс. Это дом его супруги, они прожили там более 50 лет. «Наш дом стоит на самом углу. Невозможно было выйти — всё надо менять, и гараж надо переносить, перестраивать всё, поскольку выезд на улицу Смилшу будет закрыт. Это большая работа», — описывает ситуацию Бернатс, добавляя, что, когда началась стройка, в фундаменте пошли трещины. «А если ещё машины поверху начнут ездить, это будет ад». При этом Бернатс считает, что ему не повезло, его семья там с удовольствием жила бы «ещё лет сто». В то же время соседи утверждают, что до выкупа думой, дом уже был выставлен владельцами на продажу.

По проекту напротив дома Бернатса поднимается уровень дороги к мосту. Переносить выезд со двора на улицу А.Пумпура владелец не захотел. Договориться с ним удалось только о выкупе. В такой же ситуации оказались жители противоположного дома №6. Но жители промолчали, возражать не стали, и пока никто не беспокоится, как они будут выезжать со двора.

«Для владельцев остальных домов выезд и въезд со двора будет сохранён, он будет проходить под мостом», — поясняет руководитель проекта Сергей Горник.

В думе уверяют, что проект был согласован с жителями. «Ну вы же знаете, как у нас публичные обсуждения проходят!» — восклицает Горник, намекая на пассивность даугавпилчан.

Видео: Евгений Ратков

Закон в помощь

Общественное обсуждение проекта строительства путепровода проводилось с 15 февраля по 15 марта 2013 года. Встреча в думе с жителями была 27 февраля. Жители уверяют, что это была всего лишь ознакомительная встреча, чтобы соблюсти закон. Они ничего не подписывали.

«Только владельцы дома №5 не согласовали проект, отказались подписывать, остальные жильцы согласовали. Всем было всё показано, и все согласовали», — вспоминает руководитель управления коммунального хозяйства (УКХ) Айвар Пуданс.

Жители уверяют, что изначально по проекту планировалось снести дома, расположенные рядом с путепроводом. «С этим проектом они вызвали нас в думу, всё показали, рассказали и заглохло. Ничего не было. Потом через год они вызвали нас в Строительное управление. Мы пришли. Они на кусочках бумаги показали этот мост, и мы расписывались, что мы ознакомлены. Но мы не давали согласие. Это надо обдумать. А теперь, когда мы пошли к Эйгиму, уже сделан проект и написано, что мы подписались. Ну что это такое? Скопирована подпись и всё», — рассказывает Нина Перемот. В то же время Пуданс уверяет, что дома сносить не планировалось.

«Надо смотреть документы Строительного управления — как они получили разрешение. Строить мост под окнами одноэтажных домиков — это чудо какое-то», — комментирует ситуацию юрист Янис Радионов. Если подписи стоят, то всё по закону. Если нет, то наступает уголовная ответственность. Жителям нужно написать заявление в полицию, что их подписи подделывались.

«Своё согласование должны были дать те жители, владения которых затрагивало техническое решение (как в случае с домом №5 — прим. автора). Например, если перемещался забор, или часть тротуара залазила на их землю. Согласия со стороны остальных жителей в данном случае не требовалось», — говорит заместитель руководителя Управления коммунального хозяйства Артур Джериньш — «Согласовывать надо всё, что строится на расстоянии  ближе 4-х м от чужого имущества. Но это не относится к мостам, путепроводам и инженерным коммуникациям».

«В законности проводимых работ сомнений никаких нет. Проект прошёл все стадии согласования, публичные обсуждения”, — уверяет вице-мэр Игорь Прелатов, в то время занимавший должность руководителя технического отдела УКХ. “Многие отказывались от продажи”, — уверяет Прелатов. “Дума была готова выкупить дома за рыночную цену. На публичном обсуждении каждый имел право высказаться”.

По мнению экс-депутата Петериса Дзалбе, за возникшие проблемы и конфликтные ситуации ответственность должен нести заказчик — Управление коммунального хозяйства. «Со стороны жителей были заявки на продажу дома. Но все специалисты УКХ уверяли жителей, что для них не ухудшатся условия жизни».

Сейчас в УКХ от жильцов поступают жалобы на трещины в фундаменте. «Загнали в землю подпорную стенку, которая должна остановить разрушение. Возникшие из-за вибраций разрушения строители отремонтируют. Может быть проектировщики проекта виноваты: не подсчитали, что на глубине пяти метров под асфальтом должен быть коллектор», — рассказывает Пуданс.

На какую помощь могут рассчитывать жители? «На закон», — отрезает Горник. Есть Закон о строительстве, правила КМ № 500 (общие строительные правила), правила КМ №633 (строительные правила автодорог и улиц). Пока по проекту жильцам только обещают поставить новые окна и отремонтировать фундамент близлежащих к дороге домов.

Остальные вопросы о компенсации будут решать в рамках закона, вплоть до судебных разбирательств.

«Мы как заказчики – своей вины не видим. Это ответственность строителей. Но такие вопросы быстро не решаются», — говорит Горник, добавляя, что нелогично что-то ремонтировать, пока идёт стройка.

«На какую-то конкретную компенсацию жители смогут рассчитывать только к концу стройки. И при этом надо доказать свою позицию. Например, у многих жильцов облицовка кирпичами деревянного сруба незаконная, без документации. И с этой облицовкой проблемы. Если официально подавать требование, то никто не удовлетворит», — говорит руководитель проекта, подчеркивая, что обсуждение этой темы уходит скорее в эмоциональное русло.  “Пусть жильцы лично обращаются за компенсацией или с предложением продать дом”, — советует Горник с намеком на лишнее внимание к проблеме прессы.

Некоторые просто звонят и говорят: «Зачем мне этот мост? Но уже всё, проехали. Мост там будет», —  подытоживает Горник.

Юрист Марис Габранс считает, что ситуацию с каждым участком нужно рассматривать отдельно. «Нужно идти к адвокатам, которые специлизирутся на земельным вопросах. Конечно, это деньги, адвокат не будет работать бесплатно. Обращаться к юристам в думе бессмысленно — они против себя работать не будут. Надо искать какую-нибудь государственную институцию, которая будет защищать интересы владельцев домом», — говорит Габранс.

Жители планируют обратиться в Службу строительного контроля и написать письмо госсекретарю.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
3 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

Более подробно о строительстве путепровода «Чайка» писала здесь.

trackback

[…] «Чайка» уже писала, строить мост начали в 2017 году. Общественное […]