«Всё поменялось в ту минуту, когда я перешагнул через порог кафедры истории», — Алекс Федосеев

Алекс Федосеев. Фото из личного архива

Алексу Федосееву 23 года. Два года назад он приехал в Даугавпилс из Казахстана, чтобы учиться в Даугавпилсском университете на магистерской программе «История». Алекс считает себя гражданином мира, мечтает пожить в крепости и знает, как можно использовать её потенциал. А ещё он любит Даугавпилс, гордится даугавпилчанами и всегда готов прийти на помощь.

О родине

Я вырос в городе под названием Семипалатинск, сейчас — Семей. Это вымирающий город советской интеллигенции. Люди старшего поколения могли слышать о ядерном полигоне и о Семипалатинском мясокомбинате, который кормил почти половину воинских частей Советского Союза консервами.

До и после войны туда эвакуировали, а также ссылали много переселенцев. Много немцев, поляков, литовцев, латышей и многих других. В какой-то степени Даугавпилс мне напоминает родной город. Например, моих лучших друзей зовут Эдвард, Иракли, Дархан и Аня, а в моём дворе много пожилых людей разных национальностей, поэтому даже говор встречается такой, будто из сказок.

Это, в некоторой степени, повлияло на характер, на отношение к старшим людям и к женщинам. Не думаю, что это восточное, но в разговоре при женщине полностью исключается мат, так же, как и при чужих людях, не говоря уже о старшем поколении.

Почему для учёбы выбрал Латвию

Как говорил музыкант из группы Shortparis про Москву и Питер, с той стороны всё сливается во что-то одно под названием «цивилизация». Вы для меня — примерно так же.

Это дополняется ещё тем, что я был в Каунасе в Университете по обмену студентов. Мне очень понравился местный климат, здесь тоже. Тогда я повидал Каунас и Вильнюс. А потом я подавал документы на стипендию в Латвии и в Китае. И выиграл её в конкурсе от Латвийского государства (Latvian Government Scholarship). А Даугавпилс — так как единственная магистерская программа истории, доступная в Латвии на английском языке, только в Даугавпилсском университете.

Что раньше знал о Латвии

Мои родители часто бывали в Риге, а тётя и дядя постоянно приезжают в Юрмалу и присылают всегда шпроты, конфеты. Лайма Вайкуле отсюда. Раньше ещё «Новая волна» и «КВН» были. И ещё я в университете в Казахстане играл в баскетбол и, естественно, я знаю, кто такие Давис Бертанс, Родион Куруц и Кристапс Порзиньгис. В Казахстане все говорят ПорзИньгис (с ударением на «и»), теперь я буду всех исправлять, так как знаю, что его фамилия ПОрзиньгис (с ударением на «о»).

О первых впечатлениях

Я прилетел в Ригу ночью. Потерял багаж. Из аэропорта до центра шёл пешком, так как люблю ходить пешком, особенно в новом месте, для меня это лучший способ его исследовать. По пути видел много пьяных людей. Пошёл на вокзал и до утра ждал поезд в Даугавпилс. Подошла пожилая женщина и начала мне рассказывать о политике Латвии, я просто стоял и кивал, так как, когда старший человек обращается, ты не можешь это проигнорировать.

После всего случившегося ночью, Даугавпилс показался мне мрачным. Конечно, и общежитие сыграло свою роль.

Сначала было грустновато, но всё поменялось в ту минуту, когда я перешагнул через порог кафедры истории. Потому что мои преподаватели – это не реклама никакая – я очень люблю каждого преподавателя своей Кафедры, каждого из них. Историческая наука в Казахстане не самые лучшие дни переживает, а здесь все специалисты очень высокого уровня, мне все мои лекции очень нравятся. Я могу о каждом сказать очень хорошие слова. Мне очень нравится качество образования, поэтому докторантуру я хочу проходить здесь.

О языках и «доброй зависти»

Я говорю на русском, английском, казахском, немного знаю мандаринский китайский, латышский и чуть-чуть бисая, который учил, пока жил и учился на Филиппинах вторую половину прошлого года.

В Википедии написано, что Даугавпилс — второй самый большой город в Латвии, и я думал, что он будет такой же, как Каунас (сугубо литовский город). Поэтому первое время в Даугавпилсе я говорил на английском, чтобы никого не обидеть, но потом понял, что практически все говорят на русском, и тоже перешёл на русский.

Интересный момент — когда со мной на улице начинают говорить по-латышски и слишком много спрашивают, я, со своим уровнем А1, не могу ответить и говорю: «Извините, я не из Латвии». И тогда у меня спрашивают, откуда я, а я отвечаю, что из Казахстана. На что мне говорят: «А, так вот почему у тебя такие узкие глаза»… У моей родословной европейские корни, и — я русский итальянец, и в первое время эти высказывания казались даже забавными, но, когда это повторяется уже второй год, это начинает раздражать, потому что сначала же со мной говорят на латышском…

Я слышал, как у вас тут школьная программа проходит, что там и английский, и немецкий и т.д., и ещё по разным программам можно ездить за рубеж. И когда я слышу о таких возможностях, меня прям зависть хорошая переполняет. Не понимаю, как можно упускать такие возможности, не пользоваться ими. У меня такого не было, поэтому я считаю, что вы очень-очень счастливые.

О фруктах, солнце и хлебе

Я скучаю по нормальным овощам и фруктам, не одинаковым, как двое из ларца.

Однажды в супермаркете нашёл арбузы «из Казахстана», а сорт написан «Узбекистан». Я специально позвонил домой и спросил — есть такой? Мне сказали, что нет! Очень скучаю по конине. Ещё мне не хватает солнца!

В Латвии очень вкусные сыры. И обожаю ваш чёрный хлеб, особенно кисло-сладкий! Это лакомство, я его не ем, а смакую. Ещё очень вкусное пиво. Самое худшее по качеству пиво в Латвии – это самое лучшее по качеству пиво в Казахстане.

О Даугавпилсе

В Даугавпилсе я вижу огромное количество старинных домов, и для меня, как историка, всё прошлое – это очень важно. Это то, к чему нужно относиться с пиететом, за чем нужно ухаживать. Но мне было не по себе оттого, как неуклюже реклама изображена на этих исторических зданиях. А потом я увидел общежитие и вообще ужаснулся.

Мне очень понравилась крепость, и когда я увидел, что в крепости есть жилые здания, я понял, что я хочу жить там. Это же мечта детства – просыпаться в замке. Это так прекрасно! Я так завидую людям, кто там живёт, и одновременно я вижу такой огромный потенциал, который просто простаивает в руинах, никак не используется.

Просто перенесите туда все высшие учебные заведения, сделайте огромный кампус – это будет выглядеть как самое крутое образовательное место в Латвии. Это образует спрос на всякие кафе и малые бизнесы, у вас город поднимется. У вас там такой огромный потенциал, почему вы ничего не делаете, я просто психую.

Мне очень нравится улица Ригас и вся центральная часть города, храмы очень красивые. Ещё я полюбил ваш театр, особенно понравился спектакль «Казанова», я чуть не расплакался. Мне очень нравится глубина движений. А в онлайне я очень люблю смотреть спектакли Алвиса Херманиса.

Ещё мне нравится играть в «Что? Где? Когда?» и «Ума Палата», в моём городе такие игры, к сожалению, не проходят.

О том, как остался в Латвии во время пандемии

В марте я должен был лететь в Казахстан, чтобы поработать в архивах. Когда границы начали закрывать, я понял, что остаться в Латвии гораздо безопаснее. Моя страна беднее, чем Латвия, тут Евросоюз. Я допускал, что если ситуация продержится слишком долго, то у людей в Казахстане просто не останется средств к существованию и они будут выходить на улицы, возможны беспорядки.

Во многие города были введены войска. Столица и Алматы вовсе были закрыты. Друзья рассказывали, что у них заварили дверь подъезда из-за одного заболевшего. Когда он выздоровел, дверь открыли, но заболел другой – и дверь снова заварили.

Кроме того, я не хотел заразить своих близких, ведь лететь до Казахстана с несколькими пересадками.

Если честно, то здесь я с удивлением вижу, что люди очень осознанно относятся к ограничениям, и в Даугавпилсе в основном люди держат дистанцию. В первые дни карантина у меня было ощущение, что в Даугавпилсе стало даже больше людей. Мне это объяснили тем, что многие приехали домой из Риги и других мест, чтобы с семьями побыть. Но в конце первой недели на улицах никого уже не было видно, на каждом перекрёстке максимум по одному человеку. Меня это очень удивило в хорошем смысле, и я горжусь даугавпилчанами.

Ваши проблемы с логистикой и сообщением – то, что всё идёт через Ригу, теперь оказались большим преимуществом. Практически никто не ездил сюда, и, по большому счёту, болезнь в Риге и осталась.

Предпринятые меры считаю обоснованными и критиковать их считаю неуместным.

В магазинах, особенно в первое время, я не мог ничего расслышать через защитное стекло и постоянно выглядывал из-под него и переспрашивал: «Что простите?». Забавный момент такой. Но всё это очень здорово.

О добрых делах

Где-то за неделю до карантина подруга позвала поучаствовать в уборке мусора с организацией «Апельсин», и мне понравилось, я бы с удовольствием ещё раз поучаствовал. Люблю делать что-то эффективное и полезное. И когда объявили карантин, я проснулся с мыслью в голове, что нужно сделать группу, чтобы помогать тем, кому нужна помощь — приносить продукты, лекарства. Я написал в фейсбуке об этом. А на следующий день прочитал, что такая группа есть в Риге. Я немножко даже погордился собой, что подумал об этом раньше. Респект, конечно, рижанам, у них там посерьёзнее ситуация, и они очень клёвые вещи делают.

А в Даугавпилсе Социальная служба эту работу взяла на себя и начала привлекать волонтёров, чтобы помогать тем, кому нужна поддержка. Уже не было смысла начинать создавать другие организации, так как есть одна централизованная, которая это всё контролирует.

О помощи

Это только моё мнение, но мне кажется, что вторая волна коронавируса будет, особенно ввиду того, что сейчас снимают ограничения. Ухудшить ситуацию может ещё и то, что люди расслабятся, перестанут вообще соблюдать все ограничения, и вирус снова наберёт оборот. Я не хотел бы, чтобы так случилось, но мне кажется, что так будет, и время людей, которые желают помогать, ещё придёт. И вообще – время тех, кто хочет помогать, никуда и не уходит. Можно найти десятки применений вашему энтузиазму. Просто обдумывайте, каким вы хотите построить мир после коронавируса. И вообще говорят – хочешь изменить мир, начни с себя. Ну вот, у вас сейчас много времени, пока сидите дома.

О сегодняшнем дне

Сейчас я живу достаточно изолированно, моё окружение — иностранные студенты. Я могу сказать точно, что студентка из Италии специально выучила как сказать «держите дистанцию» на русском, потому что её раздражало, когда в супермаркете близко подходили. Она из Ломбардии, и там у них всё очень серьёзно, среди умерших были и её знакомые, поэтому для неё это были не шутки абсолютно.

Я не так часто выхожу на улицу. В общежитии с друзьями иногда смотрим фильмы, готовим, что-то обсуждаем, просто поддерживаем общение. Здесь есть помещение, где мы сушим бельё, и я его оборудовал под комнату для тренировок. Там и тренируюсь. А ещё и бегаю. Если вы видите парня в коротких шортах, с чёрными бровями и носом с горбинкой, то это я бегу по Ригас.

За два года я очень полюбил Даугавпилс. Все говорят – ты из Казахстана, из Латвии? Мне всё равно, я — гражданин мира. И это мой дом, как и Казахстан. И для меня не важно, как люди воспримут меня – как иностранца или нет, но я дома сейчас. И я буду дома в Казахстане, и в любой другой стране я буду дома. Дом там, где тебя ждут. Теперь меня и в Даугавпилсе ждут, поэтому я точно дома.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти так же:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Article 2
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments