Образование ромов: от чтения по слогам до диплома вуза

Дети семьи Бейнарович. Фото: R Media
Дети семьи Бейнарович. Фото: R Media

«Чайка» продолжает публиковать материалы проекта наших коллег из R Media «Ромы в Латгалии». Сегодняшний текст посвящён вопросам образования и тому, как к нему изменилось отношение ромов.

Больше половины ромов бросали школу, не получив основного образования. Отсюда проблемы найти квалифицированную работу и сохранить высокий уровень жизни. Это — один из выводов исследования 2015 года «Ромы в Латвии», которое проводило агентство Latvijas fakti по заказу Министерства культуры. Само же отношение ромов к образованию за последние 5 лет изменилось. Об этом говорят учителя, а также наши герои, которые стремятся, чтобы дети получали образование.

«Они очень берегут своих детей»

На Гриве исторически проживает больше всего ромов в Даугавпилсе. Средняя школа № 6 — единственная на левом берегу Даугавы, и обычно дети из семей ромов идут учиться сюда. Точной статистики нет, но сейчас из 254 учеников около 40 — ромы.

Заместитель директора школы Ивета Васитова считает, что отношение ромов к образованию изменилось за последние несколько лет.

«В годы, когда я начинала здесь работать, могли быть такие случаи, когда дети ромов не получали даже основного образования. Сейчас в школу ходят дети тех ромов, которые в своё время её закончили. Родители хотят, чтобы дети получили хотя бы основное образование», — рассказывает Ивета.

Гривская школа участвует в проекте Министерства культуры «Латвийская платформа ромов», начатом в 2016 году. Цель — создание диалога и сотрудничества между разными национальностями, в первую очередь — между ромами. В прошлом году два ученика школы посетили лагерь для детей ромов в Риге.

«Их учили практичным вещам. К примеру, что делать, если взял кредит, а отдать трудно. Как написать самый простой проект, как познакомиться с ромами из других городов Латвии. Детям интересно, но с их отправкой возникали сложности. Традиции ромов требуют определённой иерархии, и отпустить одного ребёнка без родителей куда-то на два дня, пусть им даже 17-18 лет, нельзя. Надо всегда говорить с родителями. Они очень берегут своих детей. В итоге папа ездил вместе с ними», — рассказывает Ивета Васитова.

Дипломная работа для учителей, чтобы учить детей ромов

Анжелика Трейклере — выпускница 6-й средней школы. Сейчас учится на третьем курсе Даугавпилсского университета и работает помощником учителя в родной школе. Проблемы ромов в образовании видела, ещё сидя за партой. По её наблюдениям, в определённый момент у детей пропадает интерес к учёбе, оценки низкие, учителя меньше уделяют внимания такому ребёнку.

«Они не могут им помочь, потому что с ними сложно заниматься. Дети не хотят идти на контакт, и учителю сложно чего-то добиться. Сейчас есть изменения. Появились первоклассники — много цыган, они хотят учиться, просят помочь. Стремление есть особенно в начальных классах, но со временем интерес пропадает. Может, чувствуют предубеждения, начинают взрослеть и думать: а зачем мне это. Надо стараться сохранить это желание учиться».

Анжелика, у которой есть друзья среди ромов, пишет бакалаврскую работу, которая, как ей кажется, поможет детям раскрыться, а учителям найти к ним подход.

«Это разработка методики, которая должна помочь учителям интегрировать детей ромов в учебный процесс. Как найти общий язык, наладить контакт. Это, наверное, даже больше помощь учителям, чтобы они знали, как общаться с этими детьми, как улучшить их результаты. С научным руководителем обдумываем, какую методику предлагать для детей и учителей. Возможно, это будет форма кружков. К примеру, цыганский театр, что-то связанное с цыганскими традициями», — рассказывает Анжелика.

Единственная цыганка в вузе

«Все думают, что цыгане — необразованные, но это не так. Возможно, раньше так было. Теперь молодежь хотя бы 9 классов заканчивает. У меня есть родственники в России и Англии, которые закончили вузы, они работают на хороших должностях», — рассказывает Дана Тумашевич, которая учится на 3–м курсе ДУ. Дана выбрала программу менеджмента искусства, где изучает и музыку, и искусство.

Сначала родители на учебу в вузе смотрели скептически, советовали лучше освоить какую-нибудь профессию. Но когда у Даны в какой-то момент опустились руки и хотелось бросить учёбу, именно родители настояли, чтобы она продолжила учиться  — нельзя бросать начатое на полпути. У родителей Даны только основное образование. В свою очередь, брат Дмитрий учится игре на аккордеоне в Даугавпилсской музыкальной средней школе им. С. Брока.

Дана – единственная представительница ромов в университете. Она считает, что высшее образование – это приоритет, но дополнительно хочет освоить профессию парикмахера.

В будущем девушка планирует закончить и магистратуру по педагогике, чтобы работать учителем. Третий год она работает помощником учителя в Даугавпилсской средней школе № 6 им. Я. Райниса, которую в своё время закончила.

Дана работает с детьми ромов, но не отказывает в помощи и другим ученикам.

«В мои обязанности входит помогать ученикам — объяснять им, говорить что-то за них, потому что у многих детей ромов есть языковой барьер. Я объясняю им что-то на цыганском языке, на котором они обычно говорят. Мне нужно следить, чтобы они всё делали», — рассказывает Дана.

Сейчас, когда учеба проходит удалённо, процесс идёт нелегко, потому что у большинства детей ромов дома нет интернета, этого не позволяет их материальное положение. Поэтому общаются по телефону. Одновременно приходится учиться и самой, и помогать брату.

На вопрос, нравится ли детям ромов учиться, Дана отвечает, что кому-то — да, кому-то — не очень. Иногда приходится убеждать, что образование – это очень важно, что необходимо знать языки. Дана думает, что это ей удаётся, потому что дети ей доверяют и считают своей.

Дана планирует открыть в школе театральный кружок для детей ромов, чтобы дети не болтались без дела, а с пользой бы проводили время и развивали свой талант.

Возможности небольшого города

Дети ромов, чаще всего, заканчивают только основную школу, говорит руководитель Краславского общества ромов Лидия Чубревич: «Когда-то считалось, что 8 классов – это очень много, дальнейшее образование не было актуальным, потому что после основной школы цыгане начинали работать».

Если мужчины-ромы работали где-либо за зарплату, то источником дохода женщин была торговля «тряпками». Лидия сама закончила основную школу и зарабатывала на жизнь продажей одежды. «Никто тогда и представить не мог, что когда-то понадобится образование, к тому же девушки рано выходили замуж – в 16-17 лет. Теперь уже важно, чтобы ребёнок получил образование и нашёл работу», — говорит Лидия.

Лидия – местный авторитет среди цыган, её уважают и молодые представители нации. Часто, не справляясь со своими отпрысками, родители звонят Лидии и просят поговорить с подрастающим поколением. «Я их не ругаю, у них есть ко мне какая-то почтительность и уважение», — говорит она. Лидия отмечает, что современная цыганская молодежь получает среднее или профессиональное образование.

Лидия разговаривает с местными детьми ромов, которые учатся в основной школе, чтобы убедить их поступить хотя бы в местный техникум и получить профессию, а не болтаться по улицам. «Дети сейчас умные, знают свои права, могут пожаловаться на родителей, которые хотят воспитывать их в строгости, и в результате ребёнка могут забрать из семьи. В Краславе есть очень хороший социальный педагог Жанна Дроздовская, которая работает и в техникуме, и в средней школе «Варавикснес». Благодаря ей удается найти общий язык с молодым поколением ромов, с так называемыми трудными подростками», — говорит Лидия.

Пользуются тем, что есть

Дети Жанны Астапкович – одни из тех, кого Лидия учит пению. Алексе 12 лет, Ангелине 10. У них, как и у мамы, хорошие голоса, и они знают песни на цыганском языке, хотя дома цыганский язык не используют. На нём Жанна говорит только с мамой, а муж Оскар – латыш, он хочет, чтобы дети, прежде всего, знали латышский и русский языки.

По словам Жанны, её четверо детей – два мальчика и две девочки – используют все возможности, какие только есть в Краславе, чтобы чем-то заниматься в свободное от уроков время. Кто-то ходит на рисование, кто-то в хор, кто-то на спорт. Позволить себе отвозить детей на занятия в Даугавпилс, где возможностей больше, семья не может.

Жанна говорит, что образование детей для неё очень важно. Детям учиться нравится, только старшего сына в школе обижают. У него есть группа инвалидности, из-за болезни он много пропустил. Сама Жанна в детстве и юности тоже болела, и ей удалось закончить только 7 классов. Из-за пропусков её не допустили до экзаменов и исключили из школы. Недавно Жанна сдала экзамен на 1-ю категорию латышского языка. 

Гордость Краславы

Большинство детей краславчан Михаила и Алины Тумашевичей – ученики школ или студенты вузов. Всего у них 12 детей. Двое старших, сын и дочка, живут в Варшаве, где и получали образование. Михаилу 19 лет, он после 12-го класса поступил в Латвийский университет на бюджетное отделение, учится на программиста. Он стал одним из пяти студентов Латгалии, который получил престижную стипендию имени мецената Матильды Вилхелмины Петкевич. Дочь Расма учится в Даугавпилсской средней школе дизайна и искусств «Саулес» на дизайнера по текстилю.

Младшие дети Тумашевичей – Анна и близнецы Марк и Максим. У Анны – синдром Дауна, девочка перенесла несколько операций. Устройство Анны в садик отец называет большой проблемой. Возьмут – не возьмут? Специального сада в Краславе нет, а возить ребёнка в Даугавпилс нереально. Родители надеются, что им удастся устроить Анечку в одну группу с близнецами, по уровню развития они примерно одинаковы.

«Школа пошла к детям»

Интеграции ромов в общество, в том числе и по вопросам образования, были посвящены упомянутые проекты Министерства культуры. В 2014 году оно создало сеть региональных экспертов по вопросам интеграции ромов, и одним из 19 самоуправлений стала Резекненская краевая дума. В проектах был задействован поселок Малта, здесь всё ещё живёт много цыганских семей, хотя раньше было вдвое больше.

Директор Малтской средней школы Винера Димпере говорит, что ещё в 2005 году дети малтских ромов учились только с первого по четвертый класс и дальше не шли. Их было примерно 25 человек. «Их родители не видели смысла в дальнейшем образовании. Дети даже в садик не ходили, а когда приходили в 1 класс, то не умели даже ножницы в руках держать», — рассказывает директор. Тогда «школа пошла к детям».

Директор и педагоги приглашали родителей цыганских детей в школу за стол переговоров, ходили домой к семьям, убеждали, что детям нужно учиться. «Мне помогало и руководство волости, и сами ромы. Был тогда в Малте авторитет Николай Левицкий, уважаемый в обществе человек. Он тоже помогал в общении с родителями, мотивировал их», — вспоминает директор. Упор делался на дошкольное образование. С детьми в дошкольной группе работала цыганка Роза Чубревич, которая получила специальность помощника педагога. 

Благодаря совместной работе дети ромов стали ходить и в основную школу, и в среднюю. Всего сейчас в школе учатся 10 детей ромов. «В прошлом году одна девочка закончила 12 классов, учится на юриста в Резекненской академии технологий. Прекрасно говорит по-латышски. Конечно, есть и другие случаи, но это не только с ромами. Недавно парень ушёл из 10-го класса, сказал, что больше не хочет учиться», — говорит директор. Для неё и педагогического коллектива лучшей наградой за труды были слова благодарности от родителей за то, что их детей мотивировали учиться.

Всё идёт из семьи

Роза Чубревич сейчас живет в Даугавпилсе. Работу в Малтской школе вспоминает с удовольствием. Она тоже ходила в дома ромов, говорила с родителями и детьми, и те, видя, что к ним пришёл представитель их нации, быстрее шли на контакт. «Я рассказывала им о своих детях, и они думали: а чем мои хуже? Пусть тоже идут учиться». Роза говорит, что дети из цыганских семей, в основном, ходили в школу по принципу «сегодня пойду, завтра не пойду». Некоторые родители причинами называли то, что ребёнку в школу нечего надеть, или не на что купить школьные принадлежности.
Оба сына Розы закончили Малтскую школу: старший Константин — 12 классов, младший Дмитрий — 9. Константин работает в музыкальной средней школе им. С. Брока. Дмитрий попробовал зарабатывать на жизнь за границей, но вернулся и нашёл работу в Даугавпилсе.

Роза преподаёт в воскресной школе одной из религиозных конфессий. Её ученики – подростки, дети разных национальностей, и ромов также немало. К сожалению, среди них есть такие, кто в 10-12 лет умеет читать только по слогам.

Почти половина ромов без основного образования

Образование – один из ключевых моментов в интеграции ромов, считают в Министерстве культуры. В 2012 году 10% детей ромов бросили школу — это около 120 человек. В 2020  — 7,5% — это около 60 детей, но за 6 лет детей ромов в школах Латвии стало меньше. Основная причина — миграция, многие покидают страну.

Исследование 2015 года «Ромы в Латвии» показывает, что почти половина ромов (48,8%), проживающих в Латвии, не имеет основного образования. 8,9% не ходили в школу вообще. Около 40% опрошенных бросили учиться до 9-го класса, а треть из них оставили школу до 7-го класса. Только 17,2% ромов, участвовавших в исследовании, отметили, что образование у них выше основного.

Чаще всего школу бросали в 13-14 лет, когда большинство подростков начинали создавать семью. Вторая причина — бедность. Почти половина не имеет возможности купить все школьные принадлежности. Также среди причин — отсутствие мотивации у детей в посещении школы — незаинтересованность родителей в учёбе, отсюда нерегулярные посещения с последующим прекращением занятий.

Но реальных данных о посещаемости школ среди ромов нет, объясняет специалист департамента общественной интеграции Министерства культуры Денис Креталов: «Многие уезжают за границу с детьми. Детей по факту в Латвии нет, но в школе они числятся, по сути — это «мёртвые души». Реальные данные показывают только тех, кто закончил школу и получил диплом».

В 2017 году в докладе об интеграции ромов Министерства культуры отмечено, что за 3 года наметилась положительная тенденция и существенно снизилось количество учеников ромов, которые не получили основное образование до 18 лет. В Министерстве образования и науки сегодня также отмечают, что существенно увеличилось количество детей ромов, которые получают основное образование.

97,5% ромов в упомянутом исследовании «Ромы в Латвии» признают необходимость образования и считают, что их дети должны закончить 9 классов. Но по-прежнему образование среди ромов не приоритетно, продолжает Денис Крелатов: «Они скажут, что это им важно, но всегда важней безопасность детей и то, как прокормить семью. Они могут спокойно уехать за границу на заработки или не пустить ребёнка в школу, если показалось, что ребёнок не в безопасности». 

Самый эффективный метод интеграции детей ромов в школу сегодня — это работа помощника учителя, рома по национальности, который помогает детям влиться в школьную среду. В 2017/2018 учебном году по всей стране таких было только четыре человека. Одна из них работает в Даугавпилсе. Но в Министерстве образования и науки отмечают, что таких специалистов необходимо не меньше 16. Сколько их сейчас, в министерстве не ответили.

Кроме этого, важна роль медиаторов — посредников в решении многих проблем ромов. Программу обучения медиаторов в минкульте запустили в 2017 году, тогда курсы прошли пять человек из всех регионов Латвии, кроме Латгалии. Сейчас в рамках «Латвийской платформы ромов» медиаторы работают в пяти городах — в Елгаве, Риге, Валмиере, Вентспилсе и Виляке.

«Несмотря на хорошие результаты работы помощников и медиаторов, их мало. Помощников учителей ромов не хватает, потому что многое зависит от желания школы. Никто не может им навязать, чтобы был помощник учителя — ром. В этом году планируем начать переговоры со школами и самоуправлениями, чтобы доказать эффективность этой практики», — отмечает Д. Креталов.

Соответствующий уровень образования необходим, так как это влияет на возможность получения работы. К примеру, в исследовании «Ромы в Латвии» отмечено, что Государственное агентство занятости (ГАЗ) не предлагает профессиональные курсы, если у человека нет соответствующей базы знаний. Все, у кого меньше 7 классов образования, попадают в эту категорию, а по данным ГАЗ на апрель 2020 года, у более чем половины безработных ромов образование ниже основного, что практически выключает их из рынка труда. При этом, отмечается в исследовании, часто получение статуса безработного — это расчёт не на получение работы, а на получение социального пособия.

Следующий материал R Media проекта «Ромы в Латгалии» будет посвящён традициям, культуре и бытовой жизни ромов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments