Эстония первая из стран Балтии запретила звероводство

Звероферма AS Grobiņa. Фото: Dzīvnieku brīvība
Звероферма AS Grobiņa. Фото: Dzīvnieku brīvība

2 июня парламент Эстонии поддержал в третьем чтении запрет на меховую индустрию. Запрет вступит в силу уже 1 июля этого года с переходным периодом до 31 декабря 2025 года. Почему страны отказываются от разведения пушных зверей, как много затрат требует эта индустрия и в каких условиях работают в ней люди, рассказываем. 

Эстония стала 16-й европейской и первой среди стран Балтии, запретившей звероводство. За поправки к Закону о защите животных и охране природы проголосовали 55 депутатов Государственного собрания, против — 19. 

Норки-переселенцы и ценный мех

Норка – зверёк рода хорьковых, которого завезли в Европу с Североамериканского континента. Человек издавна охотился на норку и многих других пушных зверей, но уже к концу 19 века люди осознали, что выращивать норку самостоятельно — легче. В Европе выращивать норок начали в Норвегии, а затем и в других странах. 

Исторически в Латвии обитали европейские норки — они были около 40 сантиметров в длину и весили около килограмма. В настоящее время в Латвии этот вид практически исчез. Американскую норку держат в неволе и используют как пушное животное. Завезённые на европейский континент норки чаще всего случайно сбегали со зверофермы и становились дикими животными.

Живут дикие норки около десяти лет. Норка большую часть времени проводит на суше, но питается рыбой, лягушками. Норки — земноводные и могут очень долгое время пребывать под водой. Люди иногда путают норку и выдру. Выдра — более крупное животное

После Второй мировой войны Европа стала крупнейшим звероводом в мире. В Советском Союзе, в том числе в Латвии, тоже были крупные фермы. Мех норки нравился благодаря красоте и своим водонепроницаемым свойствам, и шубы из норки стали самым желанным подарком.

Зверофермы Латвии

Согласно информации, предоставленной Центром сельскохозяйственных данных (LDC), количество торговцев, владеющих пушными зверями, уменьшилось в период с 2017 по 2019 год с 20 до 15, на 1 июля 2020 года их было 10 (три в Курземе и семь в Земгале). 

По информации Продовольственной и ветеринарной службы (PVD), на 4 января 2021 года в Латвии было зарегистрировано девять звероводческих хозяйств. Сейчас в регистре PVD — семь фирм. 

Крупнейшие фермы, разводящие норок:

  • «Gauja AB» в Инчукалнсе. На начало этого года там насчитывалось около 3 000 норок.
  • Компания «LMGA» в Салдусском районе насчитывает 6 500 норок. 
  • «Larix Silva» (Добеле) — примерно 7 000 норок. 
  • Компания «AG Fur» (Гробиня) — 22 000 норок.
  • SIA «CR7» (Плоце) — более 31 000 норок.

Самая крупная норковая ферма — компания «Baltic Devon Mink» (Иецавский район). Компания насчитывает около 100 000 норок. 

Согласно информации «Firmas.lv», ферма принадлежит компании Van Ansem Participates B.V., зарегистрированной в Нидерландах. Владельцами и истинными бенефициарами являются Джон и Николас ван Ансем — голландские бизнесмены. Это примечательный факт, поскольку в Нидерландах в 2015 году запретили разведение пушных зверей, с переходным периодом до 2024 года.

Растёт ли в Латвии спрос на мех?

Представитель Латвийской ассоциации животноводов Сандра Вилциня программе «Aizliegtais Paņēmiens» сказала, что, по её мнению, отрасль имеет очень хорошие перспективы. Она пояснила: «Европа сейчас движется в правильном для нас направлении. Это означает, что существует тенденция к устойчивой политике. Что может быть более экологичным, чем изделие из натурального меха, которое разлагается в окружающей среде? Мы все видим, что происходит с пластиком и всем остальным».

Однако, цены на мех норки высокие. Самые дешевые шубы из длинной норки стоят около 2 500 евро. Большинство мехов идёт на экспорт — 95% всего, что производится в Латвии, идёт на международные аукционы. Аукционы проходят в Копенгагене, в Хельсинки. 

«Есть покупатели, которые покупают на месте. Есть брокеры, которые покупают для кого-то, есть процессоры. Цепочку отследить довольно сложно. Очень большая часть идёт в Китай, где самые благоприятные условия для шитья. Куда идёт конечный продукт, мы больше не можем отследить», — отметила Вилциня.

Затратное производство

Для производства одного килограмма меха необходимо 11 норок и 563 кг корма: курица и рыболовные субпродукты, а также зерно. Если предположить, что одна норка весит 0,9 кг, для роста ей нужно в 57 раз больше корма, чем весит она сама. Кроме того, не учитываются другие ресурсы, используемые зверофермами.

Согласно информации «Firmas.lv», в 2019 году оборот компании «Baltic Devon Mink» составил 6,4 миллиона евро, убыток — 3 миллиона евро, причем с 2015 года компания показывает миллионные убытки. Отчёт компании за 2020 год пока недоступен.

По итогам 2019 года налоговая задолженность животноводов вдвое превысила общие доходы бюджета, предусмотренные в течение года. Один работник в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве и рыболовстве в общем бюджете заработал за 2019 год в среднем на 30,08% больше, чем один работник в секторе животноводства. Общие поступления в бюджет животноводов в 2019 году снизились на 45% .

Норки и Сovid-19

Зарубежные СМИ ранее сообщали, что норка — единственное животное, которое, может заразиться и заражать людей новым коронавирусом. Эпидемиологи выразили обеспокоенность тем, что распространение коронавируса на зверофермах может привести к новым мутациям, которые могут отрицательно повлиять на эффективность потенциальных вакцин.

Весной 2020 в Нидерландах по этой причине решили уничтожить норок по всей стране. Аналогичным образом осенью 2020 в Дании было убито около 17 миллионов животных. C декабря 2020 года организация Dzīvnieku brīvība неоднократно выражала опасения по поводу рисков Covid-19 в зверофермах, предоставляя научные обоснования. Однако, несмотря на обещание, Министерство сельского хозяйства отменило создание экспертной рабочей группы, бюрократически «отписавшись».

Глава организации Катрина Кригере указала, что у них имеется информация о несоблюдении правил эпидемиологической безопасности, которые ассоциация предъявила PVD и Госполиции. 11 марта правительство приняло специальные правила биобезопасности для норковых ферм, но ситуация в Латвии не изменилась.

10 апреля стало известно, что Covid-19 обнаружен и у девяти мёртвых норок на ферме «Baltic Devon Mink». В то же время в ходе проверки не было выявлено нарушений биобезопасности. Однако, по словам работника фермы, несмотря на то, что работающие здесь люди уже заразились Covid-19 в феврале 2021, особых мер безопасности не было. 

Никто не проводил регулярных тестов на Covid-19, температуру измеряли каждые два или три дня, и большинство людей не носили масок, хотя правительственные постановления требовали этого ещё в декабре. Всего с начала 2021 года умерли около 3 000 норок «Baltic Devon Mink». Также выяснилось, что на ферме больше нет ветеринара.

Скрытая камера на ферме в Латвии

В программе LTV «Aizliegtais paņēmiens» показали, что происходит за кулисами крупнейшего норкового хозяйства «Baltic Devon Mink». Видеоматериал снимал представитель организации Dzīvnieku brīvība, пожелавший остаться анонимным. Около двух месяцев он работал на ферме — видео отсняты с конца февраля до апреля этого года включительно. Это время, когда норка идёт на вязку.

Самок норок бросают в одну клетку с самцами. Когда самцы сделали свою работу, их отправляют в газовую камеру, где усыпляют, а затем раздевают. Самки, в свою очередь, выпустят детёнышей в мир, затем потомство разделяют по половому признаку,  чтобы процесс можно было повторить следующей весной.

Dzīvnieku brīvība отслеживают происходящее на фермах с 2012 года. Как отмечает Катрина Кригере, ничего не меняется и многие нарушения вообще не фиксируются по разным причинам. 

В ответ на видео, снятое организацией Dzīvnieku brīvība, Минсельхоз тоже начал действовать. Однако представители ведомства не скрывают неприязни к разоблачителям. Руководитель канцелярии министерства сельского хозяйства Янис Эглитс заявил: «Скорее, следует спросить автора видео, как оно было снято и этично ли показывать такие кадры публично… Эти кадры не из приятных. Если у кого-то есть информация о том, что в учреждении происходят нарушения условий содержания животных, надо информировать соответствующие инстанции. Но чтобы опубликовать такие неприятные кадры, необходимо хорошо подумать о том, как это повлияет на остальную часть общества».

Катрина Кригере подметила: «Очень жаль, что такое может говорить представитель власти. Если у нас совершается преступление, должны ли мы об этом молчать?» 

Работа на звероферме — неблагодарный труд

Во время спаривания растёт рабочая нагрузка ферм. Требуется больше рабочих, чем обычно — в данном случае наняты трудовые мигранты из Украины и Польши. Постоянных сотрудников на ферме также ищут через рекламный портал ss.com, обещая зарплату около 1 100 евро в месяц до уплаты налогов.

Представитель Dzīvnieku brīvība тоже воспользовался такой вакансией ss.com.  Он рассказал, что до периода спаривания норок работа шла спокойно — это был этап подготовки. “Настоящая работа” началась, когда началась вязка — почти месяц нужно было работать без выходных, смена могла длиться вплоть до 12 часов.

«День начинался с того, что мы вылавливали самок из их клеток и бросали в клетки к самцам. Человек проверял, спарились ли они, а потом снова в клетку сажали тех, кто повязался. Тех, кто этого не делает, меняли местами, и так целый день», — рассказывает представитель организации.

Также он отметил, что ничего не делается в случаях, когда норки начинают грызть друг друга, а также работников: «Работа неприятная, но зачастую нет другого выхода, кроме как жестоко обращаться с животным… Иногда бьют, иногда насильно запихивают норок в клетки. Многие также сказали, что не хотят бить, но должны. Потому что работа такая».

Штраф звероводам

В настоящее время PVD попросило предоставить им отснятый материал, чтобы можно было принять решение о начале административного процесса. Компании грозит штраф до 2 500 евро за несоблюдение требований по защите животных и до 3 500 евро за жестокое обращение с животными.

Боб ван Ансем, член правления «Baltic Devon Mink» в программе Panorāma заявил: «Мёртвая норка — обычное явление при выращивании норок. Не вижу ничего плохого в этих видео».

Нестабильный сектор 

Изучая влияние животноводства на занятость в трёх областях Польши с особенно большим количеством ферм, исследователи пришли к выводу, что в этом секторе наблюдается высокая текучесть кадров, о чём свидетельствует количество бывших сотрудников, которое в шесть-девять раз превышает количество трудящихся рабочих.Текучесть кадров объясняется особенно тяжёлыми условиями работы, продолжительным рабочим днём ​​и укусами животных, при наличии неприятных запахов. Упоминается также холод зимой и плохие помещения.

Важно подчеркнуть, что низкоквалифицированная, краткосрочная и опасная работа противоречит направлениям Национального плана развития Латвии — Достойный труд, Развитие компетенций, Здоровый и дееспособный человек.

Отказ от меха и разведения пушных животных в ЕС

Защитники животных устраивали множество протестов как против меховой индустрии, так и против продажи и ношения самого меха. После общественного давления на отрасль, знаменитостей, модные компании и других сторонников меха, многие страны Европы уже отказались от этой отрасли.

Еще в 1990-х звероводство запретили в австрийских провинциях, и фермерам была выплачена компенсация. Разведение животных на мех уже запрещено в Великобритании, Австрии, Словении и Хорватии. Частично разведение пушных зверей запрещено в Швейцарии и Дании. В Германии последняя ферма закрылась в 2019 году. 

Гаагский апелляционный суд поддержал запрет на разведение норок в Нидерландах, прежде всего, по этическим соображениям и независимо от того, что Нидерланды — четвёртый по величине в мире производитель меха норки.

Что думают жители Латвии? 

В 2020 году в Латвии собрали более 29 000 индивидуальных подписей и более 50 подписей от неправительственных организаций за запрет разведения пушных зверей. Согласно опросу SKDS в январе 2021 года, подавляющее большинство населения (61,2%) не поддерживает разведение и убийство животных для производства меха. Поддерживают — 26,7% сторонников. Однако, разведение пушных зверей в Латвии продолжается.

А что по этому поводу думают читатели «Чайки»? Делитесь своими мнениями в комментариях!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram
Vk
Ok
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments