Стереотипы о ромах. Почему люди боятся цыган

Илона Ермолаева, у которой на двоих с мужем Александром Бейнаровичем 13 детей

В Латгалии живут около тысячи ромов. Многие из них скрывают национальность, боясь не получить работу или предвзятого отношения к детям в школе. Это единственная народность, проживающая рядом с нами, о жизни которой уровень отрицательных представлений в обществе зашкаливает.

Это первый материал проекта «Ромы в Латгалии», который рассказывает, с какими стереотипами приходится сталкиваться ромам и что они сами об этом думают.

Незнание порождает страх

Боязнь цыган – очень распостранённый стереотип, при этом сами ромы не могут его объяснить. «Не понимаю, почему цыган боятся. Не нужно нас бояться, мы такие же люди, как и все», — говорит Дана Тумашевич, которая не раз сталкивалась с настороженностью и недоверием окружающих.

Дане приходилось доказывать, что ей можно доверять. «Когда  училась в школе,  не чувствовала, что меня кто-то боится. В школе было много цыганских детей. Спасибо моим одноклассникам. Конечно, без шуток не обходилось, но они не были обидными, никто меня не задевал, а воспринимали, как любого другого», — говорит Дана, которая сейчас работает помощником учителя в своей родной Даугавпилсском средней школе №6 имени Райниса.
Поступив в Даугавпилсский университет, вначале приходилось доказывать, что цыган не стоит бояться. Дана – единственная представительница ромов в вузе.

«Сначала однокурсники даже не понимали, что я цыганка, потому что у меня зелёные глаза, немного смуглая, как будто слегка загорелая кожа. Они уже привыкли ко мне, когда узнали мою национальность. Кого-то это шокировало, некоторые девочки с моего факультета сначала держались со мной осторожно, но сейчас мы подружились. Девочки честно сказали, что всегда боялись цыган. Но я хороший человек, я очень открытая, коммуникабельная, верующая, мне нравится помогать людям».

Ромам труднее найти работу

Жанна Астапкович из Краславы с мужем воспитывают четверых детей.

«Работы здесь и так нет, а меня не берут, потому что смуглая. Ходила устраиваться во многие места – в магазины, например, но мне говорили: ждите звонка. И не звонили. Семью содержать тяжело, работает один муж, а один из детей с инвалидностью».

С дискриминацией сталкивался ребёнок Жанны: «Дочерей и младшего сына не обзывают в школе, а старшего — да. Он смуглый, его обижают. Я несколько раз уже ходила в школу разбираться. Он не виноват в том, что много болел и долго лежал в больнице, много в школе пропустил».

Руководитель Краславского общества ромов Лидия Чубревич говорит, что общество всегда боялось цыган, но раньше к ним был больший интерес, например, танцевальный коллектив ромов приглашали на праздник города. Недавно Лидия пережила неприятные эмоции, когда пришла в городскую баню. Кассир сказала, что другие не хотят мыться вместе с цыганами.

«В каком веке мы живем? Почему про цыган так плохо думают?»

Лидия говорит, что раньше такой расовой дискриминации не было, ромы могли найти работу в разных местах, были хорошими мастерами. Теперь отношение изменилось. Нет государственной принадлежности, и это огорчает. «Когда просим помощи общими усилиями решать эту проблему, то чаще всего отказывают. Может, хотят, чтобы эта нация вообще вымерла», — расстраивается Лидия.

Несмотря на то, что Лидия живет в Краславе с рождения и человек в обществе известный, найти работу здесь не может. По этой причине поехала искать средства к существованию в Великобританию, где прожила почти 4 года.

«Почему здесь не берут на работу? Во-первых, потому, что я цыганка, во-вторых, мой возраст приближается к 60-ти. Читаю объявления в газете, звоню, договариваюсь, что приду на собеседование. Только видят, что я цыганка, сразу говорят, что нет ни работы, ни рабочих мест».

В Государственном агентстве занятости ей ничего не предлагали. «Статус малообеспеченной тоже не дают, потому что я не задекларирована. Я живу в съёмной квартире, хозяин не хочет декларировать арендаторов. У меня нет своего дома», — говорит Лидия Чубревич. Пока она работала за границей, чтобы оплатить долг за квартиру, выделенную самоуправлением, её выселили – и больше нет ни нажитых вещей, ни документов: «Когда вернулась, коммунальная служба сказала, что все мои вещи утилизированы. Судиться нет ни денег, ни сил».

Недоверие к цыганам в обществе часто связано со стереотипом о том, что цыгане могут обмануть, обокрасть, что они употребляют наркотики. Лидия Чубревич говорит, что отчасти это обоснованно, поскольку такая проблема, по крайней мере, в Краславе, существует. «Если один цыган сделает что-то плохое, то в обществе появляется мнение, что все цыгане такие. Но ведь в каждой нации есть свои плохие и хорошие. Цыгане – национальное меньшинство, за них некому вступиться», — говорит Лидия.

О том, что у них возникали проблемы при трудоустройстве, говорят и другие ромы Латгалии. Они просят не называть имен, чтобы потом не было неприятностей. Причин отказов две – внешность и национальность, но этого в глаза прямо не говорят.

Цыган в роли еврея

Ром из Краславы Михаил Тумашевич замечает: «Шаблоны и стереотипы в обществе есть о каждой национальности. В отношениях «работодатель – работник» важно, чем руководствуется человек, который не берёт на работу другого по национальному признаку, а не по его способностям. А цыгане всегда были работящими».

Михаил рассказывает, что в его жизни бывали ситуации, когда при нём кто-то обсуждал цыган, но потом, узнав, что такой есть среди  них, удивлялись. «Было и так: знакомые, желая показать, какой я весь хороший, говорили кому-то: ну вот он — вообще не цыган».

Михаил недавно снялся в массовке латвийского фильма «Город у реки», но в нем он сыграл еврея. «Я не сильно на цыгана похож, но что-то есть. Я про кастинг слышал, но не пошел, а потом врачи в поликлинике уговорили», — смеётся он.

Михаил с женой Алиной – родители 12-ти детей, их семья — самая многодетная в Краславе. Старшие уже живут отдельно, в Польше, Риге, Даугавпилсе. Младшие с ними, у дочки Анны синдром Дауна. Алина по национальности русская.

«Наши дети говорят: мы не цыгане. Но не потому, что это как-то унижает их достоинство, нет. Просто они — люди мира, им это не столь важно. Знают языки. Мы давали им разные имена – и цыганские, и латышские, и интернациональные. У нас есть дочери Расма и Зарина, София и Анна, сыновья Марк и Максим и т. д.». 

Цыганским языком заинтересовалась дочь Тумашевичей Мария. «У неё подружка — цыганка, вот она и выучила язык. Мы скачали учебник цыганского языка, изданный в России. Я сам знаю цыганский и с мамой только на нём говорю. Жена понимает, но не говорит», — рассказывает Михаил.

«Своя» кровь ближе

Александр Бейнарович живет в поселке Амбели Даугавпилсского края. На двоих с женой Илоной Ермолаевой у них 13 детей. У Александра от первого брака их 8, у Илоны — 5. Вместе  с родителями в доме живут 8. Остальные создали семьи, уехали в Даугавпилс.   

О так называемой закрытости ромов Илона говорит: «Наоборот, мы самые открытые». Александр продолжает, что все национальности смешались, и сожалеет о прошлых временах: 

«Для меня не приницпиально, чтобы жена цыганка была. Но своя кровь есть своя».

О дискриминации Александр с Илоной говорят коротко: от «всякое бывает» до «нет у нас такого». «Это везде так», — считает Илона, рассказывая о стереотипах, с которыми приходится сталкиваться со стороны общества. «На работу идешь устраиваться, видят: а-а, цыган… Значит всё, работы нет. Значит, украдёшь. И с таким приходилось сталкиваться… Всё было. От госагентства занятости, если получалось, то работала, а как устраиваться, так не брали. Правда, вон какая семья, когда тут работать».

Одна из дочерей Александра и Илоны, Есения, на вопрос, сталкивалась ли она с дискриминацией в школе, отвечает: «Да пусть только попробуют».

Александр Бейнарович больше думает не о стереотипах, а как семью прокормить, но о работе говорит общими фразами: «Постоянная работа у нас такая: купи-продай. У всех этот бизнес. В город выбираешься каждый день. Машину покупаешь, перепродаёшь. Вот видите: телевизор на продажу стоит. Вот так и живём. Тут купил, тут перепродал».

Важно не забывать своих предков

Иван Левицкий (27 лет) из Даугавпилса сейчас безработный. Он один из тех, кто потерял работу из-за пандемии коронавируса — работал администратором в игровом клубе.

К стереотипу о закрытости ромов относится скептически. Не отрицает, что есть замкнутые люди, но зависит от семьи. «Кто более продвинутый, спокойно общается с другими, но есть закрытые семьи, где дети должны жениться только на своих, т. е. на цыганах. Мой отец придерживался правил: жена — только цыганка. А дядя, наоборот, спокойно воспринимал и не навязывал.

Отец постоянно говорил, что надо больше к цыганам двигаться. Когда я моложе был, отца больше слушался. Потом умнеть стал, и понял — глупости это. Надо общаться с теми, кто тебе интресней”.

О своей национальности Иван говорит:

«Я цыган, так с детства говорили. Самое важное, что от отца усвоил — это знать прошлое. Я до прадедушки-прабабушки всех знаю. Отец рассказывал: если приходит цыган в гости, то сразу расспрашивают, кто твой отец и мать. Начинают выяснять, кто кого знает. Находят общих знакомых, сразу уважение. Это, значит, достойный человек. Отец очень следил за линией родословной. Говорил: «Твой прадедушка — известный цыган в Даугавпилсе, его все уважали». Иван — единственный ребёнок, у его бабушки было пятеро детей, а у дяди трое: «Сейчас это нормально, когда 1-2 ребёнка в семье».

Сам он с прямой дискриминацией по национальности не сталкивался: «Я особо не похож на цыгана, как многие себе представляют, а потом спустя время после общения узнают, удивляются и у них меняется представление о цыганах. До этого представляли, что все цыгане плохие, а после знакомства со мной оказывается, что другие есть».

В паспорте – пустая графа или другая национальность

Сложности в трудоустройстве – одна из причин, почему ромы не пишут в паспорте свою национальность. У рома из Калупе Даугавпилсского края Ромуальда Бейнаровича в графе «Национальность» в паспорте пусто. «Вы же сами понимаете, почему. Это осложняет устройство на работу».

В волости его и так все знают, и он на себе не ощущал какого-то неравноправного отношения. Но в паспортах его детей написано «латыши», частично это потому, что жена латышка.

У Лидии Чубревич в паспорте тоже не написана национальность. Не писать национальность ей посоветовали в Управлении по делам гражданства и миграции.

У Даны Тумашевич в паспорте написано «русская». Это её выбор. «Почему? Чтобы было проще. Если сейчас буду менять паспорт, вообще не буду писать национальность. И так все ясно, если на меня посмотреть», — говорит Дана и отмечает, что гордится своей национальностью, но запись в паспорте влияет на возможность рома устроиться на работу.

В паспортах у всех детей Александра Бейнаровича и Илоны Ермолаевой написано, что они русские. На вопрос, почему, он отвечает: «У неё русский муж был, у меня русская жена была, ну вот по ним и пошли бумаги».

Чиновники притворяются глухими

Президент международного союза ромов, руководитель Центра культуры ромов Латвии Нормунд Рудевич вместе с коллегами много лет занимается тем, чтобы доказать обществу – ромов не нужно бояться.

«Почему боятся цыган? Потому что не знают их. Наша главная задача – победить этот страх. Вся деятельность центра направлена именно на это. Мы проводим масштабные фестивали ромской культуры, выставки о нашем народе, приглашаем людей в наш музей, исследуем тему геноцида ромов, делаем передачи на радио и ведём активную международную деятельность, сотрудничая с ромами со всего мира».

Он не скрывает, что отношение к ромам в Латвии как со стороны государства, так и общества всегда было, мягко говоря, настороженным. Впрочем, как и во многих других странах.

«Открытой дискриминации в Латвии нет, но есть скрытая. В глаза никто не скажет: «Мы не возьмем тебя на работу, потому что ты цыган». Но не возьмут. Цыган может знать языки, быть специалистом высокого класса, и в паспорте у него будет написано, что он латыш, что он гражданин, но если у него, как говорится, на лице написано, то шансов почти нет. Нам не дают кредиты. А люди не пойдут в парикмахерскую, если узнают, что хозяин — цыган», — говорит Н. Рудевич, который был депутатом 7-го Сейма и активно отстаивал интересы своей нации на самых разных уровнях, в том числе и в Брюсселе.

В 2016 году Н. Рудевич в интервью «Neatkarīgā rīta avīze» рассказывал, как общался в Брюсселе с чиновником, отвечающим за проблемы интеграции ромов. Тот заявил, что нации ромов вообще не существует, что ромы – это такой «бренд», в каждой стране он есть.

«Я общаюсь с властью, но реального толку мало. Нас никто не поддерживает. За 2 года наш центр написал 13 проектов в самые разные фонды – Фонд культурного капитала, Фонд интеграции, в программу ЕС «Eiropa pilsoniem». И ни один из них не получил поддержку», — рассказывает Нормунд.

«Всё это повелось с 15-го века, когда ромы пришли в Европу. Их сразу оклеймили – что они грязные, необразованные, разносчики болезней. Об этом писалось в художественной литературе, прессе. При этом все забыли, что ромы всегда были кочевниками и вестниками – они перемещались из страны в страну и несли людям благие вести, новости, знания. Они ни с кем никогда не воевали, жили в гармонии с природой», — говорит руководитель.

Ром или цыган?

Лидия Чубревич считает, что это не имеет значения, важен контекст:  «Если мне говорят: «Закрой рот. Грязная цыганка», то, конечно, это задевает. Бывало и такое».

Ромуальд Бейнарович гордо называет себя цыганом: «Русский, латыш, цыган – какая разница. Это ведь национальность, а не оскорбление».

Михаил Тумашевич говорит, что цыган в Краславе всегда называли цыганами, а не ромами, и это не оскорбительно.

Говоря о том, как правильно – цыган или ром, Нормунд Рудевич отмечает: «Мы сами себя цыганами не называем. Цыган – это кличка. Как москаль, хохол, чанглс. В Венгрии, Болгарии, Югославии, Франции, Швеции цыган — вообще ругательное слово».

Представления меняются, когда люди больше узнают

То, что о цыганах существует масса стереотипов, говорит старший специалист музея рода Скринд в Вабольской волости Илзе Озолиня, которая 5 лет назад провела исследование о калупских ромах.

Илзе была приятно удивлена, встретив ромов, потому что стереотипы о них в реальной жизни сломались, мысли изменились.

«Жилье ромов оказалось очень чистым, прибранным, сами ромы – очень добродушные, душевные и гостеприимные люди, они с удовольствием общались. О них создалось впечатление, как об очень честных людях», — говорит Илзе. На тот момент в волости жило около 10 семей ромов, ей вместе с руководителем музея Анной Лаздане удалось встретить четырёх и расспросить их о культуре, традициях и быте ромов. Илзе говорит, что ромы из-за стереотипов общества не всегда охотно шли на контакт.

Анжелика Трейклере — cтудентка 3-го курса Даугавпилсского университета. Она пишет дипломную работу для интеграции детей-ромов в начальной школе. Должна получиться методика, которая поможет, как детям, так и учителям.

Анджелика по национальности не ром, но тема ей интересна, так как много лет дружит с ромами. Дана Тумашевич – её лучшая подруга, они вместе закончили среднюю школу, поступили в университет. Сейчас, как и Дана, работает помощником учителя в Даугавпилсской средней школе №6 им. Я. Райниса, которую закончила несколько лет назад. 

«О цыганах очень много стереотипов. Многие относятся к ним негативно, но если погрузиться в их бытовую жизнь — это совсем другие люди. Очень общительные, даже доброжелательные. Всегда помогут, поддержат, но в обществе их воспринимают криминальными людьми. На самом деле это не так. Со стороны они закрытые, но после общения открываются. У меня этих стереотипов не было может, потому что с детства знала этих людей».

Директор Малтской средней школы Винера Димпере говорит, что ей чужды стереотипы о ромах. В течение 15 лет школа успешно осуществляла проекты по интеграции ромов в общество, как детей, так и взрослых. Малту, как и многие населенные пункты Латгалии, в разные времена называли цыганским городком. Сейчас семей ромов осталось меньше, но в школе учатся около 10 детей. «Не помню, чтобы в школе были конфликты на национальной почве», — говорит Венера.

В рамках одного проекта в дошкольной группе Малтской средней школы помощником учителя работала цыганка Роза Чубревич. «Она мне очень помогала, с детьми хорошо ладила. Даже в голову не приходило никогда – как это: не взять на работу, потому что ром?», — говорит директор и вспоминает, что раньше, когда в Малте был филиал завода VEF, там трудилось много местных цыган. Винера характеризует ромов как приветливых, работящих, благодарных людей.

Немного статистики

В Латвии, по данным Управления гражданства и миграции, в 2019 году проживали около 7 тысяч ромов, по данным Центрального статистического управления — около 5 тысяч.

В 2015 году исследование агентства «Latvijas fakti» пришло к выводу, что в стране может проживать 10-15 тысяч ромов, так как многие скрывают свою национальность, боясь дискриминации.

В своих следующих материалах команда R Media расскажет о таких темах, как образование ромов, их культура, быт и традиции, а также об истории ромов на территории Латвии и Латгалии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
Oldest
Newest Most Voted
Inline Feedbacks
View all comments
trackback

[…] коллег из R Media «Ромы в Латгалии…. Сегодняшний […]