Искушение заменить старые здания новыми появляется у каждого поколения, независимо от того, насколько ценное наследие находится под угрозой. В этом вопросе всё ещё множество мнений: к единому решению градостроители, урбанисты и архитекторы не пришли, и каждый муниципалитет или компания принимает близкое своим ценностям решение.

Так, идея снести 240 гектаров застройки по правому берегу Сены в Париже, чтобы возвести новый город, сегодня звучит сомнительно, но 100 лет назад у Ле Корбюзье почти получилось отстоять свою инициативу. 60-этажные здания и широкие проспекты по плану «Вуазен» должны были заменить старые кварталы, чтобы вместить на улицах больше автомобилей и обеспечить простором «свободного человека».  

Поддержи «Чайку»:

Мы поговорили с Людмилой Васильевой, техническим директором REM PRO, и Артёмом Махлиным, исполняющим обязанности руководителя Управления крепости и музеев Даугавпилса, чтобы разобраться, зачем городу оборонительное сооружение, как оно стало центром культурной жизни и чем Крепость живёт сегодня.

Зачем сохранять архитектурное наследие в Даугавпилсе

Артём Махлин называет несколько причин. Во-первых, Крепость — жилой городской микрорайон, а обеспечение безопасной среды для жизни горожан — важная задача самоуправления. «Сейчас среда более привлекательная, ухоженная и не несёт в себе опасности: прежде заброшенное здание 19 века не обрушится на человека или припаркованную рядом машину», — говорит он. 

Второй момент — благосостояние региона и развитие туризма. Даугавпилсская крепость — уникальный объект для всей Балтии и Европы. Похожей крепости, сохранившейся в таком виде, в принципе нет.

«Проблема в том, что Крепость у нас очень большая, и чтобы привести её всю в порядок, нужно больше времени и средств, — продолжает Артём Махлин. — Хотя мы очень хотим, чтобы на территории появилась гостиница, новое кафе, но для этого нужно, чтобы поток туристов стал больше, и чтобы он не был сезонным».

Ещё одна важная причина — развитие предпринимательства. «В Николаевских воротах часть пространства занимают производители сувениров. Если бы ворота не были восстановлены, то у локального бизнеса не было бы сувенирного символа и площадки для продаж. Начал развиваться туризм — в Крепости появился частный музей Первой мировой войны, частная медицинская выставка — эти проекты являются инициативой предпринимателей. Крепость создает новые рабочие места, развивает местный бизнес». 

Людмила Васильева представляет компанию, которая активно участвует в реновации исторических объектов крепости. «Наследие — это не столько «вещь», сколько набор ценностей и смыслов, — убеждена она. — Всё наследие нематериально, им становится то, что люди делают значимым — и сохранить можно только те памятники прошлого, в которых люди видят ценность».

Для Людмилы и её коллег проекты реставрации — это ещё и про обмен профессиональным опытом. «Бережно сохранённая архитектура даёт представление об архитектурном стиле и мыслительном процессе, которых придерживались мастера тех эпох. Изучая их опыт и семантику зданий прошлого, мы учимся искусству использования классических элементов в нынешней практике», — говорит она. 

По мнению Людмилы, лучшее решение для сохранения архитектурного наследия — это ремонт зданий с сохранением или адаптацией их внешнего вида и коммуникаций. 

Например, многоквартирные дома, построенные в 1956-1973 годах, прекрасно поддаются реконструкции, которая требует меньше времени и финансовых затрат, чем проектирование и строительство новых жилых домов. 

В реконструкции Даугавпилсской крепости 19 века определяющим был не функциональный, а культурный фактор, ведь в отстройке оборонительного замка нет необходимости, поясняет Людмила. 

«Работа на таких объектах на самом деле про сбор культурного кода, воспоминаний и ценностей. Поэтому, когда был объявлен конкурс на поиск генерального подрядчика и проектировщика, мы точно знали, что будем участвовать», — рассказывает она. 

В 2016 году компания REM PRO начала проектирование реконструкции трёх сооружений Даугавпилсской крепости — Инженерного арсенала, Порохового склада и 7-го Бастиона. Людмила вспоминает, что к началу работ здания были в критическом состоянии.

«Крыша Арсенала должна была вот-вот обрушиться, дворовые рампы отделились от основного здания. Разрушенное место заселили тысячи летучих мышей, а стены разрисовали уличные художники. Это место — единственная крепость первой половины 19 века в Восточной Европе, которая сохранилась почти без изменений. Ампир во всех фасадах зданий кроме Николаевских ворот и водонапорной башни, возведенных в готическом стиле, должны были остаться своеобразной капсулой времени в Даугавпилсе, поэтому мы приступили к кропотливой работе. От укрепления конструкций металлическими протезами до раскладки брусчатки в оригинальном порядке по архивным фото», — рассказывает она.

Как оборонительная крепость стала центром искусства

Артём Махлин говорит, что произошло это случайно. Идеи были разные, например, развивать Крепость как место дислокации различных государственных и муниципальных учреждений. Но этого не случилось. 

«Единый пазл собрался, когда самоуправление начало общаться с семьей Марка Ротко, тогда развивалась идея создания центра искусств, посвящённого его творчеству, — рассказывает Артём. — Семья Ротко согласилась передать часть оригиналов работ, если город создаст такой центр. В итоге получилось, что нам нужно пространство для оригиналов Марка Ротко и «проблемный» объект — Крепость. Тогда всё сошлось: нужно создать центр в Крепости». 

С идеи создания Арт-центра Марка Ротко, как главного туристического якорного объекта, «магнита» города, всё и началось. Но, как объясняет Артём, решения обязательно трансформировать Даугавпилсскую крепость в пространство для искусства и художников не было и нет до сих пор. «Каждый проект привносит что-то своё. Мы исходили из того, что посетителям нужно давать разное туристическое предложение. Так родилась идея создания Центра индустриального дизайна и техники в здании Инженерного арсенала. Он же совершенно другой, там другая концепция». 

И действительно, в Даугавпилсскую крепость приезжает много туристов, и у каждого из них разные интересы. «Кто-то хочет просто погулять по валам, кто-то — познакомиться с искусством, кому-то это не очень близко, и он может пойти в Инженерный арсенал, кого-то увлечет медицинская тематика, кому-то до сих пор хочется приехать и посмотреть на Крепость как на оборонительное сооружение, покопаться в истории. Мы считаем, что Крепость должна быть разнообразна», — говорит Артём Махлин. 

Последние отреставрированные объекты Крепости. Как это было 

Работы по реставрации Инженерного арсенала, Порохового склада и 7-го бастиона проводились с 2016 по 2022 годы. «Работа была проделана колоссальная», — говорит Людмила Васильева. Мы попросили её коротко описать, что было сделано. 

Инженерный арсенал и Пороховой склад

«Нужна была немедленная замена крыши. Крыши обоих зданий были повреждены, и лучшим решением было отстроить новые на исторической высоте с помощью оцинкованных листов, восстанавливая в оригинальном виде дымоходы, фронтоны и карнизы. До этого этапа — восстановление свода и пересбор кирпичной кладки, чтобы обеспечить долговечность конструкции.

Также нужно было продумать спасение главных и боковых фасадов. Чтобы предотвратить дальнейшее повреждение, мы укрепили стены с помощью металлических конструкций, предназначенных для снятия давления. Стили главных фасадов обоих зданий, в которых они были восстановлены, — ампир с серыми цоколями, штукатуркой в цвете охра и белыми акцентами. Облицовка со стороны дворов восстановлена с использованием аутентичного красного кирпича.

Огромное внимание уделяли сохранению оригиналов. Поднятый пол стал одним из самых эффективных решений для защиты оригинальных текстур. Фальш-пол из натурального пробкового материала скрывает все инженерные коммуникации под собой и позволяет сохранить кирпичную кладку 19-го века, открывая её для просмотра через витрины в полу.

В здании Порохового склада мы оставили «живые» стены, просачивающиеся сквозь штукатурку.

Во внутренней отделке получилось сохранить только часть кирпича, которая будто бы проступает на стены. Точечное освещение внутри обращает на это внимание, словно стены сами являются экспонатами выставки».

7-й Бастион

«Здесь мы применили новые энергоэффективные решения. Интерьер восстановлен в оригинальном виде, но установка больших стеклянных окон стала решением для сохранения тепла и предотвращения появления влаги в помещении. В здании установлены новые инженерные коммуникации и ящики для хранения музейных экспонатов».

Общее для трёх объектов

Каждое здание Крепости получило свои уникальные решения, но есть закономерности, рассказывает Людмила. Некоторые строительные материалы сохранились в хорошем состоянии и их можно было повторно использовать. Так, надёжные деревянные балки использовали для протезирования ворот и подоконников.

«Работа на объекте была временем открытий. Самой значительной находкой стал паровой резервуар — пример промышленного наследия, который стал выставочным экспонатом за стеклом», — рассказывает Людмила. 

Снаружи и внутри Инженерный арсенал Крепости спроектирован с учётом потребностей людей с ограниченными возможностями, хотя в течение долгого времени эта территория вызывала у них затруднения. 

«Центральная рампа отремонтирована: изначально она была отделена от главного здания. Теперь центральный вход спроектирован без ступеней с плавным наклоном и оборудован автоматическими дверями. Шрифт Брайля встроен в перила, а лифт, пандусы и перегородки выполнены в стилистически соответствующих материалах, сохраняя место комфортным для всех посетителей без визуальных противоречий конструкции», — поясняет специалист. 

Что с Даугавпилсской крепостью сегодня

«Крепость, построенная для обороны города, сегодня приняла искусство в свою ДНК, — говорит Артём Махлин. — Каждый павильон стал домом для новой культуры: керамики местного мастера Петериса Мартинсона, картин основоположника абстрактного экспрессионизма Марка Ротко и экспозиции ретро-автомобилей». 

А прямо сейчас, по словам Артёма, Крепость переживает новый этап в её администрировании. «Сейчас в самоуправлении прошли некоторые реформы, создано Управление крепости и музеев Даугавпилса. Теперь коммуникация и администрирование культурных институций будет исходить централизованно: мы предлагаем единое туристическое предложение, ведём единый маркетинг», — объясняет он.

Людмила Васильева рассказывает, что реализованные компанией  REM PRO проекты стали фаворитами нескольких архитектурных премий за последний год.

  • Инженерный арсенал взял Гран-при «Latvijas Būvniecības Gada balva». 2 место в номинации «Реставрация» занял проект «Пороховой склад и 7-й Бастион Даугавпилсской крепости».
  • Проект реставрации Инженерного арсенала, Порохового склада и 7-го Бастиона Даугавпилсской крепости от REM PRO отмечен «золотом» International Awards Associate (IAA) и TITAN Property Awards среди 1,800 заявок из 30 стран.
  • «Восстановление Инженерного арсенала и Порохового склада Даугавпилсской крепости» признано победителем в номинации «Преобразование и трансформация наследия, реставрация и реконструкция» на конкурсе «Приз года в латвийской архитектуре 2022».
  • Ландшафт Даугавпилсской крепости получил бронзу в премии по устойчивой архитектуре «Устойчивое развитие в архитектуре, строительстве и дизайне в странах Балтии 2023».

Если нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Нас можно найти также:
Facebook
YouTube
Instagram
Telegram

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments