«Когда внутри темно и всё не так, я рисую. Сначала чёрные краски сами выплёскиваются, а потом светлые появляются», — Лелде Кундзиня

Лелде Кундзиня на открытии своей выставки. 9 января 2020 года, Даугавпилс. Фото: Евгений Ратков
Лелде Кундзиня на открытии своей выставки. 9 января 2020 года, Даугавпилс. Фото: Евгений Ратков

Лелде Кундзиня, художница, мама троих детей. Родилась в Лиепае, детство провела в живописном местечке Странте, рядом с Павилостой. Около 10 лет живёт в Даугавпилсе. 9 января в Центре польской культуры открылась персональная выставка её картин «Таинственный сад», мы рассказывали об этом здесь. Её работы запали в душу, и нам захотелось познакомиться с ней поближе. Лелде рассказала о силе мысли, живописи как психотерапии и любви к себе.

О детстве

Я с самого детства рисую. Моя мама хорошо рисовала. Говорят, и папа тоже. Но я его не знаю. Он приехал работать в Лиепаю на фабрику «Красный квадрат», там с мамой и познакомился. Он по национальности грузин. Так что я тоже наполовину грузинка. Когда уезжал, маму с собой звал, но она не поехала. 

Мама нас пятерых детей одна воспитывала. У меня толком и карандашей не было, какими-то обломками рисовала. Мама мне рассказывала, что я в детстве под стол залезала, лампу там включала и до ночи рисовала. 

Помню, иногда чувствовала себя одиноко. И тогда рисовала большой дом, а мы с сестрой и братьями — принцы и принцессы, которые там живут. Цветы тоже рисовала. Думаю, красоты мне хотелось, вот я её сама и творила.

О переездах

В 16 лет приехала в Даугавпилс учиться в Саулес школу. Это был первый год, когда её только открыли. Так как здесь жила моя старшая сестра, мама отпустила меня с лёгким сердцем. После школы уехала в Екабпилс. Вышла замуж. Родились дети. В Екабпилсе работала художницей и гидом в музее в Крустпилсском замке. Провела там 10 лет, но так и не прижилась. Не мой город. 

О возвращении в Даугавпилс

Вернулась опять в Даугавпилс. Знала, что здесь художники живут. Было у меня какое-то рвение души, чувство, что у меня здесь получится.

В Даугавпилсе в первые годы тоже не просто приходилось. Работу поначалу найти не могла. Рисовать не на чем было, кисти обшарпанные, краскам не знаю, сколько лет было. И рисовала я на полу, так как мольберта тоже не было. Но это меня, слава Богу, не останавливало.

Сейчас у меня всё для работы есть. Смотрю на свой путь назад и не знаю, как я всё выдержала, где силы черпала? 

О первой выставке

В Даугавпилсе я много добрых людей повстречала. Некоторые из них стали моими друзьями. Во многом благодаря им я смогла здесь реализовать себя как художница. Помню в 2013 году пришла на фотовыставку Алины Петкун в Центр польской культуры. Тогда ещё у меня знакомых здесь совсем мало было. Разговорились с Алиной, а она  говорит мне: «Надо и тебе выставлять свои работы». Тут же познакомила меня с руководителем Центра польской культуры Жанной Станкевич. В общем, у меня на тот момент ни красок, ни картин не было, но насчёт выставки мы уже договорились. Ну а потом пошло-поехало. 

Помню, что перед первой выставкой я очень волновалась, подготовила речь, а на открытии все слова перепутала. Но в итоге всё прошло душевно, я чувствовала, что люди меня с открытым сердцем приняли. А меня гордость переполняла, что я этот шаг сделала, и всё получилось. Я поняла, что с преодолением трудностей достоинство появляется, ты сам себя ценить начинаешь.

О силе мысли

Когда мы в Даугавпилс переехали, Центр Марка Ротко ещё достраивали. И все говорили, что скоро будет открытие и туда только элиту города пригласят. Я очень любила по Крепости гулять. Помню, смотрю на центр и говорю себе: «Я там на открытии обязательно со своей картиной буду». Не знаю, почему я так думала, повода для этого у меня на тот момент совсем не было. Перед открытием объявили, что латгальские художники могут присылать свои работы. Я отослала свою картину. Пришёл ответ, что картина принята и будет выставлена на открытии. 

Открытие Центра Марка Ротко для меня настоящим событием стало. У меня получилось то, о чём я только мечтать тогда могла. Я верю в силу слова и мысли. Когда ты чего-то сильно хочешь, важно говорить и думать об этом. Ну и, конечно, делать.

Об отношении к Даугавпилсу

Мне очень комфортно в Даугавпилсе. Я знаю, что многие ругают город, как местные, так и все остальные. Иногда рижане мне говорят: «Да, что этот Даугавпилс и Латгалия? Село!». Я им отвечаю: «Даже не смейте так говорить!». У Даугавпилса есть потенциал, только и самим людям активнее нужно быть. 

О работе

Я работаю в «Саулес школе» в Даугавпилсе и в художественной школе в Илуксте. Преподаю живопись, рисунок, текстильное искусство. Считаю, что пока дети маленькие, не нужно их чётко по правилам учить рисовать. У них внутри всё уже есть, им только нужно дать возможность выразить то, что они видят и чувствуют. А миссия учителя — избавить от страха. Я какие-то детали могу подсказать, но сильно стараюсь не направлять. У них такие шедевры получаются! 

О детях

С мужем мы развелись, дети живут со мной. Дочке, она самая старшая, уже 20 лет. Совсем самостоятельные стали. Иногда думаю, что, может, я  что-то упускаю, чего-то не успеваю им дать. Но надеюсь, что являюсь для них хорошим примером. Они — мои самые строгие корректоры. Я им доверяю, прислушиваюсь к их критике. Особенно к младшему. Ему 12 лет, он очень хорошо цвет, объём чувствует. Дочь больше по стилю замечания делает. Но чаще соглашается, говорит: «Ой, мама, хорошо, хорошо!». 

О живописи как психотерапии

Когда внутри темно и всё не так, я тоже рисую. Прохожу через свои проблемы, перекладывая на холст каждую мысль, каждый период жизни, за который плакала и грустила. Сначала чёрные краски сами выплёскиваются, а потом светлые появляются. И эти картины объёмные, с содержанием получаются. А я освобождаюсь. Для меня — это психотерапия. 

Я и детям в школе говорю: «Если вас что-то беспокоит, на родителей злитесь или с друзьями поссорились, выплесните это на картину». Дети так и делают, и тогда у них бабочки или небо чёрного цвета выходят. Но пугаться или вмешиваться не нужно. Просто они так видят в тот момент. Зато потом на смену тёмному, яркое и светлое приходит.

О работе на заказ

Свои картины, так же, как и другие художники Даугавпилса, выставляю в галерее Белая лошадь. На заказ картины не рисую. Потому что, если я хорошо не знаю заказчика, не понимаю его, то работа над картиной высасывает, вся творческая энергия из меня уходит. 

Шаржи и портреты иногда рисую. Был один забавный случай. Как-то в Даугавпилсе проходили международные соревнования по снукеру. Много разных людей со всего мира в город приехало. И вот один из них, то ли еврей, то ли грузин, ну в общем колоритный такой, обратился ко мне с просьбой нарисовать его папу с мамой. Мол, родители в разводе, а на портрете их воссоединить нужно. Дал мне какие-то старые фотки, отдельно папа, отдельно мама. Папу я «поймала», а вот с мамой загвоздка вышла. Так как фотка старая, солнцем высвеченная, черты лица не уловить было. В общем, нарисовала я ему родителей, показываю, он такой смотрит, смотрит на портрет, а потом как выпалит испуганно: «Папа — мой, но мама — не моя!». 

О приоритетах

Я люблю петь, танцевать сальсу. Но это в перерывах между работой. Например, чтобы к выставке подготовиться, требуется много времени. Поэтому, когда нужно рисовать картины для экспозиции, я отказываюсь от танцев и пения и полностью погружаюсь в живопись. Только этим и живу в такие периоды. 

Работаю над картинами дома. Дети расходятся, а я достаю краски и начинаю рисовать. В основном я утром рисую, но бывает и до ночи просидеть за картиной могу. Люблю рисовать, когда тишина, все спят. В это время попадаешь в поток, и краски сами на холст льются.

О мастерской художника

Я мечтаю, чтобы у меня была настоящая мастерская. Когда я училась в Саулес школе, одним из наших учителей был известный даугавпилсский художник Леонид Баулин. Никогда не забуду, как привёл он нас в свою мастерскую. У меня до сих пор перед глазами его большие мольберты, банки с красками, кисти, холсты. Именно в тот момент я по-настоящему захотела стать художницей, заразилась этим. 

Когда я с учениками, то всегда тоже стараюсь особую атмосферу создать. Может они художниками не станут, но тяга к творчеству, прекрасному останется.

О вдохновении

Сама вдохновляюсь от творчества великих художников. Самый любимый — импрессионист Клод Моне. Обожаю его произведения «Маковое поле», «Утро», «Кувшинки». У меня дома каталоги с его картинами. Смотрю на них и наслаждаюсь. Постоянно пересматриваю, пытаюсь понять, как он цветовые гаммы складывал, учусь у его картин. 

О внешности и любви к себе

Мне нравится быть яркой, экспериментировать со внешностью. Всё зависит от того, как я себя в определённый момент времени ощущаю. Недавно покрасила волосы в красный цвет. Хотела Новый год по-другому, не так как всегда начать. Без салатов и суеты. Впервые за долгие годы отмечала его одна. Отправила детей к бабушке, купила себе торт, икру. И наедине с собой встретила. Может это кому-то покажется странным, но мне хотелось именно так, и я позволила себе это. Научилась себя слышать. 

Раньше мне было важно, что окружающие про меня подумают, что скажут. Из-за своих комплексов всегда хотела другим понравится. После 40-ка это стало не важно. Сейчас я больше принимаю и люблю себя. Стараюсь жить в гармонии с собой, тогда и с другими гармония появляется.  

Об отношениях мужчины и женщины

Идеально, когда мужчина и женщина — это две самодостаточные личности, которые поняли сами себя, простили себе своё прошлое. У каждого из них — любимое дело. Мужчина не ищет своё счастье в женщине, а женщина не ищет его в мужчине. Счастье — внутри каждого из них, и они делятся им друг с другом от избытка. Дети видят счастливых родителей, и сами учатся быть такими.

Выставка «Таинственный сад» будет работать до 4 февраля. Время работы в будние дни с 10:00 до 18:00, суббота, воскресенье — выходной.  Приходите, не пожалеете!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments