«Предков нехорошо забывать, они ведь не просто так свои жизни в войнах отдавали», — Юрий Ленчевский, поисковая группа «Память»

Организация Atmina. Фото из личного архива Юрия Ленчевского
Организация Atmina. Фото из личного архива Юрия Ленчевского

26 октября, в субботу, в 12 часов дня, на католическом кладбище посёлка Извалта будут перезахоронены останки 10-ти бойцов, погибших во время Второй Мировой войны. Общество Atmiņa («Память») приглашает всех неравнодушных жителей прийти и почтить память павших. «Чайка» поговорила с одним из организаторов поисковой группы, Юрием Ленчевским, который рассказал, чем занимается Atmiņa и зачем это нужно, об опасностях этого дела и о «чёрных копателях».

Подъем бойца ВОВ, июль 2019, Латвия. Фото из личного архива Юрия Ленчевского
Юрий Ленчевский. Подъем бойца ВОВ, июль 2019, Латвия. Фото из личного архива

Об организации Atmiņa

Atmiņa – общественная организация, состоящая из энтузиастов – «копателей». Она  создана совсем недавно – в январе 2018 года. До этого большая часть её участников состояла в других похожих организациях. «Всё было очень тормознуто, поиски часто затягивались из-за бюрократии. Чтобы всё проходило быстрей, мы и создали свою организацию», — говорит Юрий. Теперь проблем с бюрократами стало намного меньше.

Самому Юрию 47 лет. По профессии он экскаваторщик, работает в строительной фирме.

Всего в обществе около 15 человек, это люди самых разных профессий: мясники, автомеханики, строители. Занимаются они раскопками и из-за увлечения историей. В Деменском крае, например, живёт Владимир, человек очень хорошо знающий историю Даугавпилсского края и обладающий «феноменальной памятью». Владимир помогает с историческими документами – работает в архивах.

Но вообще профессиональных археологов и историков нет – общество любительское. Совсем молодых людей тоже нет – в основном люди среднего и старшего возраста. «Нам и самим проще без молодых – так легче организовываться», — говорит Юрий.

Молодым людям в Atmiņa рады, но, как говорит Юрий, они заинтересованы в молодёжи с более серьёзным подходом: «Нам в организации, не нужны люди на одни раскопки, они нужны на постоянной основе». 

Юрий — один из организаторов, всего в обществе их трое  – кто-то занимается подготовкой бумаг и контактирует с бюрократами, кто-то договаривается с местными жителями о проведении раскопок, двое живут в Латгалии, третий в Риге. Общаются участники Atmiņa в основном через интернет и по телефону, есть и своя группа в WhatsApp.

Организация уже успела себя зарекомендовать – о ней знают и в России, и в Польше. Уже дважды Atmiņa участвовала в так называемых «международных вахтах» — вела раскопки на Калининском фронте около Ржева. 

Зачем всё это нужно?

«Предков нехорошо забывать, они ведь не просто так свои жизни в войнах отдавали. Хоть таким образом надо почтить их память», — вот как Ленчевский отвечает на этот вопрос. Идеальное общество, по его мнению, не должно забывать о своих погибших гражданах, ведь если оно забывает про такие вещи, то может повторить события и ошибки прошлого.

О том, почему становятся «копателями»

В обществе Atmiņa люди, по словам Юрия, появляются в основном потому, что не забывают о войне и её жертвах и хотят помочь другим людям: «В принципе у всех предки воевали, а у некоторых и без вести пропадали. Может, мы кого-то здесь найдём, а кто-то за границей найдет чьих-то там пропавших родственников».

Сам Юрий попал в поисковую группу совершенно случайно: раньше в основном увлекался охотой и рыбалкой, «Потом стало чего-то не хватать. Купил металлоискатель – год или два походил… Чего-то не хватает… А потом узнал, что есть такие вот ребята-поисковики и к ним примкнул, и вот теперь я спокоен», — делится он.

О раскопках в Латвии, и в России

Участники поисковой группы ищут данные о пропавших без вести солдатах сами – с помощью российских исторических архивов, проверяя «легенды» местных жителей (так копатели называют непроверенную информацию и слухи), а иногда  находят захоронения случайно. Один раз во время раскопок рядом с Илуксте наткнулись на крупнейшее захоронение: планировали найти 60 человек, а нашли 600… В десять раз больше.

Юрий говорит, что в Латвии раскопками и поисками останков солдат мировых войн никто не занимается, по крайней мере, на государственном уровне, это удел энтузиастов: «А зачем вы вообще эти останки трогали? Пускай бы ещё лет десять-пятнадцать они полежали бы. А у нас хоронить негде эти останки… Вот будут деньги, тогда может быть, когда-нибудь…», — отношение властей к тому, чем занимается он и его коллеги, по словам Ленчевского, сугубо прагматичное. Из бюджета страны Atmiņa тоже не финансируется – всё делается на собственные деньги участников.

В России всё иначе – есть такое понятие как «вахта». Вахта – это экспедиция по поиску без вести пропавших солдат и их останков, после вахт останки хоронят. Такие «вахты» устраивает, например, российское военно-историческое общество (РВИО). Каждая вахта — это целый палаточный «город». На вахтах дежурит МЧС, постоянно присутствуют антропологи, людям, занимающимся поисками, читают лекции – к примеру, как определить примерный возраст костей. Участникам вахт дают определенный район для поисков. Вообще, порядки в таких экспедициях почти армейские – есть чёткий распорядок дня.  Не успел позавтракать вовремя – твои проблемы.

Каждая такая экспедиция почти полностью оплачивается правительством России, участники платят только за то, чтобы добраться до места проведения вахты. Вахты эти международные.

Общество Atmiņa уже дважды участвовало в «вахтах» — последний раз этой весной, в мае, на территории Калининского фронта, подо Ржевом, где во время Второй Мировой войны в боях погибло около 400 тысяч русских солдат. Раскопки велись тогда в так называемом «городском лесу». По словам Юрия это было непросто: «Это настоящая тайга почти… Болота, комарьё…».

Вахта подо Ржевом. Фото из архива Юрия Ленчевского
Вахта подо Ржевом. Фото из архива Юрия Ленчевского

О реакции окружающих и «чёрных копателях» 

В целом люди адекватно реагируют на то, чем занимаются Юрий и его коллеги. Особенно батюшки и другие священнослужители: «Мне один батюшка как-то сказал, что нам всем место в раю уже забронировано, рядом с солдатами этими».

«Чёрными копателями» их называют редко, он, например, вспоминает один такой случай: «Как-то раз узнали из архивов, что есть санитарное (временное) захоронение. Оно было на частной земле. А у хозяйки земли был сын, и он был очень недоволен нашей просьбой о раскопках – кричал, ругался и называл «чёрными копателями». Мы его переубеждать не стали, но потом приехали с официальным разрешением на «подъём» (раскопки) от комитета братских кладбищ. В итоге сын этой женщины сам у меня из рук выхватил лопату, и копать начал – хотел нам помочь, понял, что мы не «чёрные» никакие…».

К людям, занимающимися раскопками ради собственной выгоды и для коллекционирования, Юрий с коллегами относятся нейтрально, они называют их «копари». Плохо относятся только к людям, забирающим вещи с тел. По мнению Юрия и его коллег, поступать так – это самое настоящее ограбление. Никто не берёт себе вещей с останков, всё позже хоронится вместе с человеком. Брать вещи покойного это, к тому же, и плохая примета. В отличие от «копарей», правда, Юрий и его единомышленники не настолько суеверны, в Бога тоже мало кто верит. Сам он об этом говорит уклончиво: «Я крещеный, но не религиозный…».

Подъем бойца ВОВ, июль 2019, Латвия. Фото из личного архива Юрия Ленчевского
Юрий Ленчевский. Подъем бойца ВОВ, июль 2019, Латвия. Фото из личного архива

Об опасностях и медведях

Работа с человеческими останками — это всегда риск. Можно заразиться какой-нибудь болезнью. Ну, или так принято думать, по крайней мере. На самом же деле риск заразиться, скажем, столбняком на раскопках, не больше, чем риск порезаться и заразиться столбняком на собственной кухне, дома – уверен Юрий. Реальную опасность, по его словам, представляют другие вещи – неразорвавшиеся снаряды и гранаты – с таким на раскопках они встречаются достаточно часто.

Предупреждение для участников раскопок, вахта подо Ржевом. Фото из архива Юрия Ленчевского
Предупреждение для участников раскопок, вахта подо Ржевом. Фото из архива Юрия Ленчевского

Но существуют и другие опасности: «Не знаю, насколько это забавно (смеётся), но на вахте во Ржеве, в лагере, было такое предупреждение: «Будьте осторожны! Замечена медведица с медвежатами!». Ну, мне, наверное, было бы поздно уже быть осторожным, если б я медведя увидел, надо было бы уже о чём-то другом думать (смеётся)». 

О том, как проходила Международная поисковая экспедиция «Ницгале-2019» с 14 по 23 июня 2019 года можно посмотреть здесь.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
2 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] группа «Память«, о которой […]

trackback

[…] Генконсульство России уже неоднократно высказывалось о своём отношении к теме старого Гарнизонного кладбища. Генконсул Евгений Колесников передал членам хозяйственного комитета думы копию схемы захоронений на этом кладбище, составленную в 1916 году. Эту схему нашли поисковики из Даугавпилсского отряда «Память». […]