Проект «(не)Нормальные люди»:

Диана, которая росла в приюте и не стала хуже нас

Есть мнение, что все дети в детских домах обречены. Стать клиентами соцслужб. Не найти нормальную работу и не получить хорошего образования. Стать алкоголиками, наркоманами, проститутками и далее по списку. Вырасти асоциальными и аморальными людьми.

Латвия уже давно взяла курс на закрытие детдомов-приютов и старается популяризировать профессиональные приёмные семьи. Считается, что воспитываясь в них, дети имеют больше шансов стать полноценными членами нашего общества.

Но «Чайка» в рамках своего проекта «(не)Нормальные люди» пообщалась с выпускницей даугавпилсского детдома-приюта Priedīte Дианой, которая своим примером доказывает, что абсолютно все вышеперечисленные представления о таких, как она, могут быть далеки от правды.

Это непростая история о нетипичных отношениях детей и родителей и о том, как каждый человек, даже ребёнок, сам делает выбор, как прожить эту жизнь. О том, как от личности руководителя порой зависит работа целого учреждения и о том, что семья - это далеко не только родственники по крови.

«Мама есть мама»

Для начала важным будет подчеркнуть, что в латвийских детдомах и приютах очень мало круглых сирот. В основном там живут и воспитываются дети, на которых приостановлены или отобраны родительские права. То есть, родители живы и здоровы, но их права в общении с собственными детьми ограничены.

Диана – одна из таких детей. Отвечая на вопрос, как она попала в Priedīte, девушка вспоминает: «Моя мама выпивала и избивала меня. Примерно в 2007 году меня со старшим и младшим братьями забрали в приют. Но маму не лишали родительских прав». Дети могли посещать мамин дом, оставались у неё на выходных. Всё шло к тому, что их окончательно вернут домой. Диана говорит, что оставались буквально какие-то формальности, и маме нужно было написать очередное заявление на продление посещений детьми родительского дома. Однако, этого не случилось.

«В тот день братьев не было дома. Я оставалась с младшей сестрой Дашей. Мама сказала, что пойдёт писать заявление, но пошла на точку. Вернулась пьяная, избила меня и выгнала из дома в одной юбочке и баечке. Я пошла пешком из Общества слепых в Первомайку к папиной сестре (папой Диана называет отчима, отца двух своих младших сестёр). На следующий день нас с братьями забрали в приют, а маму лишили родительских прав на нас троих».

Так, с девяти лет, Диана стала постоянно жить в приюте. Выпустилась она оттуда в прошлом году, сразу после школьного выпускного. Ей было 19 лет. Все эти годы она общалась со своей мамой, которая так жестоко с ней поступила.

«Мама звонила потом, извинялась. Говорила, что бежала за мной в тот день, кричала. Но этого не было, я точно помню, – говорит Диана. – Да и потом, с годами, хоть и выпивала она меньше, и уже не била меня, мы с ней просто могли сильно поссориться, и она указывала мне: “Диана, уходи!” И я уходила в приют».

Дело в том, что воспитанники приюта с определённого возраста имеют право писать заявления и отлучаться из учреждения по своим делам. И наша собеседница этим правом пользовалась. Практически каждые выходные она проводила дома у мамы. Часто приходила к ней после школы. А иногда и школу прогуливала, отсыпаясь у мамы дома. Несмотря на регулярные ссоры, разногласия и вот это «Диана, уходи!»...

Она уходила, а потом снова возвращалась. Признаётся: «Не могу это объяснить. Просто мама есть мама. Тянуло и всё».

Сама установила для себя границы

При этом она, конечно, полностью познала все «прелести» жизни в приюте. Все рассказы девушки об этом делятся на два этапа: до того, как Priedīte возглавила Людмила Смыкова (Диана и другие воспитанники чаще называют ее тётей Люсей), и после.

Раньше, когда Диана только начала там жить, приют, по её впечатлениям, был учреждением закрытого типа. Из развлечений – дискотеки в самом приюте для его же воспитанников. Поэтому, как она считает, многие просто от скуки и незнания другой жизни устанавливали в приюте негласные правила и, так сказать, неуставные отношения. Старшие девочки могли поставить Диану в угол или заставить по несколько раз перемывать группу. Бывало, что и «тёмную» устраивали: ночью, плотно укрыв одеялом, мутузили и колотили.

Мальчишки в период полового созревания активно «ухаживали» за девушками. Диана не скрывает, что половые контакты между воспитанниками были распространены. Но она видела, как некоторые девочки выпускаются из приюта беременными, очень не хотела такой судьбы для себя, поэтому на навязчивых ухажёров не реагировала. Да, дразнили за это свои же. Но она оставалась при своём.

С момента, как приют возглавила тётя Люся, по словам Дианы, многое изменилось. Воспитанники Priedīte стали чаще бывать за стенами учреждения: походы в кафе и на мероприятия, даже поездки за границу. Конечно, это не искоренило тягу некоторых не соблюдать режим и дисциплину. «Я сама могла и уроки прогулять, и вообще натворить делов. Но в приют возвращалась вовремя, на учёте в полиции не стояла. Я видела на примере старших ребят, к чему приводят эти проблемы. И решила, что мне они не нужны, отмечает Диана. – И не нужно далеко ходить. Мой собственный младший брат – далеко не подарок в этом плане. Мы с ним по проекту летали в Америку погостить в одну семью, так он там так себя вёл, что я отказалась впредь куда-либо с ним ездить…».

На вопрос, от чего зависит, нарушает ли детдомовец порядок или уважает его, Диана почти не раздумывая отвечает: «От самого человека». Она и сама была типичным подростком, но как-то внутренне установила себе границы, которые не переступала, стремясь не осложнять себе самой будущее. Хотя возможности «скатиться» были, конечно.

Она подчёркивает, что тётя Люся и её команда всегда готовы одинаково помочь всем своим подопечным, но кто-то эту помощь не принимает. Или делает это не сразу. «С моим младшим братом директриса долго воевала, но всё бесполезно. В день совершеннолетия он вышел из приюта и уехал к старшему брату в Шотландию. А вот недавно попросил у меня номер тёти Люси, и они отговорили по телефону целый час!» – рассказывает Диана. Так и одна её подруга из приюта, которая, по словам Дианы, «там была той ещё оторвой», собирается скоро приехать домой из-за границы и первым делом хочет навестить Priedīte и тётю Люсю.

Попрощалась с мамой год назад

Живя в приюте, Диана научилась и ходить в магазин, и готовить, и убираться. Так что она не согласна с убеждением, что выпускники детдомов не приспособлены к самостоятельной жизни. «Хотя, наверное, если бы я выпускалась лет 8-9 назад, было бы сложнее, – рассуждает она. – И ещё я бы не превозносила приёмные семьи. У нас были ребята, которые из таких семей возвращались обратно в приют. И есть большая разница: жить в такой семье в селе или в городе. Большинство приёмных семей именно в деревнях. В этом плане для ребёнка интереснее и познавательнее оставаться в приюте, но жить в городе. Так лучше подготовишься к самостоятельной жизни в обществе».

Когда Диане исполнилось 18, она могла выйти из приюта. Самоуправление готово было предоставить ей жилплощадь, государство и дума оказывали небольшую финансовую помощь на старт самостоятельной жизни, на ремонт выделенной квартиры. Но Диана ещё училась в средней школе и попросила пожить в приюте до выпускного: переживала, что взрослые заботы отвлекут от учёбы и она не получит аттестат. В итоге она вышла из приюта летом 2019 года после школьного выпускного.

К этому важному празднику она готовилась вместе с мамой. Они ходили и долго выбирали красивое платье. Диана вспоминает, как обе хохотали, когда мама изо всех сил затягивала на ней корсет. Как на самом празднике мама в очередной раз просила у нее за всё прощения. Сегодня об этом дне напоминает большая красивая фотография Дианы с мамой, стоящая в рамке. А мамы больше нет.

Она умерла 28 сентября 2019 года от рака. О том, что у мамы онкология, Диана узнала уже после её смерти. «Было давно заметно, что ей нездоровится, но она всё отмахивалась, когда я просила её показаться врачу…» – рассказывает девушка.

На похоронах, когда Диана попрощалась с мамой и стала отходить от гроба, у себя за спиной она увидела тётю Люсю. Хотя даже не говорила той, когда будут похороны – Людмила Смыкова была в отпуске, когда всё это случилось. «Она обняла меня, и мне стало легче. И я поняла, что она всегда мне поможет», – признаётся Диана.

В последние годы её мама пила меньше, но сильно ссориться они не прекращали. В последний раз перебранка случилась буквально за неделю до смерти. И, несмотря на все любезности, которыми они обменялись, мама в конце спросила Диану: «Если я умру, скажи, ты будешь рядом, не бросишь сестёр?» Диана пообещала так и сделать.

Поэтому вскоре после похорон она переехала в квартиру к двум младшим сёстрам и отчиму. Помогает вести хозяйство и воспитывать девочек. Теперь, год спустя, собирается вернуться в свою квартиру, чтобы отчим мог устроить свою личную жизнь.

«Люди думают, что на нас клеймо…»

Диана учится в Медицинском колледже на социального работника. Эту профессию ей помогли выбрать в приюте, так как получаемые знания она здесь же и применяет – теперь работает в Priedīte. Каково ей сейчас приходить в приют как на работу, а не домой? Говорит, нормально, не грустно.

«Меня окружают люди, которые знают меня от и до. Особенно хочу отметить директора Людмилу, а также Инну Микуличу и Зою Долженкову. Я знаю, что они могут помочь и подсказать мне, как лучше: и в жизни, и в работе. Знаю, что всегда могу выговориться, что не останусь одна. Работа и интересная, и непростая. Я работаю с детьми с особенностями, со сложными диагнозами. Переживаю, что не могу помочь им в полной мере, что они никогда не станут такими как все», – рассказывает о своих буднях Диана.

Ещё когда Диана жила в приюте, за ней ухаживал один мальчик. Когда она сказала ему, что она из приюта, он сразу перестал с ней общаться. Диана размышляет: «Некоторые думают, что на нас какое-то клеймо, что мы в чём-то виноваты. Но это ведь не так. Мой принцип: если я кому-то не нравлюсь, то это их проблемы. Поэтому я не переживала сильно за тот случай. А вот некоторые мои подруги всячески скрывали, что они из приюта…»

Сама Диана ещё недавно, как сама говорит, не решилась бы на такой откровенный рассказ о маме, о своем взрослении. Но ей очень помогли стать более открытой и коммуникабельной занятия в кружке Людмилы Смыковой в центре Jaunība, а также близкое общение с одной американской семьей. Диана однажды приехала к ним в гости в рамках проекта, но так сдружилась, что теперь периодически навещает их просто так, по их приглашению. В последний раз она гостила в Северной Каролине со своей сестрой Дашей. У той проблемы со зрением, и в Америке её обследовали, принимающая сторона купила для девочки дорогие очки. Даша очень сблизилась с этими людьми. Когда умерла её мама, они были одними из первых, с кем она поделилась этой вестью.

В жизни Дианы все эти люди и события сложились в сложный узор, сильно расширив понятие «семья» и «близкий человек», сделав её такой, какая она сегодня. Когда родная мама отворачивалась от неё, рядом оказывались другие, желающие ей добра, люди. Так и выплыла, выдержала, выросла. Простила ли она свою маму за это? Диана говорит: «Сама не знаю. Вроде бы и простила, хотя где-то внутри, наверное, всё-таки ещё осталась обида…»

Как бы то ни было, сегодня она – молодая девушка, получающая образование, работающая, несущая ответственность за свою жизнь и помогающая своей семье. Не хуже и не лучше многих своих сверстниц. Она ни о чем не жалеет и не пускается в рассуждения «А если бы…». Это её уникальная история, которая сложилась так, как сложилась. И она поделилась ею с нами, чтобы мы знали: «не как у всех» не равно «плохо».

Следите за проектом «Чайки» «(не)Нормальные люди»! Читайте про счастливую многодетную семью Туканов, про спортсмена Юрия Семёнова, который ни за что не сдастся тяжёлой болезни, про прекрасно ненормальных Галлеров, которые строят своё поместье на месте заброшенного латгальского хутора и про супругов Медведевых, которые занялись спортом после 50 лет. А в следующем выпуске мы расскажем про семейную пару, которую спустя много лет совместной жизни не заел быт и не развели обстоятельства. Они влюблены друг в друга со школьной скамьи и по сей день, и поделились с «Чайкой» секретами своих отношений.

Текст: Ольга Петкевич
Фото и видео: Ирина Маскаленко

Понравилась история?
Поделись!

Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial