Люди в городе: биолог, танцовщица Даугавпилсского театра и живая статуя Ванда Гибовска

Ванда Гибовска. Фото из личного архива
Ванда Гибовска. Фото из личного архива

Ванда Гибовска — танцовщица в Даугавпилсском театре, биолог со своим домашним мини-зоопарком, а ещё человек, которого даугавпилчане могли видеть на городских праздниках в образе живой статуи. Мы поговорили с Вандой о её пути к театру, перевоплощении в живую скульптуру, первой драматической роли и мечтах. 

О пути к театру

Я окончила 12 классов в Даугавпилсской средней школе Центра и планировала поступить на хореографа в Риге, либо на биолога в Даугавпилсе. Так как на тот момент у меня не было возможности жить и учиться в Риге, подала документы на биофак в Даугавпилсский университет. Сейчас я магистр биологии и о своём выборе не жалею. Учёба была очень интересной. 

После окончания университета я работала в одной огранизации, где картировала биотопы. Потом в 15 средней школе учителем биологии и химии, и параллельно в Латгальском зоосаде. Но, когда у меня появилась возможность попасть в наш театр, пришлось выбирать что-то одно. Я выбрала театр, потому что всегда хотела там работать. Хотя по зоосаду очень скучаю.

В труппе Даугавпилсского театра состою с сентября прошлого года. По договору я — танцор. 

О танцах

Я помню, как мама привела меня на танцы. Это было ещё в детском саду. Может прозвучит пафосно, но мой тренер Леонид Тихонов — для меня как второй отец. В танцевальном смысле он воспитал меня, дал базу и хорошее отношение к своему делу. До 22 лет я занималась спортивно-бальными танцами, а потом в моей жизни появились современные танцы и немножко фламенко.

О театральной лаборатории

В 18 лет я пришла на первое занятие к Виктору Янсону в Даугавпилсскую театральную лабораторию. Затащил меня туда мой бывший молодой человек со словами: «Слушай, Ванда, пошли со мной. Я не понимаю, что там, но это интересно». 

Виктор давал очень конкретные задачи и, решая их, я открывала что-то новое в себе. Мне посчастливилось сыграть в двух спектаклях, и до сих пор периодически я работаю с Виктором. 

О перевоплощении в живую статую

В 2014 году в Даугавпилсе впервые проходил праздник улицы Ригас, режиссёром которого был и есть Виктор Янсон. Он и предложил мне выступить на празднике в роли живой статуи. Объяснил, как правильно технически двигаться, чтобы никто этого не заметил.

Я была в образе художника, в белом костюме и с белым лицом. Белый грим —  достаточно сложный, потому что его нужно равномерно накладывать. Долго пришлось искать и костюм, так как нужна была ткань, которая хорошо красится. 

Первый раз грим мне наносила подруга, потому что нам дали помещение, где не было зеркала. Теперь я делаю это сама. 

О первом опыте

Я хорошо помню этот момент. Было прохладно. Стоять нужно было с полуприкрытыми глазами, как у Будды, а в лицо периодически светил прожектор, поэтому какое-то время я ничего не видела.

На первом празднике улицы Ригас я стояла напротив костёла Святого Петра. Для даугавпилчан это было первое соприкосновение с живыми скульптурами, поэтому реагировали по-разному, но в осном позитивно. Осматривали с ног до головы, а потом подходили и становились рядом. Дети вели себя более осмотрительно. 

О том, как живая статуя возвращается домой

Иногда мне хочется остаться в образе. Медленно и плавно двигаясь я направляюсь к месту, где можно смыть грим. А иногда скидываю с себя всю угловатость движений и иду, как нормальный человек. Оба варианта хороши, но, когда ты в образе, к тебе относятся с меньшим доверием, слегка шарахаются. А если ты просто идущий рядом человек, люди более открыты, просят с ними сфотографироваться. 

Когда доходишь до места, где можно смыть грим, первые 10 минут просто сидишь и отходишь, потому что всё это внимание, которое тебе уделяют, нужно отпустить. После двухчасовой работы всегда очень приятно побыть живым человеком, а не статуей

Грим смывается относительно легко, но какие-то мазки всё равно могут остаться на теле на несколько дней. 

О работе в Берлине

Это сезонная работа, но в больших городах уличные актёры зарабатывают этим деньги. В 2015 году мы с компанией ездили в Берлин на две недели. Стояли возле Бранденбургских ворот. 

Я не расист и спокойно отношусь к разным цветам кожи, но воспитание у людей разных культур отличается. Немец будет стоять 15 минут и смотреть, как ты работаешь, и, если ему действительно понравится, он подойдёт и кинет тебе денег. А есть люди из Индии, которые передвигаются большими семьями. Они воспринимают уличных актёров как низшую касту и позволяют себе многое. Могут тебя потрогать, сдвинуть с места. В такие моменты нужно аккуратно показать человеку, что ты не хочешь с ним общаться.

Живая скульптура абсолютно уязвима, и все это понимают. Но это ценный опыт общения с людьми, который учит смирению и мягкости.

О сложностях и приятных моментах

Самое сложное физически — это быть неподвижным во всём. Следить, чтобы не дёргалась нога, веки и даже ноздри. Второе — это взаимодействие с людьми. Одни могут быть нетрезвыми, другие будут пытаться тебя рассмешить. У меня метод простой. Я концентрируюсь на одной точке. Например, есть листочек и больше для меня ничего не существует. 

Бывает, что на тебя долго смотрят, пытаясь понять живой ты или нет. Значит ты хорошо выполняешь свою функцию и это лучший комплимент. А потом начинаешь двигаться и происходит эффект неожиданности, который очень всех радует

В какой-то момент можно показать свою улыбку, но переход так же должен быть незаметным для окружающих. Вот ты только что стоял с нейтральным выражением лица, а теперь с улыбкой. 

Для меня живая скульптура — это ещё одна возможность побыть не собой. На сегодняшний день я выступаю в трёх образах — художника с белой палитрой и кисточкой, девушки с дискошарами и волшебника. От костюма тоже многое зависит, он должен привлекать внимание и быть многофункциональным.

В планах — создать новый костюм, с которым можно выступить на фестивале уличного искусства. Такие есть в России и в Европе. 

О театре 

Мне очень нравится в нашем театре и я хочу там работать. Театр для меня, как для танцора и актрисы, это возможность побыть не собой. На сцене я другой человек. 

Как зритель, я люблю театр, который выводит на эмоции. Когда тебя морально встряхивают и ты находишься в напряжении, пытаясь разобраться во всех деталях. Когда ты выходишь из зрительного зала, возвращаешься домой и всё ещё думаешь о том, что тебе показали и рассказали. 

О Даугавпилсе

Из Даугавпилса уезжать не планирую. Люблю наш город за то, что здесь происходят такие вещи, которые не происходят нигде в мире. Здесь живут очень открытые люди и даже пахнет как-то по-особенному. 

К тому же, город небольшой, поэтому тебе не нужно конкурировать с другими, а можно просто заниматься воплощением своих творческих идей. 

О первой драматической роли

Изначально я пришла в наш театр как танцор. Но так получилось, что Люси Сосновска ставила «Карамазова», и я ей написала, что очень хочу с ней поработать. Была готова исполнить любой пластический этюд, но в итоге мне дали ещё и драматическую роль. В спектакле я играю трёх персонажей. 

Понимаю, что мне ещё многому нужно учиться. Но было ощущение, что я перешагнула через барьер, который был связан с речью. 

О том, как выглядит обычный день

Обычно это подъём около семи утра. Потом кормлю и осматриваю всех своих животных. Я живу на хуторе, и у меня — две собаки, два кота, три овцы и две лошади. 

Потом я  еду в театр. Утренняя репетиция с 11:00 до 14:00, иногда чуть дольше. Потом обед и вторая репетиция с 18:00 до 21:00. Возвращаюсь домой и делаю второй обход, чтобы убедиться в том, что все животные на месте и со спокойной душой ложусь спать.

Если это выходной день, то вариаций много. Иногда всё равно приезжаю в театр, чтобы потанцевать или поиграть на аккордеоне. 

О том, чего не хватает в жизни и о мечтах

Мне не хватает времени. Я очень хочу, чтобы в сутках было хотя бы на два-три часа больше… А мечты — их много и они постепенно сбываются. Всегда хотела свою лошадь, хотя бы одну… Сейчас мечтаю побывать на Камчатке и сыграть сложную драматическую роль. 

О том, что ценит в людях

Чувство юмора. Хотя, зачастую, чувство юмора люди используют как защитную реакцию. Поэтому второе качество, которое я ценю в людях — это честность.

О том, что будет после смерти

После смерти будет новая жизнь. Я сторонник той теории, что, когда что-то живое умирает, оно даёт жизнь другому. Если даже так грубо рассуждать — организм умирает, разлагается и даёт питательные вещества другому организму. Поэтому после смерти всегда будет жизнь. 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments